Идеолог анархо-коммунизма Пётр Кропоткин после преследования властями вынужден был в 1876 году бежать в Англию. Прожив долгое время за границей, философ смог вернуться на родину только в 1917 — в разгар революции. Воспользовавшись расположением большевиков, Кропоткин поселился в подмосковном Дмитрове. Оттуда он написал большое письмо своему старому другу и соратнику Александру Атабекяну. В нём Кропоткин в присущей ему манере называет государство «взаимным страхованием попа, солдата, судьи, помещика и капиталиста».

Александру Моисеевичу Атабекяну
4 апреля 1919 года

Дорогой мой Атабек, — спасибо, что прислали мне на просмотр вашу брошюру. Сандомирский прав, и то же самое вам сказали бы Грав, Малатеста, испанские товарищи и все западноевропейские друзья.

В том виде, в каком она теперь, т. е. в тех словах, в которых вы выразили вашу мысль, она внесет в умы ужасную путаницу.

Нельзя говорить, что анти-государственное учение должно стать государственным. Это может только внести сумбур.

Основная мысль вашей брошюры — верна. Требуя уничтожения государства, мы должны были указать, как отнесемсямы к самозащите в случае нападения завоевателя-соседа. Мы этого не сделали в достаточной мере. Кое-что, однако, было сделано.

Возьмите речь Бакунина на конгрессе Лиги Мира и Свободы в 1867 г. («Историческое развитие Интернационала», стр. 302−310 женев. изд.), и вы увидите, как резко Бакунин противополагал идею государства идее Свободного анархического Союза производительных ассоциаций и как он видел уже такие союзы ввиде федераций.

Та же федеративная идея у Прудона, в Principe fédératif.

Горе в том, что при ничтожности — вернее, отсутствии — русской анархической литературы и незнакомства русских товарищей даже с тем, что бывало издано по-русски, за границей и в России, наши товарищи — и вы, дорогой мой, в том числе, игнорируете то, что есть в этой литературе, кроме нескольких брошюр.

Попадалась ли вам Государственность и Анархия Бакунина? Эта замечательная вещь была переиздана в России в 1904−5 гг. Тут в поразительной форме высказались мысли, которые вас теперь занимают. Бакунин видит опасности, грозящие России и Европе вообще со стороны Германии и 400-миллионного государства, Китая. Он замечательно рисует это. И ни на минуту не ослабевает его ненависть — глубоко продуманная ненависть — к государству. Спасение он видит, конечно, в раздроблении Российского государства, — того же держусь, как вам известно, и я — и в федеративном союзе общин и рабочих производительных округов для самообороны. Вообще, несправедливо сказать, что анархисты, не веря в возможность близкого осуществления анархии, не спрашивали себя, как защититься от завоевателей? Я действительно слышал это от зеленой молодежи во Франции, — которая, кстати сказать, ничего не читала кроме своих брошюрок. — Но, конечно, ни Бакунин, ни Реклю, ни Гильом, ни Кафьеро, — никто из нашего поколения — ни даже Малатеста (до последней войны), не закрывали глаз на угрозы всякой анархистской попытке со стороны больших государств — Германии и России — и все видели исход не в государстве — государство есть взаимное страхование попа, солдата, судьи, помещика и капиталиста, — а в добровольном союзе общин, а пока (как выразился Гильом, внося поправку к резолюции конгресса Лиги Мира в 1867 г.), — Конгрес «пока не может предложить лучшего образца, как федерация швейцарская и американская» (стр. 309 Истории Развития Интернационала). Если бы Гильом и Бакунин знали историю вольных коммун ХІІ-ХVІ века, как мы ее знаем теперь, они указали бы на лиги городов: в Италии, Германии (Рейнск. города), Швейцарии, Франции, Испании, Шотландии, на Ганзетическую лигу, к которой принадлежали Новгород и Псков, на Cinque Ports, где Дувр, Кале и еще 3 города разных наций составляли один Союз, и т. д. (См. Взаимная Помощь, середина VI главы, стр. 151−154 последнего Московского издания 1918 года, больш. in-8°). Швейцария, начиная с XIII в., могла бы служить хорошим образцом. И если она обратилась теперь в государство буржуев, то виноват в этом не принцип Лиги, а капиталистическая полоса XIX века. — Последняя война открывает новую эру таким лигам. Соединенные Штаты в Европе создадутся уже на несколько новых началах.

Вообще, дорогой мой, мне кажется, что свою брошюру вам следовало бы сильно переделать: указываю — где и в чем. В таком же виде она внесет ужасный сумбур в умы. Отказываться нам от нашей антигосударственности нет никакой причины. Мы враги государства были и есть, и мы проповедники без-государственного объединения всегда были и остаемся.

Как я рад был бы свидеться!

Пока — крепко обнимаю вас и моего любимца. Самый сердечный привет вашей жене. Все это от обоих нас.

П. Кропоткин.

Источники

  • Почин. 1922. № 2. С. 2–3. Публикация А.М. Атабекяна.

Сборник: Русские революционеры

Одни члены революционных кружков в XIX веке «ходили в народ», другие ограничивались теорией. Переломным моментом стало убийство императора Александра II.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы