• 21 Мая 2017
  • 7971
  • Елена Бухтеева

Детки в клетке

«К урокам дети относятся очень хорошо, и многие из них проявляют прекрасные способности. К физическому труду некоторые из вновь поступающих чувствуют иной раз отвращение, но потом общая работа втягивает и их», - рассказывал очерк в журнале «Нива» в 1871 году. И это не быт самого обыкновенного училища, как может показаться на первый взгляд.  Это сводки о жизни малолетних преступников в питерской колонии. Их судьба зависела от благотворителей: содержание юных нарушителей в подавляющем большинстве случаев было частной инициативой. Воспитанников привлекали к творческим занятиям и работе в мастерских, выплачивали им скромную зарплату,а хорошее поведение поощрялось подарками. 

Как изменился подход к решению проблемы детской преступности после 1917-го? 

Читать

В начале XIX столетия дети содержались в тюрьмах со взрослыми преступниками. Лишь в 1866-м Александр II утвердил закон «Об учреждении приютов и колоний для нравственного исправления несовершеннолетних преступников». А двумя годами ранее, 21 мая 1864 года, в Москве было основано первое исправительно-учебное заведение — Рукавишниковский приют. Его открыл состоятельный купец Николай Васильевич Рукавишников. Он взялся за дело с потрясающей энергией и все свое время посвящал заботе о воспитанниках. В приюте находились около 30 детей. Поначалу Рукавишников не допускал сюда подростков после 14 лет — он полагал, что в этом возрасте формирование характера завершилось, и перевоспитание практически невозможно. Помимо уроков и занятий в мастерских дети посещали религиозные лекции. Главный вдохновитель учреждения Николай Васильевич скончался в возрасте 30 лет — он сильно простудился во время прогулки с воспитанниками.


Рукавишниковский приют в 1913 году

Благодаря неиссякаемой энергии директора слава об образцовом приюте распространилась по всей России. Подобные учреждения открылись в крупных городах, однако в 1876-м их все же еще насчитывалось менее десяти. В земледельческую колонию в Петербурге направлялись дети от 10 до 17 лет. В конце XIX века здесь проживали более 100 воспитанников. Чтобы улучшить психологическое состояние детей, их делили на «семьи». К каждой семье прикреплялся воспитатель, который имел богатый опыт работы с трудными подростками. Режим был достаточно строгим: подъем в 6 утра, молитва, завтрак, работы с 9:30 до 12:00. Далее предусматривался перерыв на обед и 2 часа свободного времени. Вечером дети учились. В течение дня воспитанники обязательно занимались гимнастикой, в некоторые дни — пением. Все домашние работы они осуществляли самостоятельно. Жили «семьями» в небольших деревянных домиках. Результаты работы учреждения были впечатляющими — только 25% подростков совершали повторное преступление.


В земледельческой колонии, конечно, существовала «дедовщина». Об этом писал в одном из своих очерков Федор Достоевский. «Всякий провинившийся из них поступает на суд всей «семьи», к которой принадлежит, и мальчики или оправдывают его, или присуждают к наказанию. Единственное наказание — отлучение от игр. Не подчиняющихся суду товарищей наказывают уже совершенным отлучением от всей колонии. На то есть у них Петропавловка — так прозвана мальчиками особая, более удаленная изба, в которой имеются каморки для временно удаленных. Впрочем, заключение в Петропавловку зависит, кажется, единственно от директора. Мы ходили в эту Петропавловку; там было тогда всего двое заключенных, и замечу, что заключают осторожно и осмотрительно, за что-нибудь слишком уж важное и закоренелое. Эти двое заключенных помещались каждый в особой маленькой комнатке и взаперти, но нам их лично не показали», — делился своими впечатлениями писатель.


Рукавишниковский приют

В 1897-м был принят закон «Об изменении форм и обрядов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолетних». Его разработчики рекомендовали в ходе судебного процесса обращать особое внимание на условия, в которых жил ребенок. Главным для следователя становился вопрос: в какой степени среда подтолкнула ребенка к преступлению? Уголовное уложение 1903 года устанавливало возраст наступления уголовной ответственности — 10 лет. Так как в стране еще не функционировала полноценная сеть исправительных заведений, ребенка могли отправить на перевоспитание в монастырь. Однако значительную часть детей все направляли в тюрьмы вместе со взрослыми — мест в приютах на всех не хватало. В 1911 году в тюрьмах содержались почти 15 тысяч несовершеннолетних.


С 1910-го по 1917-й в России функционировал первый детский суд. «Детский суд имеет дело с детьми в том возрасте, когда характер еще складывается. Надо помочь образованию характера ребенка, а не увеличивать зло стараниями его переделать… Мы смотрим на ребенка с точки зрения врача. Мы говорим: этот ребёнок болен не телом, но характером», — писал известный юрист Анатолий Федорович Кони.

В 1918-м году подростков отпустили из тюрем, суды для несовершеннолетних упразднили. Это привело к всплеску детской преступности. В 1919-м принят законодательный акт, в соответствии с которым подростки от 14 до 18 лет несли уголовную ответственность наравне со взрослыми. В колониях для «социально опасных» детей быт не отличался от учреждений для взрослых преступников, они находились в полной изоляции от внешнего мира. Из-за огромного числа побегов колонии обслуживал НКВД.

В 30-х годах правосудие в отношении детей меняет свой вектор — на смену воспитательным мерам приходят карательные. В соответствии с постановлением ЦИК от 7 апреля 1935 года, уголовная ответственность наступала с 12 лет. «Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания», — гласило постановление. Оно действовало до конца 1950-х годов, после чего возраст уголовной ответственности был повышен до 16 лет.

распечатать Обсудить статью