Практически сразу по окончании Второй мировой войны и Нюрнбергского процесса, осудившего Холокост и другие преступления нацизма, появились публицисты, сомневающиеся в установленных злодеяниях гитлеровцев. Первым из последовавших затем сотен отрицателей стал французский нацист и коллаборационист Морис Бардеш, в 1947 г. заявивший, что победители пишут, а вернее, фальсифицируют историю, а истинная причина гибели евреев — вовсе не злая воля немцев, а тяжелые военные условия, эпидемии и голод.

1.png
Вход в концлагерь Аушвиц. (rusvesna.su)

Война окончилась, но многие побежденные жаждали смыть с себя репутацию преступников, а антисемитизм никуда не делся, так что у Бардеша вскоре появились последователи. Другой француз, Поль Рассинье, уже в 1948 г. пошел дальше — также объясняя все тяготами военного времени, он обвинил в смерти евреев самих евреев (те узников, кто сотрудничал с немцами в концлагерях и убивал своих же), а также усомнился в существовании газовых камер и масштабе убийств (Холокост унес, по общепринятой оценке, около 6 млн жизней).

Есть такая профессия — Холокост отрицать

После этого отрицатели Холокоста стали появляться регулярно, а пик этого течения, которое само себя обозначало обычно как «ревизионистское», пришелся на 1960−1990-е гг. Отрицателями Холокоста обычно становились антисемиты, неонацисты и писатели, жаждущие сорвать низко висящие плоды медийной славы и заработать себе имя (и, конечно, деньги) на «сенсационных разоблачениях официальной истории». Реже отрицателями Холокоста становились искренне убежденные в том, что победители в союзе с еврейской мировой закулисой выдумали все о концлагерях, чтобы очернить Германию и выбить из нее компенсации. Большая часть отрицателей Холокоста не имеет отношения к исторической науке — это художники и издатели, писатели и крайне правые политики, химики и электротехники, в общем, масса профессий и национальностей.

«Ревизионисты» выдвигали множество тезисов для объяснения случившегося в 1930—1940-е гг: то евреи сами спровоцировали Гитлера на репрессии, то свидетели Холокоста все врут, а Освенцим — один большой миф, то немцы хотели лишь изгнать, а не убить евреев, а войну им навязали. Уже в 1970-е гг. аргументация отрицателей свелась к нескольким основным утверждениям, которые перепеваются на разные лады, нередко совсем не гармонично.

Фото 3.jpg
Экземпляр жанра, 1988. (konigbooks.uk)


Фото 4.jpg
Еще один экземпляр, 1974 г., Р. Харвуд, США. (goodreads.com)

Какие аргументы?

Работы отрицателей имеют и схожие названия («Миф о шести миллионах», «Ложь об Освенциме», «Обман о шести миллионах» и прочие «А был ли Холокост?»), и схожие аргументы. Самое главное можно свести к следующим пунктам. Если встретите где-то хотя бы что-то из перечисленного далее, то «ревизионист», как говорится, «детектед».

Третий Рейх желал лишь изгнать евреев, а не убить их. Концлагеря были трудовыми лагерями для не успевших эмигрировать евреев, а умирали там в результате эпидемий, нехватки еды из-за войны.

Холокост выдуман евреями, чтобы получать от Германии компенсации. В этом евреям помогают союзники (им выгодно устранение сильной Германии). Они силой вынуждают немцев признавать якобы совершенные преступления и они же — авторы якобы немецких документов, подтверждающих факт Холокоста; вообще, сионисты и союзники развязали войну (США, Англия и/или СССР)

Почти все евреи, исчезнувшие к 1945 г., жили не в Третьем Рейхе, а на Востоке, и винить за их пропажу надо СССР (этот тезис был особенно популярен в годы «Холодной войны»). Видимо, они стали жертвами сталинского террора.

Да, немцы казнили и иначе репрессировали евреев, но немного и только преступников и противников нацистского режима. У некоторых отрицателей, типа Э. Ареца и Р. Харвуда, даже хватило наглости писать, что речь идет всего о «нескольких тысячах» (до 10 тыс.) жертв. Более «умеренные» говорят о 300 тыс. (О. Эпп), получая эту цифру вольными манипуляциями.

Численность жертв (6 млн) выдумана историками-шарлатанами — это «бесстыдная ложь». Доказательств лжи нет. Все расчеты полны ошибок, что явно доказывает правоту отрицателей.

Свидетели — выжившие узники концлагерей — лжецы. Подделкой объявляется, к примеру, дневник Анны Франк. Не лучше и признания нацистских преступников и эсэсовцев — они получены под пытками или тоже выдуманы.

Не было газовых камер, а если были, то на самом деле это были комнаты для дезинсекции; еще один вариант — камеры построены американцами в конце войны. И вообще, Холокост невозможен технически. Газ «Циклон Б» слишком слаб для убийства человека; ну или наоборот — слишком силен, так что с ним не стали бы работать эсэсовцы. А крематории не были рассчитаны на такое количество якобы убитых, да и столько угля не было…

Помимо этого, отрицателя Холокоста может выдать чрезмерно почтительное отношение к Гитлеру и вообще Рейху: так, Ю. Граф запросто ставит в эпиграфы цитаты фюрера вроде «чем больше ложь, тем больше ей верят», а Э. Цюндель назвал свою книгу «Гитлер, которого мы любили и почему». Еще один характерный признак (впрочем, он типичен для всех сортов «ревизионистов») — это разоблачительный тон и уверенность в знании, как все было «на самом деле».

Фото 5.jpg
Э. Цюндель с женой. (zundelsite.org)

Конечно, основные построения отрицателей не выдерживают никакой серьезной критики. От наиболее дурацких домыслов их сообщество (включавшее в себя более сотни только довольно известных лиц) само отказалось. Доходило иногда до комичных ситуаций. Исследователь П. Полян (ссылка в конце статьи), занимавшийся проблемой отрицания Холокоста, приводит такой случай. Осужденный за командование женским лагерем в Биркенау Йозеф Эрбер, прочтя книгу одного «ревизиониста», возмутился и бросился писать издательству письмо с опровержением книги. Но ответ не успел получить — автор очередного «Обмана о 6 млн» умер.

Фото 6.jpg
Выжившие в лагере Эбензее, 1945. (infovzor)

В действительности, существуют не только десятки тысяч свидетелей, но и документы самих немцев, подтверждающие Холокост (их не счесть). Если не объявлять их произвольно фальсификатом, то сомнений быть не может — Холокост был. Обвиняя историков в мифотворчестве, сами отрицатели не смогли ни доказать факт мифотворчества, ни ответить, куда же делись пропавшие в годы войны 6 млн европейских евреев — эмиграция, естественная убыль и эпидемии. Да и даже если бы отрицателям удалось доказать, что жертв было не 6, а, к примеру, 5 млн, то сути дела это не поменяет — Гитлер от этого более «гуманным» выглядеть бы не стал.

Фото 7.jpeg
Погибшие в лагере Берген-Бельзен, 1945. (waralbum.ru)

Историки наносят ответный удар

Для профессиональных историков Второй мировой сомневающийся в факте Холоста человек выглядит в лучшем случае как плоскоземелец или отрицатель эволюции. Но обывателю (да даже и подготовленному читателю) подчас бывает непросто распознать псевдоисторика в выдвигающем подобные тезисы, все-таки это не дважды два четыре. Уже в 1980-е гг. отрицатели стали хитрее — начали использовать научно-справочный аппарат (ссылки, сноски и все такое), что сделало их опусы похожими на нормальные исторические работы. К тому же, они начали пользоваться «наукообразным» стилем и взяли спокойный тон изложения своего материала. В 1978 г. отрицатели даже основали близ Лос-Анджелеса частный «Институт пересмотра истории» (Institute of Historical Review) и свой журнал, выглядевший как научный.

Фото 8.jpeg
В «Институте…». (brasscheck.com)

В результате некоторые умеренные ревизионисты даже стали на какое-то время вхожи в университеты с публичными лекциями, хотя непрофессионализм препятствовал реальному допуску их в ученое сообщество. Никакой научно-справочный аппарат или институционализация не могут компенсировать антисемитизма, игнорирования фактов и выдергивания из отдельных источников «подходящих» цитат и цифр. По части содержания все было то же. Как пишет П. Полян, «пережевывается одна и та же жвачка мирового еврейского заговора и мирной эвакуации евреев из лагеря».

Фото 9.jpg
Журнал «ревизионистов». (Codoh.com)

Фото 10.jpg
Еще один экземпляр журнала. (bidorbuy.co.za)

Однако наукообразность и ореол гонимых носителей правды сделали отрицателей популярными у широкой публики, а оттого еще более опасными — опровергающие Холокост авторы стали коммерчески куда более успешны, нежели большинство академических профессионалов. Если прежде историки отмахивались от отрицателей, как от глупых и нелепых сектантов, то со временем назрела необходимость выступить против них, заявлявших, что их игнорируют, так как боятся правды и ее рыцарей.

Дэвид Ирвинг и Дебора Липштадт

Одни из самых громких случаев произошел в 1990-е гг. Американский историк Д. Липштадт опубликовала труд об отрицании Холокоста, в котором назвала одного из «ревизионистов» — британца Дэвида Ирвинга — опасным фальсификатором. Ирвинг и правда не брезговал подлогом и фальсификацией источников, к примеру, опубликовал сочиненные «дневники Гитлера». К тому же, он действительно выглядел опасным, так как был неплохим оратором и весьма изощренным автором: сначала Ирвинг заявлял, что Гитлер ничего не знал о Холокосте, а во всем виноват Гиммлер, а потом — что газовых камер не было. Хотя на правду не обижаются, но Ирвинга почему-то слова американки так задели, что он обвинил ее в клевете и подал в суд. [Прим.: эти события положены в основу художественного фильма «Отрицание» (2017)]

Фото 11.jpg
Д. Ирвинг. (news.ru.co.il)


Фото 12.jpg
Д. Липштадт. (vk.com)

Суд Ирвинг через 4 года благополучно проиграл — судьи назвали его расистом, антисемитом и фальсификатором, а книга Липштадт стала знаменитой. В итоге Ирвинг обанкротился и потерял дом. В 2005 г. его осудил австрийский суд за неонацистскую работу и приговорил к 3 годам тюрьмы. Выпустили британца через 13 месяцев за его раскаяние, оказавшееся неискренним. Вскоре отрицатель вновь взялся за старое: «"Я не думаю, что у Рейха была некая целостная политика по убийству евреев. Если бы она была, то евреи были бы убиты…»

Фото 13.jpg
Кадр из х/ф «Отрицание». (hadashot.kiev.ua)

Уголовная охрана исторической правды

Ирвинг — не единственный отрицатель Холокоста, осужденный за свои выступления. Так как отрицание Холокоста всегда связано с латентным или явным антисемитизмом и расизмом, то это явление таит в себе немало опасностей. Речь не только о вольном отношении к исторической науке и о релятивации достижений профессионалов, но и об актуальной политике. К примеру, отрицание Холокоста реабилитирует в глазах своих фанатов нацизм, что пополняет социальную базу радикалов. Отрицателями являются многие немецкие неонацисты, а также другие правые политики, к примеру, Жан-Мари Ле Пен или экс-президент Ирана Махмут Ахмадинежад, заявлявший, что надо «стереть Израиль с лица земли».

Фото 14.jpg
Антиизраильская демонстрация, Тегеран, 2018. (thejc.com)

Уже в 1980-е гг. европейские государства, осознав опасность «ревизионистов», начали криминализацию отрицания Холокоста и других преступлений Третьего Рейха. К началу 21 в. соответствующие законы приняли Германия, Израиль, Франция, Австрия, Швейцария, Бельгия, Испания и Португалия, затем Венгрия, Польша, Чехия, Литва, Румыния и Словения, Канада и др. «Схлопотать» можно от нескольких месяцев до 10 лет лишения свободы. По этим нормам были осуждены десятки человек, что сильно ударило по «отрицательству» (уже в 2000-е гг. активность явления постепенно стала снижаться).

Одно из последних громких дел — приговор в 2016 г. в Германии 88-летней неонацистской активистки Урсуле Хафербек (2,5 года заключения за отрицание Холокоста). В 2014 г. подобная статья появилась и в УК РФ (с. 354.1 Реабилитация нацизма) — штраф до 300 тыс. рублей; или до 3 лет принудительных работ или лишения свободы. В России, кстати, отрицатели в 1990—2000-е гг. неплохо себя чувствовали, и зарубежные, и свои — печатались Юрген Граф, В. Кожинов, С. Куняев, Ю. Мухин.

Фото 15.jpg
У. Хафербек в суде, 2016. (DW)


Фото 16.jpg
Книга Ю. Графа на русском. (knygy.com.ua)

Помимо уголовного преследования, в Европе практикуются и другие репрессии в отношении отрицателей Холокоста — увольнения, недопуск к защите диссертации или отзыв научной степени и т. п. Вопрос о том, стоит ли охранять историческую правду такими способами, давно (и пока не очень плодотворно) дискутируется. С одной стороны, отрицатели явно злоупотребляют свободой слова, игнорируя однозначно установленные факты, а также работая на неонацистскую пропаганду и разжигание межнациональной ненависти. С другой — уголовное преследование может создавать им репутацию пострадавших за правду оппозиционеров, а это делает их только сильнее.

Фото 17.jpg
Освенцим. (Regnum)

Игнорировать отрицателей Холокоста и других сознательных фальсификаторов истории — точно вредно, но и сажать их в тюрьмы как преступников, по мнению автора этих строк, не следует. На страже правды должна стоять историческая наука. Это касается не только Холокоста. И особенно актуально это в нашей стране, где жива память о государственной защите исторических истин. Советский период именно поэтому сильно подорвал доверие читателей к академической истории. В результате долгое время торжествовали «фолк-хисторики» вроде Фоменко, Суворова-Резуна, Прудниковой, Понасенкова и пр. Но в последние годы профессиональные историки вышли на публику, и публика к ним потянулась. Есть основание верить, что правде не придется прятаться за уголовным кодексом, а читатель находит реально происходившее в прошлом гораздо более увлекательным, чем какие бы то ни было конспирологические «теории».

Источники

  • Полян П.М. Историомор, или Трепанация памяти. М.: Издательство АСТ, 2016.
  • Рыжов И.В., Бородина М.Ю. Проблема отрицания Холокоста: история, особенности и современные тенденции // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2015, № 3. С. 97 – 102.
  • Лихачев В. Реабилитация Освенцима?

Сборник: Холокост

В годы Второй мировой войны в Германии и на оккупированных ею территориях происходило массовое уничтожение евреев.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы