Битва за Дальний Восток

Освоение красногвардейцами Дальнего Востока шло с переменным успехом. Белые оказывали отчаянное сопротивление. Однако к началу 1920-х годов уже обеим сторонам конфликта был понятен итог. Непонятными былы лишь пара нюансов: как долго белогвардейцы смогут протянуть и как максимально безболезненно решить «японский вопрос».

С японскими интервентами у Советов складывались непростые отношения. В Москве понимали, что полноценная война со Страной восходящего солнца обернётся катастрофой. Однако и отдавать Японии «просто так» огромную и богатую территорию никто не хотел.

Весной 1920 года отношения между Советами и Японией оказались в шаге от войны. Николаевский инцидент накалил страсти до предела. И японцы принялись ещё активнее осваивать территорию. Большевики же решили не рвать с места в карьер. Была образована просоветская Дальневосточная республика (ДВР), на которую легла роль буфера между РСФСР и Японией. Кроме этого, Народно-революционной армии республики требовалось добить остатки белогвардейских армий. А чтобы всё шло по плану, ответственность за решающие сражение несли опытные красные военачальники. Например, Василий Блюхер и Иероним Уборевич.

В 1922 году стало окончательно понятно, что на Дальний Восток претендуют две силы: просоветская ДВР и Приамурский земской край — последний оплот белогвардейцев, окопавшихся во Владивостоке.

1922 год. Министр иностранных дел Н. Д. Меркулов адмирал Г. К. Старк председатель С. Д. Меркулов..jpg
Министр иностранных дел Н. Д. Меркулов, адмирал Г. К. Старк, председатель С. Д. Меркулов. (commons.wikimedia.org)

Приамурское государственное образование появилось в мае 1921 года. Тогда белогвардейцам удалось выбить из Владивостока красных и установить свою власть, отданную в руки Временному Приамурскому Правительству, которое возглавил присяжный поверенный Спиридон Меркулов. Появилась у государственного образования и своя армия. Её собрали из частей, которые ранее сражались под началом генерала Каппеля и атамана Семёнова. Не оставили государство без внимания США и Япония. Причём наибольшую поддержку оказала Страна восходящего солнца за счёт солдат, задействованных в интервенции. Однако положение государства было очень шатким. В первую очередь из-за партизан-большевиков, которые не собирались сдаваться. Хватало проблем у Спиридона Меркулова и с Народным собранием. Временному правительству необходима была сильная и известная личность, способная сплотить всех для борьбы с большевиками. И выбор пал на генерала Михаила Константиновича Дитерихса.

Отчаянный монархист Дитерихс

К началу 1920-х годов Михаил Константинович был фигурой легендарной. Он успел принять участие в Русско-японской и Первой мировой войнах. А после Февральской революции вернулся в Россию. Занимал высокие должности и короткое время был начальником штаба генерала Духонина — последнего Верховного главнокомандующего Русской армии. Новость о том, что большевики захватили власть, Дитерихс воспринял болезненно. И в Гражданской войне встал на сторону белых. Одно время командовал Чехословацким корпусом, руководил комиссией по расследованию убийства царской семьи, возглавил штаб армии Александра Колчака. Однако отношения у офицеров не сложились. Последовал серьёзный конфликт, из-за чего Дитерихс подал в отставку. Тем не менее театр военных действий не покинул. Ему удалось совершить Тобольский прорыв, но этот крупный успех, по сути, стал последним для белогвардейцев. После болезненных поражений в конце 1919 года Дитерихс перебрался в Харбин. На новом поприще он взялся за написание книги, посвящённой гибели императора Николая II и его семьи.

Дитерихс во время Гражданскои воины.jpg
Дитерихс во время Гражданской войны. (commons.wikimedia.org)

Дитерихс не видел России без монархии. Все его мечты были связаны только с одним — с возвращением Романовых на трон. Он свято верил, что великий князь Михаил Александрович выжил. За него Михаил Константинович не раздумывая отдал бы жизнь. В Приамурском государственном образовании он увидел надежду на реализацию своей мечты.

В августе 1922 года Михаил Константинович возглавил государство, после чего переименовал его в Приамурский земской край. Сам же Дитерихс, превратившись в земского воеводу, встал во главе и армии — Земской рати. Вообще, Михаил Константинович рьяно взялся за преобразования в своей «вотчине». По его приказу появилась законосовещательная Земская дума, в планах было создание и церковного собора. Поскольку денег у государства было мало, Дитерихс объявил о сборе пожертвований. А заодно издал указ о молебнах за победу над Советами.

Следом вышел указ о мобилизации. Однако амбициозные плана правителя, к его удивлению, народ не поддержал. Мобилизация провалилась, как и сбор пожертвований. Население Приамурского земского края не верило ни в восстановлении монархии, ни в победу над большевиками. Упаднические настроения только усилились после того, как красные под командованием Василия Блюхера разбили армию Молчанова и взяли Хабаровск. И только Дитерихс не отчаивался. Он просто верил.

Осенью Дитерихс собрал в кулак все имеющиеся у него силы и выдвинулся к границам Дальневосточной республики. Сначала удача была на стороне Михаила Константиновича. С трудом, но его разношёрстная армия приближалась к Хабаровску. Однако своё веское слово сказал численный перевес красных. От боя к бою Земская рать таяла, а пополнить ряды Дитерихсу было некем. Уже в октябре 1922 года красные перешли в наступление. Михаил Константинович ничего не мог с этим поделать. Земская рать была разбита.

19 октября армия Дальневосточной республики подошла к Владивостоку.

Крах последнего оплота

Казалось, что у защитников города шансов нет. И противник без каких-либо проблем захватит город. Однако на пути армии ДВР встали японцы. Нападать на них было нельзя, поскольку тогда Япония могла официально начать войну против Советов и оставить свои войска во Владивостоке.

А в городе тем временем полным ходом шла эвакуация населения. Владивосток покидали как русские жители, так и японские. С собой они старались забрать всё ценное. Параллельно солдаты взрывали склады с вооружением, чтобы ничего не досталось противнику. Понимая сложность ситуации, командование Народно-Революционной армии не спешило. Войско заняло позиции в нескольких километрах от города и ждало результатов переговоров.

А переговоры шли на самом высоком уровне. Япония получила протест от правительств ДВР и РСФСР. Своё веское слово сказали рабочие города, объявившие забастовку и потребовавшие ухода интервентов. Обстановка во Владивостоке накалилась. И японцы не стали ввязываться в полноценную войну. 25 октября они покинули город. Вскоре туда вошли солдаты под командованием Иеронима Уборевича.

Карта ДВР.jpg
Карта ДВР. (commons.wikimedia.org)

Захват Владивостока подразумевал установление контроля Дальневосточной республики над всей территорией Приамурского земского края. «Чёрный буфер», как прозвали Советы это государственное образование, перестал существовать. Захват Приамурья позволил красногвардейцам одержать две важные победы. Первая — ликвидация последнего оплота белых. Вторая — уход японских интервентов. Премьер-министр Японии Томосабуро Като считал, что присутствие армии Страны восходящего солнца в Приморье не принесёт никаких дивидендов, а затраты на её содержание были слишком велики. И как только японцы ушли, уже никто и ничто не могло сдержать большевиков.

15 ноября 1922 года Всероссийский центральный исполнительный комитет издал декрет «Об объединении РСФСР с ДВР». Дальний Восток официально стал частью России.

Что же касается Дитерихса, то он вместе с несколькими тысячами своих солдат и их семей покинул Владивосток 20 октября. Благодаря японцам Михаил Константинович перебрался в Китай. Вместе с семьёй он обосновался в Шанхае. Спустя восемь лет после трагических для белогвардейцев событий он возглавил Дальневосточный отдел Русского Общевоинского Союза. В Россию он так и не вернулся. Умер самый отчаянный монархист в 1937 году. Похоронили его на кладбище Лю-Кавей в Шанхае. Во время культурной революции в Китае его могила была уничтожена.

Источники

  • Замостьянов А. Восточный синдром: как завершилась Гражданская война в России
  • Варшавчик С. «У тех лезли на лоб глаза, подгибались коленки»
  • Сергеев О. Последний рыцарь империи
  • Саблин И. Дальневосточная республика: от идеи до ликвидации

Сборник: «Философский пароход»

В 1922 году большевики выслали из Советской России десятки представителей интеллигенции.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы