40 лучших цитат братьев Стругацких

28 Августа 2015 // 15:42
40 лучших цитат братьев Стругацких

28 августа — день рождения одного из братьев Стругацких — Аркадия Натановича. Братья Стругацкие — российские писатели, сценаристы, классики современной научной и социальной фантастики. «Дилетант» подготовил для вас лучшие цитаты из различных произведений Стругацких.


Восемьдесят три процента всех дней в году начинаются одинаково: звенит будильник. («Понедельник начинается в субботу»)

Целыми неделями тратишь душу на пошлую болтовню со всяким отребьем, а когда встречаешь настоящего человека, поговорить нет времени. («Трудно быть богом»)

Все правильно: деньги нужны человеку для того, чтобы никогда о них не думать. («Пикник на обочине»)

Просто удивительно, как быстро проходят волны восторга. Грызть себя, уязвлять себя, нудить и зудеть можно часами и сутками, а восторг приходит и тут же уходит. («Отель «У погибшего альпиниста»)

Но ведь не может быть так, чтобы среди тысячи дорог не нашлось верной! («Желание странного»)

Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу — дерьмо. («Хищные вещи века»)

Волчица говорит своим волчатам: «Кусайте, как я», и этого достаточно, и зайчиха учит зайчат: «Удирайте, как я», и этого тоже достаточно, но человек-то учит детеныша: «Думай, как я», а это уже преступление. («Гадкие лебеди»)


Лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому. («Стажеры»)

А какой смысл покупать машину, чтобы разъезжать по асфальту? Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта. («Понедельник начинается в субботу»)



Каждый человек в чем-нибудь да гений. Надо только найти в нем это гениальное. («Улитка на склоне»)

Удивительная, между прочим, вещь: как ни придешь — вечно эти бармены бокалы протирают, словно у них от этого зависит спасение души. («Пикник на обочине»)

Фантазия — бесценная вещь, но нельзя ей давать дорогу внутрь. Только вовне, только вовне. («Хищные вещи века»)

Скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, потому что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни. («Стажеры»)


Среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чем именно смысл жизни. И они приняли рабочую гипотезу, что счастье — в непрерывном познании неизвестного, и смысл жизни в том же. («Понедельник начинается в субботу»)


Что это такое — нужен? Это когда нельзя обойтись без. Это когда все время думаешь о. Это когда всю жизнь стремишься к. («Улитка на склоне»)

Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят черные. («Трудно быть богом»)

Не в громе космической катастрофы, не в пламени атомной войны и даже не в тисках перенаселения, а в сытой, спокойной тишине кончается история человечества. («Второе нашествие марсиан»)


Это ведь неправда, что бывают дети и бывают взрослые. Все, на самом деле, сложнее. Бывают взрослые и бывают взрослые. («Стажеры»)

Нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить. («Пикник на обочине»)

Будь оно все проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов: СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ! («Пикник на обочине»)

Это очень грешно, но когда я с тобой, мне не нужен бог. («Трудно быть богом»)

Думал я, думал, ничего полезного не придумал и решил наплевать! («Пикник на обочине»)

Зло неистребимо. Никакой человек не способен уменьшить его количество в мире. Он может несколько улучшить свою собственную судьбу, но всегда за счет ухудшения судьбы других. И всегда будут короли, более или менее жестокие, бароны, более или менее дикие, и всегда будет невежественный народ, питающий восхищение к своим угнетателям и ненависть к своему освободителю. И все потому, что раб гораздо лучше понимает своего господина, пусть даже самого жестокого, чем своего освободителя, ибо каждый раб отлично представляет себя на месте господина, но мало кто представляет себя на месте бескорыстного освободителя. Таковы люди, дон Румата, и таков наш мир. («Трудно быть богом»)


Я иногда спрашиваю себя: какого черта мы так крутимся? Чтобы заработать деньги? Но на кой черт нам деньги, если мы только и делаем, что крутимся… («Пикник на обочине»)

В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину — это всегда наполовину враг. («Трудно быть богом»)

Только тот достигнет цели, кто не знает слова «страх»… («Понедельник начинается в субботу»)

У человека должна быть цель, он без цели не умеет, на то ему и разум дан. Если цели у него нет, он ее придумывает… («Град обреченный»)


Детей бить нельзя. Их и без тебя будут всю жизнь колотить кому не лень, а если тебе хочется его ударить, дай лучше по морде самому себе, это будет полезней. («Гадкие лебеди»)

Человек создан для того, чтобы мыслить. («Пикник на обочине»)

Я верю во все, что могу себе представить, Петер. В волшебников, в Господа Бога, в дьявола, в привидения… в летающие тарелки… Раз человеческий мозг может всё это вообразить, значит, всё это где-то существует, иначе зачем бы мозгу такая способность? («Отель «У погибшего альпиниста»)

Совесть своей болью ставит задачи, разум — выполняет. Совесть задает идеалы, разум ищет к ним дороги. Это и есть функция разума — искать дороги. Без совести разум работает только на себя, а значит — в холостую. («Обитаемый остров»)

Чтобы начать работать, надо хорошенько заскучать, чтобы ничего больше не хотелось. («Хромая судьба»)


Проще поверить, чем понять. Проще разочароваться, чем понять. Проще плюнуть, чем понять. («Улитка на склоне»)

Тупик — это отличный предлог, чтобы ломать стены. («Далекая радуга»)

Жить — это хорошо. Даже когда получаешь удары. Лишь бы иметь возможность бить в ответ. Настоящая жизнь есть способ существования, позволяющий наносить ответные удары. («Гадкие лебедеи»)

Каждый человек — маг в душе, но он становится магом только тогда, когда начинает меньше думать о себе и больше о других, когда работать ему становится интереснее, чем развлекаться в старинном смысле этого слова. («Понедельник начинается в субботу»)

Печать Сохранить в PDF

РЕКЛАМА

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на сайте