С самого первого своего посещения Египта в 1890 году я мечтал о раскопках в Долине царей. И когда в 1907 году по приглашению сэра Вильяма Гарстина и сэра Гастона Масперо я приступил к раскопкам для лорда Карнарвона, нас всех окрыляла одна надежда, что рано или поздно нам удастся заполучить концессию на такие раскопки.

<…>

1.JPG
Картер с помощниками открывает двери в погребальную камеру. (Pinterest)

Запечатанная дверь! Значит, это верно! Наконец-то мы были вознаграждены за все годы терпеливого труда. Насколько я помню, первым моим побуждением было возблагодарить судьбу за то, что моя работа в Долине не осталась бесплодной. С лихорадочно возрастающим возбуждением я начал осматривать оттиски печатей на замурованной двери, чтобы установить, кто покоится в этой гробнице. Но я не нашел имени ее владельца. Единственными разборчивыми оттисками были хорошо известные оттиски печати царского некрополя: шакал и девять пленных.

Тем не менее две вещи стали для меня совершенно ясны: во-первых, что гробница была сооружена для лица, занимавшего очень высокое положение, — об этом свидетельствовали царские печати; во-вторых, что по крайней мере со времен XX династии никто не проникал в обнаруженную гробницу, — этот факт с достаточной очевидностью подтверждался тем, что запечатанная дверь была целиком скрыта рабочими хижинами времен той же династии. Для начала с меня было довольно и этого.

<…>

Двадцать четвертого ноября после полудня лестница была очищена полностью — все шестнадцать ступенек. Теперь мы могли тщательно осмотреть всю дверь, закрывавшую проход вглубь. На нижней ее части оттиски печатей оказались гораздо яснее, и среди них мы без труда расшифро­вали многократно повторявшееся имя — Тутанхамон.

<…>

3.jpg
Печать на дверях гробницы. (Pinterest)

После того как мы удалили еще несколько камней, тайна золотой стены была раскрыта. Перед нами был вход в усыпальницу фараона, а то, что преграждало путь, оказалось одной стороной гигантского позолоченного ковчега, сооруженного для защиты и сохранения саркофага. Теперь его можно было рассмотреть из передней комнаты при свете ламп. По мере того как мы вынимали камень за камнем и позолоченная поверхность этого внешнего ковчега постепенно появлялась перед глазами, словно электрический ток дрожью возбуждения пронизывал зрителей, находившихся за барьером. Мы, то есть те, кто был занят делом, очевидно, волновались меньше, потому что вся наша энергия уходила на то, чтобы справиться со стоящей перед нами задачей — разобрать замурованную стену без всяких неприятных происшествий. Падение одного камня могло нанести непоправимый урон хрупкой поверхности ковчега. Поэтому, когда отверстие было достаточно расширено, мы тотчас же приняли дополнительные меры предосторожности: просунули за стену матрасы и подвесили их с внут­ренней стороны к деревянной балке.

<…>

Одно из найденных нами опахал лежало в головах, а другое — у южной стенки четвертого саркофага. Первое было обшито листовым золотом и украшено обаятельным изображением юного царя Тутанхамона в колеснице. В сопровождении любимой собаки он охотится на страусов в «восточной пустыне Гелиополя», как гласит надпись на рукоятке, чтобы добыть перья для опахал. На другой стороне опахала, также тонко украшенной рельефами, представлено триумфальное возвращение с охоты юного «господина Доблести». Его добыча состоит из двух страусов, которых несут на плечах двое слуг, идущих впереди, а перья сам царь держит под мышкой.

<…>

4.jpg
Вход в гробницу. (Pinterest)

Никого из нас не минуло ощущение торжественности совершавшегося. В каком состоянии мы найдем мумию? Об этом думали все, хотя в гробнице царило молчание.

Блоки для подъема плиты были уже приготовлены. Я отдал приказ. В напряженной тишине огромная разломанная надвое плита, весящая более тонны с четвертью, поднялась со своего ложа. Свет упал на саркофаг. То, что мы увидели, несколько смутило и разочаровало нас. Ничего нельзя было различить, кроме тонких полотняных покровов.

Плита повисла в воздухе. Один за другим мы сняли покровы, и, когда последний из них был удален, возглас удивления вырвался из наших уст. Великолепное зрелище предстало перед нашими глазами: выполненное с исключительным мастерством золотое изображение юного царя заполняло всю внутренность саркофага. Это была крышка чудесного антропоидного гроба около 2,25 метра в длину, покоящегося на низких носилках, украшенных изображениями львиных голов. Несомненно, это был наружный гроб, заключавший в себе еще несколько и содержавший бренные останки царя. Крылатые богини — Исида и Нейт заключали гроб в свои объятия. Их сверкающие золотые изображения на гипсовой облицовке гроба как будто только что вышли из рук мастера. Они были сделаны техникой низкого рельефа, в то время как голова и руки царя представляли собой чрезвычайно тонко и изящно выполненные из массивного золота произведения круглой скульптуры, превосходящие все, что возможно себе представить. Это чрезвычайно усиливало впечатление. Руки, скрещенные на груди, сжимали царские эмблемы — крючкообразный скипетр и бич, инкрустированные толстым слоем синего фаянса. Используя в качестве ма­териала листовое золото, художник великолепно передал лицо со всеми его характерными чертами. Глаза сделаны из арагонита и обсидиана, бро­ви и веки — из искусственного лазурита.

5.jpg
Вход в гробницу частично разобран. (Pinterest)

Своеобразный реализм сказывал­ся в том, что большая часть антропоидного гроба, покрытая узором в виде перьев, была сделана из блестящего золота, а обнаженные кисти рук, так же как и лицо, казались иными. Чтобы воспроизвести цвет человеческого тела, использовался особый сплав. Таким образом достигалось впечатление бледности, присущей покойникам. Лоб юного царя украшали две эмблемы — коршун и кобра — символы Верхнего и Нижнего Египта. Обе покрыты изящной сверкающей инкрустацией. Но, быть может, наиболее трогательным в своей простоте и человечности был крошечный венок из цветов, обрамляющий эти эмблемы. Нам хочется думать, что это последнее прощальное приношение овдовевшей молодой царицы, юной повелительницы обоих царств, своему супругу. Среди всего царственного великолепия, державного величия и блеска золота не было ничего прекраснее этих нескольких увядших цветков, еще сохранивших слабые следы прежних красок. Они свидетельствуют о том, сколь кратки в действитель­ности тридцать три столетия — это всего лишь вчера и завтра. В самом деле, этот незначительный и такой естественный штрих роднит древнюю цивилизацию с современной.

<…>

Итак, мы наконец увидели останки юного фараона, который до сих пор был для нас всего лишь призрачным именем. Занимая всю внутреннюю часть золотого гроба, перед нами лежала внушительная, аккуратно и заботливо запеленутая мумия, которая, так же как и сам гроб, была облита благовониями. Их опять применили в большом количестве, и от времени они сгустились и почернели.

Резким контрастом на темной и мрачной поверхности благовоний выделялась сверкающая и, можно сказать, величественная, пламенеющая золотом маска. Эта маска, или портрет фараона, покрывала его голову и плечи. Когда лили благовония, то старались не попадать на маску, а также на ноги.

<…>

Даже после тщательного удаления большей части погребальных пелен нам пришлось отбивать затвердевшие благовония с туловища долотом, прежде чем удалось приподнять останки царя.

6.jpg
Сокровища вывозят по железной дороге. (Pinterest)

Повязки, которыми была обмотана голова, сохранились лучше тех, что окутывали остальные части тела, так как они не пропитались благовониями и пострадали только косвенно от окисления. То же самое в значительной степени относится и к повязкам на ногах.

Насколько мы могли установить, мумию завернули в пелены обычным образом: использовали многочисленные повязки, бинты и подкладки из полотна. Последние применялись для того, чтобы придать мумии форму человеческого тела. Все вместе свидетельствует о большой предусмотрительности. Для пеленания подбиралось тончайшее полотно типа батиста.

Многочисленные предметы, найденные на мумии, были запрятаны между различными прослойками этих обширных пелен, которыми она была многократно обернута, и буквально покрывали царя с головы до ног. Некоторые предметы большего размера были засунуты под разнообразные бинты, которые в большом количестве охватывали мумию крест-накрест или поперек.

Источники

  • Говард Картер. Гробница Тутанхамона / пер. с англ. Ф. Л. Мендельсона Д. Г. Редера. — Издательство восточной литературы, 1959
  • Изображение анонса и лида: Wikimedia Commons

Сборник: Декабристы

14 декабря 1825 года группа дворян совершила в Санкт-Петербурге попытку переворота. Целью восстания была отмена крепостного права и ликвидация самодержавия.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы