• 18 Июля 2019
  • 10688
  • Ксения Басилашвили, Сергей Нилов

Смотритель в Эрмитаже. Зимний дворец Петра

Ксения Басилашвили и хранитель музея Сергей Нилов показали комнаты, в которых находятся подлинные предметы, принадлежавшие русскому императору.
Читать

Экскурсия «Смотритель». Зимний дворец Петра Великого

Зимний дворец Петра I — часть музейного комплекса Эрмитажа. Ксения Басилашвили и хранитель музея Сергей Нилов показали помещения дворца и личные вещи Петра Великого в рамках онлайн-экскурсии, которую провели Эрмитаж, diletant.media и сайт Эха Москвы.

Потерянный и вновь обретенный дворец

Зимний дворец Петра I — здание, в котором смешаны разные архитектурные стили разных времен. Дело в том, что сегодня этот дворец — 600 м2 комнат, выполненных в стиле петровского барокко, внутри Эрмитажного театра, построенного для Екатерине Великой архитектором-классицистом Кваренги. Огромный фрагмент петровской эпохи нашелся в театре в конце XX века, во время реконструкции. С помощью архивных данных археологи смогли понять, что обнаружили тот самый дворец, в котором первый российский император прожил свои последние 5 лет и скончался. Это здание оказалось шестым из домов, сохранившихся в Петербурге со времен Петра.

Кваренги, строя Эрмитажный театр для Екатерины I, был очень стеснен во времени, поэтому он использовал дворец первого императора как готовый фундамент: старое здание засыпали, и установили столбы, поддерживающие сцену театра. Сейчас всё, сделанное при Екатерине, убрано, археологи раскрыли петровскую кладку, которая показана в помещениях дворца с помощью зондажей (фрагментов стен без штукатурки). Император, кстати, жил не в самом дворце, а в двухэтажном флигеле рядом, и он тоже очень хорошо сохранился.

Основную часть здания строил архитектор Горг-Иоганн Маттарнови, но во дворце есть и части, сделанные позже: галереи Парадного двора, которые строились под руководством Доминико Трезини в 1722—1723 годах, а также элементы, которые императрица Екатерина I приказала добавить уже после смерти Петра в 1725—1727 годах.

Маттарнови строил дворец по плану, который разработал сам Петр I. Рисунок царя сохранился и находится сейчас в Институте истории Академии наук. Петр очень любил море, и спроектировал свои покои в виде адмиральского блока на стопушечном корабле. «Малые палатки», как потом император назовет свой дворец, окружены с трех сторон водами Невы и Зимней канавки, что тоже придает сходство с морским судном. Наконец, все комнатки царя маленькие, как на корабле. Площадь — по 15−18 м2, отделаны они голландской плиткой и французским паркетом, которые, впрочем, сохраняют скромность интерьера. Это личное желание Петра Великого — он любил не большие роскошные залы, украшенные серебром и золотом, а именно такие компактные удобные помещения. Петр любил перенимать все новые европейские достижения, поэтому его дворец был оснащен центральным отоплением вместо печного, и функционирующие печи находились только в проходной галерее и чулане истопника, а не в каждой комнате. Помимо этого, в покоях императора был водопровод с горячей и холодной водой, подававшейся по свинцовым трубам.

Рабочий кабинет Петра I

В комнатки, где работал император, посетителей обычно не пускают. Им приходится довольствоваться возможностью рассматривать интерьер покоев через окна.

Петр заходил в свои комнаты через проходные сени, и во всех дверях ему приходилось нагибаться, потому что они не рассчитаны на его очень высокий рост — 2 м 4 см. Двери дубовые, тяжелые. Дуб использован и в оформлении окон — из него сделаны ставни. Стекла уже современные — петровские не сохранились. Они маленькие и соединены свинцовыми переплетами, потому что во времена Петра Великого большие стекла делать еще не умели. Сейчас в окнах стоит обычное стекло, а при императоре оно было волнистое и переливалось всеми цветами радуги. Такое стекло называлось «лунным». Оно красиво выглядит, но для музея не подходит, потому что через прозрачное стекло убранство комнат просматривается лучше.

Из сеней Петр попадал в рабочий кабинет, который называл «конторкой», — по главному для этой комнаты предмету мебели. Конторка — это стол-бюро, который царь сам заказал себе в Лондоне в 1717 году. Он хотел трудиться за ней стоя, поэтому откидная рабочая доска расположена очень высоко, согласно чертежу, который для своей «конторки» Петр создал сам. Именно здесь он чертил схемы своих кораблей, работал над планом Кронштадта, подписал указ об учреждении Академии наук в 1724 году.

1.jpg
Конторка Петра I со стоящей на доске янтарной шкатулкой. (Эрмитаж)

На стене возле конторки, на уровне лица Петра, висит янтарное зеркало — подарок короля Пруссии Фридриха I. Еще один королевский подарок Петру стоит на самой конторке — это янтарная шкатулка. На конторке разложено много других вещей царя. Например, на ней находится зеленая подзорная труба, купленная Петром в Париже в 1717 году. Она состоит из трех тубусов и складывается. Внутри тубусов написана инструкция, как пользоваться этим оптическим прибором. На футлярах для трубы изображен герб Российской империи. Есть и солнечные часы с компасом, сделанные в 1718 году в Германии. Император сам написал инструкцию по изготовлению такой вещей, и в его мастерской делали такие предметы. Все личные вещи Петра сохранились потому, что уже после его смерти стало понятно, насколько значимую роль он сыграл для России, и всё, что ему принадлежало, стали беречь: Екатерина I сделала в Кунсткамере мемориальный отдел, где находились многие вещи, в том числе, и конторку; императрица Елизавета Петровна, дочь Петра, сохранила его гардероб. После них наследием первого российского императора занялся Николай I, который в 1848 году приказал собрать все вещи Петра I в Эрмитаже.

На полу кабинета лежит чучело небольшой собаки императора. Её порода точно не известна, в документах она обозначена как «собака английской породы лежачая». Такие собаки жили во времена Петра Великого при всех европейских дворах: у Людовика XIV, у Карла XII и других монархов. После смерти животного царь приказал сделать из неё чучело. Оно не единственное: в Зоологическом музее хранятся еще два чучела собак: гладкошерстного терьера и булленбейсера, а в витрине напротив них стоит чучело любимой лошади Петра Лизетты. До середины XX века все они тоже хранились в Эрмитаже.

Петр действительно очень любил животных, и в его дворце, несмотря на скромные размеры помещений, заводил многих любимцев: там жили не только собаки, но и попугаи, и серые мартышки. Дальше, по Зимней канавке, был особый двор, где держали даже львов, рысей, белых и бурых медведей. Император говорил, что у животных гораздо меньше упрямства и больше понимания, чем у его подданных, с косностью и сопротивлением которых ему постоянно приходилось бороться во время своих реформ.

Токарня

Токарной мастерской Петра Великого сначала заведовал тосканский мастер, а потом русский. Им стал лейб-токарь царя Андрей Константинович Нартов, ездивший по его приказу в Англию и Францию учиться точить из черепахи. За границей Нартов пришел к выводу, что российские мастера точат даже лучше зарубежных. Станок, стоящий в токарне — один из 12 сохранившихся в Эрмитаже, это уникальный механизм, сделанный английским токарем императора. Всего у Петра было 50 станков, на которых он работал в разных дворцах: например, в Летнем и Меншиковском. Станок украшен вензелем, который расшифровывается как «Петр Алексеевич, Император Российский». Царь точил на этом станке разнообразные поделки из дерева, кости и рога. В центре установлен копир, отлитый по фигурке скульптора Карло Растрелли. С помощью этого копира Петр мог, используя резцы, сколько угодно воспроизводить работу Растрелли. Император любил вытачивать подставки под чашку, подсвечники и подобные вещи, а потом дарить их другим монархам вместо привычных всем драгоценностей. Однако это было не просто оригинально, но и экономило государственную казну.

В токарне представлена часть коллекции резцов Петра: всего их 400, а в мастерской выставлено 160. Они разные по своему функционалу. Рядом находятся другие интересные вещи: очки и отпечаток руки императора. Очками он пользовался для защиты глаз во время работы на станке, в них обычные стекла. А отпечаток руки был отлит русскими мастерами по следу в глине, в которую Петр попал рукой, когда оступился во время поездки в Липецк в 1707 году.

2.jpg
Токарный резец из Галереи Петра Великого. (Эрмитаж)

Пушкин недаром написал про Петра:

То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник —

Он всеобъемлющей душой на троне вечный был работник.

Император был очень силен, мог руками разогнуть подкову, а к 25 годам изучил 14 ремесел: был токарем, слесарем, плотником, умел писать портреты, ковать железо, отливать пушки и строить корабли.

В токарне есть декоративная печь, отделанная изразцами. Они не подлинные, но восстановлены по настоящим, которые сняли и убрали в хранилища музея. Все новые изразцы сделаны вручную по старой технологии. Видов плитки два: синяя кобальтовая и коричневая марганцевая. Сотрудники Эрмитажа первые в мире смогли восстановить марганцевые изразцы.

3.jpg
Фрагмент подлинного голландского изразца из Зимнего дворца Петра Великого. (Эрмитаж)

В токарне тоже можно найти много личных вещей Петра. На полу стоит корабельный компас. Он установлен на карданную подставку, которая держит его в положении, параллельном земле, при любой качке. Здесь же несколько тростей императора, и все они с секретом: в черной ручке одной спрятана подзорная труба, а у другой можно отвинтить набалдашник и достать аршин — палочку, на которой Петр отмечал единицы измерения длины в разных странах, а потом заносил в записную книжку и сравнивал. Здесь отмечены, например, саксонский и данцигский футы.

Внимание привлекает шкатулка-сейф на столе. Её царю подарил польский король и саксонский курфюрст Август II Сильный. Считается, что автор шкатулки — известный французский мастер Пьер Фрамери. Замок здесь — настоящее произведение искусства: ключ нужен только один, но при этом шкатулку закрывают сразу семь язычков замка. При поворачивании ключа в скажине сложнейший механизм представляет собой завораживающее зрелище. Гвоздики, использованные в конструкции, оформлены так, что переливают как бриллианты. Без ключа открыть ее невозможно, а унести не получится: в дне есть две дырочки для гвоздей, и ими можно закрепить сейф там, где он должен стоять, поэтому можно было не опасаться за сохранность содержимого. В этой шкатулке Петр хранил важные бумаги и другие ценные вещи.

Рядом со шкатулкой лежат циркули и параллельные линейки царя, а также табакерка, сделанная еще в 1697 году. Петр приобрел её в Саардаме, (ныне Заандам), городе, где учился корабельному делу. На вещице есть памятная гравировка: «Петр I, Саардам, 1697 год». К этой табакерке, как и к другим металлическим вещам, сотрудникам музея разрешено прикасаться только в перчатках, чтобы защитить металл от коррозии.

На том же столе можно найти посуду Петра Великого. Это тонкие и легкие, как бумага, тарелочки из пальмового дерева, и изготовленный в Гуанчжоу кувшин из кантонской эмали. Это искусная имитация фарфора: сам сосуд медный, но внутри покрыт эмалью белого цвета, а снаружи красиво расписан.

Сам стол, на котором лежат вещи, сделан в России и стоит на точеных ножках-балясинах. Но окружают его голландские стулья. Петру нравилось всё англо-голландское за простоту и качество: такая мебель делалась из твердых пород дерева, была очень надежной, но при этом без вычурных дорогих украшений, которые император не любил.

Столовая

Столовая в Зимнем дворце Петра I воссозданная, на самом деле, она находилась в другой комнате. Через поварню туда подавалась горячая и холодная вода — император всегда мыл руки перед едой, что для его времени было неслыханно. Также столовая соединялась с поварней окошком, через которую Петру подавали блюда с пылу с жару, ведь он любил очень горячую пищу, приготовленную при нем.

На столе, покрытом восточным ковром (по голландской традиции того времени) находится уникальная трехсотлетняя бутылка с красным вином. Один из археологов случайно нашел её в стене, в кладке 1725 года. Скорее всего, эту бутылку припрятали строители — она была скрыта под штукатуркой. Вино, к сожалению не сохранилось. Специалисты-химики брали его на анализ, и оказалось, что там уксус. Для охлаждения вина пользовались ведерками со льдом, и одно из них можно увидеть здесь же. На нем изображены сцены из «Метаморфоз» Овидия. Но красное вино не охлаждали. Известно, что Петр любил разные французские вина, а также токайское.

Рядом с ведерком стоит кубок «с кровлей». Он из прозрачного стекла, которое в те времена называли хрусталем, и накрыт колпаком из того же материала. Колпак защищал вино в кубке от попадания туда чего-нибудь постороннего: в такой кубок очень сложно незаметно подсыпать яд, внутрь не попадет пудра с парика. Сосуд украшен очень тонкой гравировкой: с одной стороны изображен прекрасный парусный корабль, а с другой стороны надпись по-голландски: «Vivat Oost-Indische Compagnie» («Да здравствует Ост-Индская компания»). Язык надписи выбран неслучайно: сам кубок изготовлен в Германии, а гравировку делали в Нидерландах, где Петр учился корабельному делу. Труд гравера вышел в ¾ стоимости кубка — это очень сложная работа, от одного неверного движения мастера тонкое стекло могло расколоться.

4.jpg
Кубок Петра I. (Эрмитаж)

Наиболее ценный экспонат в столовой — английские часы работы Генри Торнтона на подставке, сделанные в стиле шинуазри (по форме они напоминают китайскую пагоду). Они попали в Эрмитаж из Екатерингофа, дворца Екатерины I, после того, как Николай I приказал собирать вещи Петра Великого в Эрмитаже. Часы украшены очень богато: расписаны золотом, в декоре использованы черный лак и зеркальные стекла. Но особенность этих часов кроется в музыкальном механизме, состоящем из барабана с колокольчиками и гвоздиков-молоточков, который способен исполнять 12 мелодий, которые были популярны в то время. В полукруге на часах написаны названия этих пьесок, а под ними вставлен медальон с портретом Петра, где царю 25 лет. Время можно было узнать и ночью, не зажигая свет. На часах есть специальный шнурок, и если за него дернуть, механизм на низкой ноте пробьет сначала полные часы, а на высокой — минуты. К слову, понятия «полчаса», «четверть часа» и «минута» стали активно использоваться именно при Петре — он больше предыдущих царей ценил свое время.

Часы до сих пор способны исполнять мелодии, и это заслуга реставраторов Эрмитажа. При Николае механизм пытался починить мастер Фома Штрассер, он заменил некоторые пружины и вернул часам ход, но музыка так и не заиграла. Сотрудники Часовой лаборатории Эрмитажа смогли восстановить её, записав мелодии аналогичных часов в Лондоне, а потом по звуку с помощью компьютерной программы рассчитали размеры каждого гвоздика (больше тысячи!) и воссоздали механизм в том виде, в каком он был изначально. За реставрацию этих часов и знаменитых часов «Павлин» работы Джеймса Кокса эти сотрудники были награждены Государственной премией Российской Федерации.

Под потолком в столовой висит медная люстра, украшенная яблоком и перьями, а по комнате в разных местах расставлены подсвечники в схожем стиле. Время сделало сове дело и окрасило медь в зеленый цвет, но когда эти осветительные приборы были новыми, она была красной.

На стене висит шпалера: в 1717 году Петр основал Шпалерную мануфактуру, и там ткали подобные ковры под руководством французских мастеров.

К столовой примыкает проходная галерея, в которой находится очаг, отапливавший покои Петра. Он, в отличие от декоративных печей, оснащен дымоходом, в котором сохранилась еще сажа петровской эпохи. В 1719 год перед очагом положили гранит для пожарной безопасности. Известно, что император часто растапливал эту печь сам.

Восковая персона Петра Великого

В этом дворце Петр скончался 28 января 1725 года. За несколько дней до этого его перенесли сюда из флигеля. Император умер от тяжелой болезни, но не от простуды, которую он якобы получил, спасая солдат в ледяной воде с тонущего судна — это лишь предание, однако оно свидетельствует нам о том, как на самом деле современники относились к Петру, ведь все неподлинные истории о нем принадлежат им. Император действительно очень любил своих солдат и делил с ними все тяготы военных походов.

Сразу после смерти к Петру прислали придворных живописцев Ивана Никитина и Иоганна Готфрида Таннауэра. Во дворце висит посмертный портрет императора работы Никитина. Знаменитый декоратор Никола Пино оформил траурную залу, где 40 дней находилось тело императора.

После Петра I на престол взошла его супруга Екатерина I. Ей нужно было оправдывать свои права на престол, ведь император отменил старый порядок наследования трона, а завещание составить не успел. Императрица Екатерина и Александр Данилович Меншиков заказали скульптурный посмертный портрет Петра в полный рост — восковую персону, которая должна была держать в руке Указ о престолонаследии 1722 года. За это дело взялся скульптор Карло Растрелли. Он работал с помощниками прямо в Зимнем дворце императора, снял с его лица маску и слепки с кистей рук и стоп ног, тщательно обмерил тело. Изготовление восковой фигуры заняло почти полгода. Еще при жизни Петр сам разрешил сделать с себя такую персону, но отверг идею поместить внутрь пружинный механизм, чтобы скульптурный портрет мог ходить и простирать вперед руку. Тем не менее, в местах суставов рук и ног расположены круглые шарниры, которые позволяют менять положение фигуры: можно перекладывать руки, положить ногу на ногу. Указ в руку персоне действительно вложили, и она наводила ужас на вельмож, недовольных тем, что Екатерина I взошла на престол.

5.jpg
Восковая персона Петра I. (Эрмитаж)

Такой эффект достигается, в том числе, выразительностью глаз воскового Петра. Они отлиты из золотых монет и расписаны в технике финифти мастером Овсовым, который смог передать живой сверкающий взгляд карих глаз императора. Взгляд Петра направлен куда-то вдаль, и кажется, что он смотрит сквозь зрителя. Выражение лица меняется от ракурса и освещения: оно то злобное, то спокойно-созерцательное.

На голове у фигуры парик из волос самого императора, состриженных в 1722 году во время Персидского похода. Первоначально восковую персону одели в синий гродетуровый костюм, который сама Екатерина I вышивала серебром — это платье Петр надевал один раз на коронацию супруги. Также его украсили орденской лентой и звездой Андрея Первозванного. Сейчас наряд уже другой, красный, и он сохранился благодаря дочери Петра, которая сохранила в Петергофе гардероб отца. На ногах у фигуры фламандские башмаки. Такие Петру заказывали партиями по 20 пар, и здесь он тоже делал выбор в пользу надежности, а не роскоши. Скульптурный портрет сидит в кресле, которое в 1725 году изготовил русский мастер Петр Федоров.

Фигура находится в бывшем помещении кордегардии — офицерской караульной, и там поддерживается оптимальная температура и влажность для воска, поэтому посетителей в саму комнату не пускают, и они смотрят на Петра сквозь стекло. Вообще, сначала персона находилась во дворце царевича Алексея, затем почти 300 лет хранилась в Кунсткамере, и только в 1992 году воскового Петра доставили туда, где он должен был сидеть изначально — в своем Зимнем дворце, за создание музея в котором сотрудников Эрмитажа наградили в 1996 году Государственной премией Российской Федерации.

распечатать Обсудить статью