Турецкий ренессанс

Во второй половине 17-го века Османская Порта переживала эпоху бурного расцвета. После периода упадка власть в стране фактически осуществляли великие визири из рода Кёпрюлю, а султан лишь занимался охотой и развлечениями. В 1670-е годы Турция достигла невероятного могущества: власть султанов простиралась от Гибралтара на западе до Ирана и Индии на востоке, от Эфиопии и Йемена на юге до Днепра на севере. Под властью султана была огромная держава, в которой жили 30 млн человек самых разных народностей и вероисповеданий, хотя главенствующей религией, разумеется, был ислам.

[Сборник: Османская империя]

На фоне блеска Стамбула и султанского двора уже начали проявляться признаки будущего упадка, которые превратят Турцию в 19-м веке в «больного человека Европы»: дефицит казны, проблемы в сельском хозяйстве и у ремесленников, ослабление армии, всё менее отвечавшей реалиям времени, массовая коррупция. Тем не менее в это время Порта ещё была могущественным государством, представляющим серьёзную угрозу даже для самых сильных соседей — Священной Римской империи и Речи Посполитой.

Нарастающие внутренние проблемы власти Порты решили исправить большой войной. Повод долго искать не пришлось: весь 17-й век шёл спор за Венгрию — обширную территорию к северу от Балкан, служившую пограничьем между Габсбургами и Турцией. К началу 1680-х Венгрия была разделена между двумя державами, а формально независимые территории всё больше тяготели к туркам. Неспокойно было и в австрийской Венгрии — поборы наместников, давление со стороны немецкого меньшинства, борьба с протестантизмом, распространённым в этих землях — всё это настраивало венгерскую верхушку против императора и вынуждало искать поддержки у Турции. Эта мера была весьма непопулярной в самой Венгрии, но другого выхода местная знать не видела.

Сам великий визирь не торопился начинать войну — перемирие с Австрией заканчивалось только в 1685 году, так что, казалось, ещё было время как следует подготовиться. Однако дело решили венгерские деньги, подкупившие турецких вельмож. Последние сумели склонить визиря к немедленному развязыванию войны. В начале 1683 года официальный Стамбул потребовал от императора сдать ряд приграничных крепостей, имевших стратегическое значение, — австрийцы закономерно отказались. В ответ Турция объявила империи войну.

Великая турецкая война

Во все концы Османской империи местным бельрейбеям были разосланы султанские грамоты с требованием явиться на общий сбор под Адрианополем вместе со своими отрядами. 1 апреля огромная турецкая армия с большой помпой выступила к австрийской границе. Войска терпели большие лишения в пути, связанные с логистическими и организационными ошибками при планировании марша столь серьёзной армии. Всего вместе с контингентами из Крыма, Трансильвании и самой Венгрии турки собрали около 200 тыс. человек — никогда ранее Европа не видела таких полчищ. Во главе армии встал великий визирь Кара Мустафа.

Рис.2.jpg
Великий визирь Мерзифонлу Кара Мустафа-паша. (wikipedia.org)

Ещё до подхода турецкой армии в приграничье начались бои между венгерскими повстанцами и австрийцами. На театр военных действий турки подошла только спустя три месяца после выдвижения — 30 июня передовые силы пересекли границу Австрии. Первоначальной целью похода было занятие ряда крепостей и городов в австрийской Венгрии, таких как Яварин и Комаром, а решение вторгнуться вглубь Австрии и осадить столицу пришло Кара Мустафе не сразу. Не все военачальники согласились с новым планом: дело было рисковым, несмотря на превосходство турок в силах, у них не хватало осадной артиллерии и боеприпасов для неё.

Рис.3.jpg
Сипахи — основная сила турецкой кавалерии. (wikipedia.org)

Сам Кара Мустафа был уверен, что Австрия осталась в одиночестве против Турции, однако ещё зимой 1682−1683 года между императором Леопольдом I и польским королём Яном Собеским было заключено соглашение о взаимной поддержке в случае, если турки решатся осадить Краков или Вену. С началом войны в Польше сразу же начали формироваться кавалерийские полки наёмников для помощи Австрии, а король подтвердил свои обещания.

Начало кампании

В бою на р. Рабе (4 июля) турки разбили небольшой австрийский отряд под командованием Карла Лотарингского (12 тысяч) и тут же двинулись на Вену, оставив корпус для осады Яварина (20 тысяч). 11 июля был взят Хайнбург, расположенный всего в 40 км к востоку от Вены, а 14 числа основные силы турок уже находились у Вены. Император вместе с двором бежал в Линц, в Вене остались простые горожане и гарнизон (около 16 тысяч), Карл Лотарингский расположился лагерем к северу, чтобы оказать помощь городу в нужный момент. Но даже с его войсками силы были неравны. Оставалось надеяться на скорое появление Яна Собеского. Вот как описывает положение Австрии поэт того времени:

Смотрите, как дымом австрийские тлеют
Дворцы и замки, посёлки, города и сёла,
Как виноградники, поля яловеют.
Кровавые слёзы изгнанников, скитальцев
Пронзают небо! Боже!
Польский орёл здесь нужен!

Польская сила

С начала мая в Польше шла мобилизация: по австро-польскому договору Речь Посполитая была обязана выставить 40 тыс. войск, значительную часть из которых составляла превосходная польская кавалерия. Стараниями Яна Собеского мобилизация была проведена удивительно быстро и точно. Всего польско-литовская армия насчитывала почти 50 тыс. человек, возглавляемых опытным и талантливым военачальником. Значительная часть солдат уже имела опыт боёв с турками, что выгодно отличало их от австрийских новобранцев. Конечно, такая серьёзная сила, будучи неучтённой великим визирем, могла помешать воплощению его планов.

Рис.4.jpg
Король польский и великий князь литовский Ян Собеский. (wikipedia.org)

Но пока Ян Собеский собирал силы и выступал на помощь австрийской столице, дела в Вене шли не лучшим образом — город был хорошо укреплён, но его фортификации нельзя было назвать передовыми. Обширные предместья упрощали работу осаждающим, которые, скрываясь в них, могли вести подкопы. Обе стороны вели осадную войну по последнему слову военного искусства — в соответствии с системой французского военного инженера Вобана, что подчёркивает знание и австрийцами, и турками передовых идей военного дела. Однако и тем, и другим не хватало современной исправной артиллерии, что осложняло дело для обеих сторон.

Первые победы

29 июля большой турецкий отряд Хесейн-паши был разбит при попытке взять Пресбург (совр. Братислава). Эта победа не только ободрила австрийцев, но и обеспечила безопасность западных земель Габсбургов. В это время основные силы польских войск начали стягиваться к Креме — городу, расположенному в 60 км к западу от Вены. Турки попытались помешать соединению войск союзников, но 24 августа были повторно разбиты при Бизамберге.

В это же время ухудшилось положение Вены — турки постоянно минировали стены и бросались на штурм. Несмотря на героическое сопротивление защитников (которых осталось около 5000), туркам удалось взять один из равелинов и частично закрепиться на двух бастионах. В городе свирепствовал голод, однако страдали и осаждающие — огромной турецкой армии не под силу было прокормиться в местности, которую сами турки и выжгли. Но великий визирь был непреклонен.

Рис.5.jpg
Осада Вены турками. (wikipedia.org)

3 сентября под Тульном, всего в 25 км от Вены, состоялся военный совет объединённой польско-австрийской армии. Здесь было решено всеми силами переправиться через Дунай, пройти Венский лес и атаковать турок с запада, разбить их в решающем сражении и таким образом снять осаду Вены. Правое крыло занял сам Ян Собеский с польскими войсками, слева расположились австрийские войска, центр занимали контингенты из Германии, прибывшие на выручку Вены.

6−8 сентября союзная армия переправилась через Дунай. Всего Ян Собеский имел около 70 тыс. человек (40 тыс. пехоты и 30 тыс. кавалерии) и 140 орудий. Успеху переправы способствовали разногласия между великим визирем и татарским ханом — последний должен был следить за переправой у Тульна, но из неприязни к визирю вовсе увёл свою орду от Дуная. Кара Мустафа знал о подходе неприятеля, но не предпринял каких-либо значительных шагов. Он полагал, что взятие Вены — дело ближайшего времени, а для отражения атаки союзников он решил бросить в бой отряды кавалерии, оставив пехоту янычар в окопах. Получалось, что лучшие силы турецкой армии вынуждены были бездействовать, в то время как против поляков и имперцев сражалась лёгкая кавалерия, иррегулярные отряды и только часть янычар.

Ночь с 11 на 12 сентября союзная армия провела уже в Венском лесу, всего в нескольких километрах от Вены. Ян Собеский послал курьеров в город, чтобы поднять боевой дух осаждённых. В ответ в Вене запустили несколько ракет и дали знать союзной армии, что они знают о подходе подкреплений и держатся. Это ободрило солдат-христиан и поколебало уверенность турок в победе. Многие солдаты собирали трофеи и пожитки и бежали из лагеря, в котором царила анархия.

Турки были истощены длительной осадой, болезнями, а сама армия сильно поредела с начала осады: многие погибли, часть была рассеяна по Австрии и Венгрии в гарнизонах и летучих отрядах, немало дезертировало. Всего турецкая армия насчитывала около 80 тыс. человек, значительная часть из которых осталась в окопах и лагере, так что на поле боя Кара Мустафа вывел не более 60 тысяч.

Поле боя делилось как бы на две части: горно-холмистая местность со множеством препятствий ближе к турецкому лагерю сменялась открытой равниной.

Утро судного дня

Бой начался рано утром 12 сентября 1683 года. Передовые отряды драгун, продвигаясь вдоль Дуная, наткнулись на отряды янычар. Завязался упорный бой. Затем, как только поднялось солнце, Ян Собеский приказал центральной батарее, устроенной заранее, открыть огонь по позициям янычар, которые попытались атаковать батарею, но были отброшены. Тут же атаковал левый фланг союзников под командованием Карла Лотарингского, который, однако, остановился у селения Нусдорф, где закрепились янычары, мощно контратаковавшие противника. Поражение турок в центре ускорило продвижение австрийцев слева — Нусдорф был взят, а турки отброшены к Дёблингу. Такое резкое продвижение австрийцев, лишь отвлекавших от главного удара, который должны были нанести поляки на другом фланге, создало опасное положение, при котором турки могли решительно атаковать вырвавшихся вперёд австрийцев, в то время как поляки ещё не вступили в бой.

Наконец на поле боя появились польские войска. Они двинулись с горы Росскопф на неприятеля: впереди шла пехота, которая пробивалась через перелески и виноградники, занятые турками. Татары попытались было атаковать фланг польских позиций, но увидев поляков готовых к бою, вовсе покинули поле сражения. К 15 часам польские войска заняли все высоты перед венской равниной. После этого король с подкреплением польской кавалерии помог отразить турецкую контратаку в центре, а австрийцы, более не сдерживаемые Собеским, быстро взяли Дёблинг и Веринг.

Таким образом, все части союзной армии прошли с боями пересечённую местность и вышли к равнине у турецкого лагеря. Первоначально Собеский планировал дать войскам отдых и атаковать только на следующий день, но, видя как удачно складываются дела, он решил перенести атаку на 17 часов этого же дня.

За это время союзники успели перегруппироваться — теперь главную роль должна была сыграть ударная польская кавалерия, которая так удачно боролась с турками в прошлых войнах. Перегруппировались и турки, Кара Мустафа собрал силы для отражения последней атаки: из окопов под Веной войска были отозваны для обороны лагеря, большая часть войск сосредоточилась против польских сил, так как Кара Мустафа понимал, что главный удар будет нанесен именно здесь.

Рис.7.jpg
Крылатые гусары — ударная польская кавалерия. (wikipedia.org)

В 17 часов Ян Собеский отдал приказ о начале атаки. Блистательная польская конница получила шанс расквитаться с турками за прошлые поражения. Почти 20 тыс. кавалеристов на полном скаку бросились с холмов на турецкие позиции. Это было величественное и впечатляющее зрелище. Фланги турецкой армии были тотчас смяты, а удар выдержала только гвардия великого визиря в центре. Они смогли выиграть время для своего полководца, пока тот отступал в лагерь, пытаясь организовать оборону, но было поздно. Сам Кара Мустафа бежал, а многие военачальники Порты были убиты на поле боя или в лагере. Казалось, что Турция ещё не знала такого поражения!

После боя

Несмотря на отвагу турецких воинов, оставшихся защищать лагерь, к полуночи всё было кончено: не успевшие убежать были убиты, а союзникам достались богатые трофеи и вся артиллерия противника. Вена ликовала. Потери турок оцениваются в 15 тыс. убитых, множество раненых и дезертировавших. Огромная турецкая армия, по сути, перестала существовать. Союзники потеряли около 3500 человек.

Рис.8.jpg
Польские солдаты с трофеями возвращаются домой. (wikipedia.org)

Даже в далёком Иране отреагировали на венскую победу Собеского, где его нарекли Эль-Гази — Победителем. Но как это часто бывает, сразу после победы в стане союзников начались распри и взаимные обвинения. Собеский планировал вскоре начать наступление в Дунайские княжества, что позволило бы ему расширить границы Речи Посполитой, а Леопольд хотел продвинуться вглубь Венгрии и сделать её имперской провинцией, что никак не входило в планы Собеского.

Война, начавшаяся с осады столицы империи и впечатляющей победы союзников, продлится ещё долгих 15 лет и только в конце века в 1699 году завершится Карловицким миром по которому австрийская власть утвердится в Венгрии и Трансильвании, навечно потерянной турками. Польша по этому миру вернёт себе украинские земли, но не сможет утвердиться в Молдавии.

Именно победа под Веной в 1683 году стала поворотной точкой в истории Восточной Европы. Она заложила фундамент Австрийской империи, которая стала участницей первого и третьего раздела Речи Посполитой. Николай I писал об этом: «Самым глупым из польских королей был Ян Собеский, а самым глупым из русских императоров — я. Собеский — потому, что спас Австрию в 1683-м, а я — потому, что спас её в 1848-м».


Сборник: Дмитрий Донской

В его правление была значительно расширена территория Московского княжества. За победу в Куликовской битве он был прозван Донским.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы