• 1 Апреля 2017
  • 21082
  • Мария Молчанова

«Кин-дза-дза»

Один из самых неординарных фильмов Георгия Данелии почти сразу стал культовым в СССР, а некоторые фразы прочно вошли в бытовой лексикон.
Читать

Очевидно, что идея фильма несет в себе несколько не сильно завуалированных подтекстов, искусно спрятанных режиссером за комедийной ширмой. С одной стороны, это своего рода предостережение будущим поколениям о возможной глобальной катастрофе, с которой человечеству предстоит столкнуться, если вовремя не поменять отношение к ресурсам Земли. А с другой стороны, это пародия на существовавший тогда, но медленно разлагающийся советский строй: «У вас на земле — тоже расизм, только власть захватили пацаки» (имеются в виду пролетарии) или «Это последний выдох господина ПЖ! Врёшь! Не мог человек столько перед смертью надышать!» (тут и мавзолей, и пятилетка пышных похорон и культ личности).

Несмотря на смелый сюжет (даже для середины 80-х, когда перемены в стране только начинались), сложно представить, как цензура пропустила фильм Данелии в широкий прокат. Можно, конечно, предположить, что в картине показаны уродливые формы капитализма. Возможно, режиссер пытался показать, к чему приведет процветание потребительского отношения к ресурсам и друг к другу. Все это появится в нашей истории примерно в тех же формах, что и в фильме, только вместо чатлан в разноцветных штанах будут рассекать на гелентвагенах «новые русские» в малиновых пиджаках, руководствуемые все той же жаждой быстрой наживы за счет «не нужных» людей.

Некоторые критики называют фильм антиутопией и будут по-своему правы, но точнее выражает суть и структуру сюжета жанр пост-апокалипсис. Чем каракумские пески, используемые как основные декорации выжженной планеты Плюк, не похожи на бескрайние пустыни Австралии, как, например, в «Безумном Максе». Но если в «Безумном Максе» люди вынуждены бороться за выживание, оказавшись в новых экстремальных условиях, где бензин оказывается основной валютой, то в «Кин-дза-дзе» люди с разной степенью эмоциональности изъясняются с помощью всего двух слов, а любые конфликты регламентируются четкими правилами, которые всех устраивают. Этот феномен можно сравнить разве что с индуистскими кастами, где у каждого человека есть свой определенный социальный статус, за рамки которого мало кому удается выйти.

 На съёмках.jpeg
На съёмках. (pinterest.com)

С названием фильма связана одна забавная история: «У нас поначалу в пепелаце висел гамак. В нём раскачивался Леонов. К нему подсел Любшин, поинтересовался: «Что у тебя в портфеле?» Леонов за ним, как эхо, повторял: «Феле-феле-феле…» — дальше отвечает: «Зелень». — «Какая?» — «Киндза». И давай петь: «Кин-дза-дза-дза…». Всю дорогу пел. «Не можешь заткнуться?» Песня испепелилась. Название осталось…». Изначально предполагалось, что «Кин-дза-дза» — это лишь рабочее название картины, а в прокат она выйдет под названием «Космическая пыль» или «Звёздная пыль».

Однако после того, как из сценария был убран эпизод с торговцем космической пылью, которого должен был сыграть Леонид Ярмольник, от названия «Космическая пыль» пришлось отказаться. В те дни, когда на съемках присутствовал Ярмольник на съемочной площадке происходили загадочные происшествия — все актеры и съемочная бригада постоянно ссорились. Оказалось, что в определенное время в регионе, где проходили съемки, случаются магнитные бури, влияющие на психику. После того, как все выяснилось рабочие часы перенесли на раннее утро до наступления этих аномальных явлений.

На съёмках.jpeg
На съёмках. (pinterest.com)

Сценарий к фильму писали Данелия и его друг сценарист Резо Габриадзе, но идея изначально пришла в голову режиссеру, когда тот пообщался с известным итальянским сценаристом Тонино Гуэрра, предложив снять фильм в пустыне, где тепло (в отличии от России) и откуда героям захочется вернуться домой. В общей сложности сценарий писали два месяца до съемок, а потом еще во время съемочного процесса неоднократно переписывали. Из разговора с Георгием Данелия, режиссером и соавтором сценария:

«Я улетал из Тбилиси, провожал меня сценарист Резо Габриадзе. Мы с ним начали болтать, и вдруг у нас сама собой «наболталась» история о том, как два человека оказались на другой планете. То, что мы писали два месяца, пришлось выкинуть: история никуда не вела. И вот тогда-то я набросал эскиз ракеты — пепелаца. Все много раз менялось, но именно такой пепелац через несколько лет появился у нас в картине. Над сценарием мы работали долго. У меня, в Москве. Но потом у меня начался ремонт, и мы перебрались в гостиницу грузинского постпредства, где жил Резо. А там окна выходят на посольство какой-то африканской страны. И вот, когда мы уже потеряли счет времени, я спрашиваю у Габриадзе: «Резо, сколько времени мы пишем сценарий?» Он говорит: «Вон, видишь, там у посольства постовой стоит?» Я говорю: «Вижу». «А в каком он чине?» — спрашивает Резо. «Ну, старший лейтенант», — говорю я. «А когда мы начинали, он был сержант», — отвечает Резо».

Съемочный процесс.jpg
Съемочный процесс. (pinterest.com)

Стоит отдельно отметить уникальный актерский ансамбль картины. Евгений Леонов («Уэф» — чатланин), регулярно снимавшийся в картинах Данелии («Афоня», «Джентльмены удачи», «Тридцать три»). Юрий Яковлев («Би» — пацак), который с радостью согласился поучаствовать в съемках и позже не скрывал своей положительной оценки фильма. Станислав Любшин, идеально сыгравший образ типичного советского инженера — дерзкого и прямолинейного, но при этом честолюбивого и даже амбициозного, не чурающегося даже наполеоновских планов и идей. И, конечно же, молодой Леван Габриадзе (сын Резо Габриадзе) в роли «Скрипача» Гедевана Александровича. Актеры сыграли нетипичные для себя роли, не укладывающиеся в рамки их привычных творческих амплуа, в особенности это касалось актеров традиционной советской школы. Их потом не раз упрекали свои же коллеги по актерскому цеху — и в антисоветчине, и в излишней гротескности. Но картина каким-то чудом увидела свет, сначала в 1985 году на закрытом показе для узкого круга людей, а затем в 1986 году фильм появился на экранах страны.

Стоит отметить, что картина идеально вписалась в стилистику и дух того времени, когда молодежь была увлечена комедийной и популярной фантастикой. В этом жанре писали в том числе и братья Стругацкие, а фильм полностью совпал с изначальной задумкой режиссера — сделать фантастику для молодежи от 12 лет.

Цитаты из фильма:

«Владимир Николаевич, у тебя дома жена, сын двоешник, за кооперативную квартиру не заплачено, а ты тут мозги пудришь. Плохо кончится, родной».

«Вот потому, что вы говорите то, что не думаете, и думаете то, что не думаете, вот в клетках и сидите. И вообще, весь этот горький катаклизм, который я здесь наблюдаю, и Владимир Николаевич тоже…».

— А у вас на Земле всё ещё моря есть?
— И моря есть, и реки… и порядочные люди есть, господин Уэф.
— Дикари, плакать хочется.

распечатать Обсудить статью