• 28 Июня 2017
  • 10754
  • Дарья Пащенко

«Больше слушать и меньше говорить»

В Российской империи нелегальной разведки не было, однако советская власть быстро исправила это досадное упущение: в июне 1922 года по предложению Феликса Дзержинского Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о ее создании.

Сегодня нелегальная разведка СВР отмечает 95-летний юбилей. Известно, что особо отличившиеся сотрудники получают государственные награды, однако их имена держатся в тайне. Таков уж девиз нелегальной разведки: «Без права на славу, во славу державы».

О разведчиках, судьбы которых все же стали известны общественности, – в нашем материале. 

Рудольф Абель

Вильям Генрихович Фишер — таково настоящее имя разведчика — был назван столь поэтично в честь Шекспира. Однако его карьера оказалась отнюдь не литературной. В второй половине 1920-х годов сын британских политэмигрантов начал работать в иностранном отделе ОГПУ. В 1938-м Фишер был уволен из структуры, так как Лаврентий Берия счел его неблагонадежным: Вильям контактировал с разведчиком Александром Орловым, бежавшим на Запад.

фото 1.jpg
Рудольф Абель: «Люди моей профессии привыкли больше слушать и меньше говорить»

В 1941 году Фишера восстановили, а после окончания войны направили в Соединенные Штаты, где разведчику-нелегалу необходимо было получать информацию о функционировании атомных объектов. Фишер успешно работал в США практически на протяжении десятилетия, однако в 1957 году был предан радистом и раскрыт. Судебный процесс оказался поистине громким. 32 года заключения — таков был приговор. Впрочем, разведчик отбыл в американской тюрьме лишь малую часть срока: в 1962 году его обменяли на летчика Фрэнсиса Пауэрса, осужденного в СССР за шпионаж.

Николай Кузнецов

Биография Николая Ивановича Кузнецова никак не располагала к тому, что он станет знаменитым разведчиком и Героем Советского Союза: «белогвардейско-кулацкое» происхождение, исключение из комсомола, увольнение с завода за прогулы, судимость. Тем не менее Кузнецова все же приняли в центральный аппарат, и это решение оказалось стратегически верным.

фото 2.jpg
Николай Кузнецов

В годы войны Кузнецов под именем немецкого офицера Пауля Зиберта работал непосредственно среди врагов. Данные, полученные от офицеров вермахта, он передавал в партизанский отряд. Главной задачей, которая стояла перед Кузнецовым, была ликвидация Эриха Коха. Лже-Зиберт предпринял несколько попыток устранить его, однако ни одна из них не увенчалась успехом. Впрочем, покушения все же не были бесполезными: считается, что Кузнецов лично ликвидировал одиннадцать генералов и важных чиновников Третьего рейха.

Разведчик погиб 9 марта 1944 года. Существует несколько трактовок этого трагического события: по одной из версий, Кузнецов погиб во время перестрелки с украинскими националистами. Но есть и другая точка зрения: возможно, Кузнецов решил не сдаваться в плен и сам целенаправленно подорвался на гранате.

Африка де лас Эрас Гавилан

Испанка начала сотрудничать с советской внешней разведкой в 1937 году. Она выполняла поручения не только в пределах родной страны, но и за границей. Спустя год Африка была переведена непосредственно в Советский Союз. Во время войны она работала в тылу врага, а вскоре после окончания боевых действий оказалась в Латинской Америке, где ей суждено было прожить около двадцати лет.

фото 3.jpg
Африка де лас Эрас Гавилан

В 1956 году туда же направили советского разведчика Джованни Антонио Бертони, который по указанию Центра должен был стать мужем Африки. Несмотря на то, что этот брак был, строго говоря, фиктивным, в итоге союз разведчиков-нелегалов оказался счастливым, а отношения — искренними и доверительными.

В Москву Африка вернулась в 1967 году. Вернулась одна: ее супруг скончался в Латинской Америке тремя годами ранее. Жена пережила его более чем на 20 лет. Африка де лас Эрас Гавилан умерла в 1988 году в Москве.

Алексей Козлов

Еще один яркий представитель советской нелегальной разведки — Алексей Михайлович Козлов. Пожалуй, наиболее страшный период его жизни был связан с работой в ЮАР. Он был направлен туда в 1979 году, собрал необходимую информацию о секретных атомных испытаниях, однако покинуть государство не успел: был арестован контрразведчиками и обвинен в терроризме.

фото 4.jpg
Алексей Козлов

В течение двух лет Кузнецова содержали в одиночной камере в Претории. Разведчик-нелегал подвергался не только нескончаемым допросам, но и пыткам, однако его никому так и удалось разговорить. Более того, полгода Кузнецов провел в камере смертников, где надзиратели даже инсценировали «приглашение на казнь». В 1982 году советскому правительству удалось добиться обмена Кузнецова на десятерых разведчиков ФРГ, которых арестовали на территории СССР и ГДР, а также на одного военного из ЮАР. Известно, что на момент ареста масса тела Кузнецова составляла 90 кг. После выхода из тюрьмы он весил лишь 58 кг.