Остров Беринга: последний причал командора

4 ноября 1741 года команда корабля «Св. Пётр» наконец-то увидела на горизонте долгожданную землю. «Камчатка, Камчатка!», — моряки поздравляли друг друга, и казалось, худшее позади. Они должны были вернуться больше месяца назад, но не смогли. Тогда умерло бы гораздо меньше людей: заболевших цингой надо быстро помещать в тепло и хорошенько кормить, но на борту этого не сделать. Полноценного обеда экипаж не видел уже давно, как и свежей воды и тёплой постели. Плавание длилось почти полтора года — слишком долго…

Командор Беринг заболел ещё в августе и тоже слёг, но 4 ноября с трудом и помощью офицеров поднялся из каюты на палубу, чтобы поискать очертания Петропавловской гавани — но тщетно. 5 ноября пакетбот подошёл к берегу, а наутро началась высадка. Сначала на безлюдном берегу те, кто ещё мог двигаться, выкопали небольшие землянки — ямы в песчанике, покрытые сверху парусиной. Затем начался спуск с корабля больных: всего 34 человека, включая капитана. В землянки Беринга и остальных принесли на носилках. Ещё девять путешественников умерло по пути на берег или на песке в первые пару дней. Даже крепких матросов-казаков подкосили тяжелейшие испытания экспедиции. Последним борт верного «Св. Петра» покинул лейтенант Свен Ваксель, правая рука командора.

Цинга вызывается гиповитаминозом витамина С в человеческом организме. Болезнь сильно снижает иммунитет, вызывает жуткую слабость, опухание конечностей, нервные расстройства, запоры, а также приводит к ломкости кровеносных сосудов. До ХХ века цинга была бичом мореплавателей, в рационе которых не хватало продуктов, содержащих витамин С.

Фото 1.jpg
Пакетбот «Св. Пётр» в море. (shkolazhizni.ru)

На берегу быстро стало понятно, что это не Камчатка, а неизвестный и совершенно необитаемый остров. Людей здесь, похоже, не бывало раньше никогда, потому что местные животные не просто не боялись их, но даже сами проявляли любопытство и опрометчиво приближались к голодным мореплавателям. Добрым знаком стала находка на берегу — оконная ставня русского образца, явно принесённая течением с Камчатки (а значит, полуостров недалеко!). Но добраться до дома теперь было невозможно из-за начала штормов и изорванных снастей, а 28 ноября буря вообще выбросила корабль на отмель — фактически он потерпел крушение.

В первые дни больные пытались прийти в себя и немного отдохнуть, а здоровые (но измождённые) искали способ им помочь и изучали гористый остров. «Столь велико было общее бедствие, что покойники оставались в течение довольно долгого времени лежать среди живых, так как не находилось никого, кто был бы в силах убрать их из землянки, а живые также были не в силах отделиться от умерших. Так мы и оставались лежать вперемежку вокруг небольшого костра. Если бы нас мог увидеть в это время кто-либо посторонний, тот безусловно оказался бы в затруднении и не сумел бы отличить живых от мёртвых», — писал Ваксель. Ослабленные цингой продолжали умирать в течение нескольких недель. 8 декабря 1741 года на рассвете скончался Беринг. Тело командора уже несколько дней было наполовину засыпано: стены землянки обваливались, но Беринг не разрешал расчищать песок — так ногам было теплее. Команда назвала остров, на котором оказалась, его именем, а острова — Командорскими (рядом с островом Беринга есть ещё три). Ваксель взял на себя общее командование, но отныне основные решения офицеры и матросы принимали вместе — в тяжелейших условиях острова необходимы были не жёсткие приказы офицера, а внутреннее согласие каждого члена команды на работу сообща.

Фото 2.jpg
Витус Беринг. (rg.ru)

Выжить на острове: мясное место, везение и отвага

На самом деле, морякам везло, условия их выживания на острове могли бы оказаться намного хуже. Здесь нашёлся ручей с большим количеством чистой и вкусной воды. Жили на берегу, и топливо собирали там же. Обычно удавалось набрать достаточное количество плавника, чтобы приготовить пищу и немного согреться. На острове Беринга очень ветрено и пасмурно, но даже в самое холодное время года (февраль) температура опускается в среднем лишь до минус трёх градусов по Цельсию, то есть климат довольно умеренный.

С едой тоже складывалось относительно неплохо — в рацион мореплавателей входило очень много мяса непуганых морских животных: морские котики и морские бобры (каланы), тюлени и сивучи, даже выброшенный на берег кит. Только каланов за 9 месяцев пребывания на острове Ваксель и команда добыли более 700. Их шкуры очень ценились, а мясо (совсем невкусное) долго служило основной пищей. Морских бобров на острове Беринга промышляли затем до середины 18 в., пока вовсе не истребили.

Фото 3.jpg
Остров Беринга. (rg.ru)

Дурным оказалось и мясо морских котиков. По словам офицера Софрона Хитрова, «мяса их весьма нам пища была противная», а Свен Ваксель писал, что оно «отвратительно» и отдаёт запахом «старого козла». Лишь морских коров, первую из которых убили в июне 1742 г., мореплаватели нашли отличными на вкус. Их мясо мягко и похоже на говядину. Этих больших травоядных морских животных открыл и первым описали именно в этой экспедиции натуралист Георг Вильгельм Стеллер, и потому их ещё называют «стеллеровыми коровами». К несчастью для коров, которых насчитывалось всего около двух с половиной тысяч, вкусное мясо сделало их желанной добычей для человека — последнее животное этого вида было убито в 1768 году. Коровы сильно помогли выживающим на острове. Мясо их укрепило силы выздоравливающих от цинги и отлично подошло для заготовки солонины для путешествия домой.

Фото 4.jpg
Морской лев, морской котик и морская корова. (Ваксель, С. Вторая камчатская экспедиция Витуса Беринга, 1940)

Обилие добычи на острове обеспечивало питанием большую популяцию песцов. Видимо, когда-то давно их предки попали на остров на дрейфующей льдине. Они не боялись людей и всё время что-то у них воровали, обгладывали ремни на сапогах спящих, объедали мертвецов. На ночь приходилось ложиться на разделанное вечером мясо, но голодные звери все равно к нему подбирались. Спали моряки с палками, чтобы отгонять хищников. Члены команды убили множество песцов. Их шкурами натуралист Стеллер покрыл крышу своей землянки. Сегодня многочисленные когда-то песцы командорских островов — вид, находящийся под угрозой вымирания.

Фото 5.jpg
Морская корова. (mirinteresen.net)

Участники экспедиции бережно относились к оставшимся запасам ржаной муки. В месяц каждому полагалось всего по 30 фунтов, с мая по 20, а затем и вовсе ничего. Вначале ещё оставалось немного ячменной крупы. Матросы пекли лепёшки на китовом или тюленьем жиру и делали сухари — готовились к новому плаванию.

Из воспоминаний Свена Вакселя: «Люди, находившиеся в лодке, вооружены были также саблями, штыками и копьями; они преследовали корову и кололи ее, пока не протыкали кожу насквозь; тогда начинала фонтаном бить кровь, которая была очень горячей. Иной раз приходилось целый час возиться с коровой, пока силы ее не начинали ослабевать; тогда мы понемногу подтягивали ее к земле, в ожидании пока наступит отлив и корова окажется на берегу. Тогда надо было как можно быстрее резать и свежевать корову и доставлять мясо ее домой, прежде чем наступит прилив, иначе плоды наших трудов могли пропасть. Из всех разнообразных видов пищи, которую нам пришлось употреблять во время пребывания на острове, мясо морских коров оказалось самым лучшим. Оно очень вкусно и весьма полезно для здоровья, так как морская корова ничем другим не питается, как только морской травой. После того как мы стали его есть, мы чувствовали себя несравненно лучше и совершенно выздоровели.

То, что мы начали бить этого зверя, было немалой удачей для нас, ибо, во-первых, мы были полностью и постоянно обеспечены пищей; во-вторых, если бы мне не удалось наладить добычу этих животных, то я не имел бы никакой возможности прокормить плотников, а следовательно, мы не поспели бы в срок с работой и вынуждены были бы оставаться на этом острове ещё одну зиму; в третьих, каждый раз, когда удавалось добыть одно из этих животных, мы оказывались обеспеченными продовольствием для всей команды на целых две недели. Каждый готовил себе так часто и в таком количестве, как ему вздумается…»

Фото 6.jpg
Первый лист работы Вакселя. (pinterest.com)

Кроме Беринга, команда «Св. Петра» (изначально 77 человек) в море и на острове потеряла ещё 30 моряков и других специалистов. Хуже всего было то, что умерли самый опытный штурман и все три мастера корабельных дел. На счастье, среди матросов оказался казак Савва Стародубцев, видевший однажды в Охотске постройку бота и участвовавший в строительстве «Св. Петра» в качестве простого рабочего. Он помог соорудить из обломков «Св. Петра» новый одноименный корабль — небольшой бот (11 м длиной и 3,7 м шириной). Над судном трудились три месяца и на воду спустили его 9 августа 1742 г. 13 августа корабль вышел в море, а через несколько дней 46 выжившие увидели камчатский берег. Оказалось, злополучный остров был всего в нескольких днях пути от дома. 26 августа «Св. Пётр» вошёл в Петропавловскую гавань.

***

Плавание В. Беринга и А. Чирикова началось 8 сентября 1740 года. Два бота («Св. Петр» и «Св. Павел») должны были найти путь в Америку. Через несколько месяцев в тумане и буре корабли потеряли друг друга. Из-за неверной карты судно Беринга потратило слишком много времени впустую, что и сыграло затем роковую роль (в отличие от него, Чирикову повезло больше — «Св. Павел» вернулся на Камчатку с живым командующим и намного раньше).

Фото 7.jpg
Маршрут пакетботов. (Берг Л. С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга, 1935)

Фото 8.jpg
Из документов экспедиции. (Envisioning Alaska)
Фото 9.jpeg
У берегов Аляски. (Newsland)

Кроме Командорских островов, экспедиция открыла Алеутские и Шумагинские острова, остров Кодьяк и Аляску. В дальнейшем открытые земли стали Русской Америкой. Стеллером и Чириковым были собраны сведения о местных жителях (эскимосах и алеутах), флоре и фауне. Наследие первой и второй камчатских экспедиций Беринга до сих пор ещё представляет для учёных колоссальный объем актуальных знаний.

Источники

  • Берг Л.С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. 1725 – 1742. Ленинград: Издательство Главсевморпути, 1935.
  • Ваксель, Свен. Вторая камчатская экспедиция Витуса Беринга. Ленинград: Издательство Главсевморпути, 1940.
  • Камчатские экспедиции / В.Й. Беринг. М.: Эксмо; Око, 2015.
  • Качалова В. Из истории Камчатских экспедиций / В. Качалова, В. Бякина // Морской сборник. 2018, № 4.

Сборник: Фараоны Древнего Египта

Они считались посредниками между небесным и зримым миром. Фараонов называли «повелителями обеих земель» — Верхнего и Нижнего Египта.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы