• 31 Марта 2017
  • 11296
  • Дарья Пащенко

Альгамбрский эдикт, или Исход по-испански

Испания, окончательно избавившись в результате Реконкисты от мусульманского влияния, в конце XV века начала проводить собственную агрессивную религиозную политику. Ее объектами стали не только приверженцы ислама, но и иудеи. 31 марта 1492 года Фердинанд II Арагонский и Изабелла I Кастильская приняли Альгамбрский эдикт, согласно которому все евреи, проживающие на подвластных монархам территориях, должны были в течение нескольких месяцев принять христианство или же в срочном порядке эмигрировать. 

Читать

Изабелла I Кастильская была известна как ярая сторонница любых методов христианизации, вплоть до насильственных. В связи с этим современники даже наградили ее прозвищем Католичка. Отвоевав наконец Гранаду — последний оплот ислама на испанских территориях — и поставив точку в деле Реконкисты, Изабелла и ее супруг Фердинанд принялись за реализацию давней затеи — превращение их королевств в исключительно католические государства. С этой целью они приняли эдикт, ставший судьбоносным для многих тысяч человек.

Альгамбрский эдикт, также вошедший в историю как Гранадский (Edictode Granada), был первым в своем роде законодательным актом, который предписывал изгнание целого народа с испанских земель. Более того — народа, представители которого обосновались на этой территории несколько сотен лет назад.


Альгамбрский эдикт

Смысл эдикта заключался в следующем: все евреи, проживающие на землях Кастилии и Арагона — именно на базе этих королевств испанские земли позже будут собраны в единое государство — должны были либо отречься от веры отцов, либо навсегда покинуть облюбованные ими земли. Третьего дано не было: все те, кто хотел в обход эдикта остаться в Испании, объявлялись вне закона. Это означало, что они не имели права на защиту со стороны государства в случае преступных действий, совершенных по отношению к ним. Также, оказавшись вне закона, евреи не могли продолжать занятия ростовщичеством, которые являлись их главным источником дохода.

В те времена религиозные чувства были превыше многих других, поэтому предать собственную веру было не так-то просто. Однако находились и те, кто хотел перехитрить монархов: довольно многие евреи формально принимали христианство, однако на деле продолжали исповедовать иудаизм. Для вычисления нечестных марранов — то есть тех евреев, которые все-таки крестились — отряды инквизиции совершали внезапные проверки. Если в доме кого-либо из новообращенных обнаруживалась Тора, или же марран был замечен за выполнением запрещенных иудейских обрядов, простой эмиграцией отделаться уже было нельзя. Таких нарушителей ждал праведный костер инквизиции.


Марраны. Тайный седер в Испании во времена инквизиции. Моисей Маймон, 1893

Великим инквизитором при Изабелле I Кастильской был легендарный Томас Торквемада. В истории Торквемада остался как жуткий персонаж, получавший животное удовольствие от казней и пыток. В связи с подобными слухами статистика кажется удивительной: историки обнаружили в инквизиционных архивах около 50 тысяч досье, при этом смертный приговор был вынесен менее чем по 2% дел. Наказание подавляющего большинства было не таким жестоким: кому-то следовало оплатить штраф, некоторым предписывалось покаяться или отправиться в паломничество. Кого-то и вовсе отпускали с миром.

Так или иначе, жизнь испанских евреев больше не могла быть прежней. Многие из них, стремясь сохранить веру предков и свое честное имя, решили искать убежище на территориях Португалии. Однако их спокойная жизнь продолжалась недолго: спустя несколько лет история с изгнаниями повторилась и здесь.

Официально Альгамбрский эдикт был признан недействительным лишь в 1968 году — тогда на него обратило внимание правительство генерала Франко. И лишь 1 апреля 1992 года король Хуан Карлос I провозгласил законодательный акт утратившим силу. Тогда же монарх посетил синагогу в Мадриде и публично принес извинения за то, что было так давно содеяно его предшественниками

распечатать Обсудить статью