• 17 Февраля 2018
  • 19292
  • Дарья Александрова

Ведьмы Пендла

Хотя Великобритания и стала первой страной, где преследование и уголовное наказание за колдовство были отменены, в период активной охоты и истерии 16 и 17 веков по всей стране казнили около 400 «ведьм», 10% из которых — мужчины, объявленные, соответственно, колдунами. Процесс 1612 года, известный как суд на ведьмами Пендла, был одним из самых громких и сохранился в деталях благодаря подробному отчету, составленному клерком Томасом Поттсом. 12 человек, в том числе несколько молодых людей, предстали перед судом по обвинению в использовании черной магии. Возможно, это дело не представляло бы особого интереса, если бы не подоплека истории: вражда двух семейств, политический мотив и подозрения в терроризме.

Читать

Все началось в 1612-м году в Ланкашире, графстве на северо-западе Англии, в области, расположенной около холма Пендл в Пеннинских горах. В одной из деревень жила старуха Демдайк (настоящее имя — Элизабет Саутернс), 80 лет от роду, которую все местные почитали за ведьму. Демдайк, вероятно, разбиралась в травах и была кем-то вроде врачевательницы. Несмотря на то, что к «ведьмам» относились с опаской, в годы, когда охота на них еще не была развернута вовсю, называвший себя чародеем или колдуном, мог хорошо подзаработать: к подобным кудесникам обращались, например, за помощью при недугах.

Тем не менее, с воцарением короля Якова I страх по отношению ко всему, связанному с магией, возрос благодаря пропаганде, исходившей от монарха. Яков был одним из самых образованных людей своего времени, однако не настолько просвещенным, чтобы признать «ведовство» суеверием и чушью. Он выпустил трактат под названием «Демонология», где призывал к осуждению и преследованию всякого, заподозренного в колдовстве, а затем издал закон, по которому с 1612 года должны были вестись списки тех, кто отказывался посещать церковь или принимать веру. Особо пристальное внимание уделялось областям королевства, где по-прежнему сохранялось значительное число симпатизирующих Католической церкви. К таким землям относился и Ланкашир, где, как считалось, царили хаос и беспорядок (вероятно, как раз-таки в следствие религиозных убеждений).

фото1.jpg
Холм Пендл

Вполне возможно, что старая Демдайк спокойно дожила бы до естественной кончины, ведь к статусу «ведьмы» в округе все привыкли, если бы не история с ее внучкой Алисон Девайс. Та как-то раз выпрашивала милостыню на дороге по пути к лесу, когда мимо нее проходил коробейник Джон Лоу. Женщина обратилась к торговцу с просьбой дать ей несколько булавок, но тот отказался, после чего Девайс послала Лоу вслед проклятие. В скором времени мужчину разбил паралич, как красочно описал этот эпизод в отчете Томас Поттс, «этим дьявольским искусством ведовства его голову свернуло набок, глаза и лицо перекосились, речь невозможно было понять, ноги, от паха до самого низа, перестали его слушаться; руки тоже перестали ему повиноваться, особенно левая, ладони вывернулись наружу; тело его сделалось непригодно ни к какой работе». Так или иначе, коробейник обвинил в случившемся несчастье Алисон Девайс и ее чары. Дело дошло до суда, и Алисон призналась, что натравила самого дьявола на Джона Лоу, а также рассказала, что в колдовство ее втянула родная бабушка, та самая Демдайк-старшая.

Помимо этого, Девайс обвинила в ведовстве членов другого местного семейства, а именно, пожилую Энн Уиттл (известную как Чаттокс) и ее дочь Энн Рэдферн. Считается, что это был акт возмездия со стороны Девайс, так как представители родов Демдайк и Чаттокс долгое время враждовали. Поводом для ссоры стал, вероятно, случай, когда один из Чаттоксов вломился в дом Демдайков и украл ценностей на сумму в 1 фунт (примерно 100 фунтов на данный момент). Отец Алисон присоединился к дочери и заявил, что старая Энн Чаттокс наслала на него проклятие, которое вылилось в тяжелую болезнь. Внезапно выяснилось, что местные винили семейство Чаттокс в смертях еще четырех жителей, которые скончались за несколько лет до описываемых событий.

Суд привлек к разбирательству почти всех членов обеих семей. Каждый из них оговорил родственников. Так, Джеймс Девайс, брат Алисон и внук Демдайк, утверждал, что сестрица однажды прокляла младенца, а Элизабет, дочь Демдайк, призналась, что у ее матери на теле имеется «метка дьявола», та самая, по которой пытались вычислять ведьм. В свою очередь, то ли под действием пыток, то ли по другим причинам, обе старые женщины, Демдайк и Чаттокс сознались суду в том, что продали нечистому души. Дочь Чаттокс Энн притянули к делу на основании того, что та была замечена за изготовлением глиняных фигурок (с целью, разумеется, колдовства). Четырех женщин: старых Демдайк и Чаттокс, а также внучку первой Алисон и дочку последней Энн заключили под стражу.

фото2.jpg

Дальнейшие события захватили в водоворот новых участников. Элизабет, дочь старой Демдайк, организовала некую встречу в своем доме накануне Пасхи, в Страстную пятницу. Собрание вызвало подозрения у деревенских жителей: причиной могло быть как-то, что предпасхальное время традиционно считалось лучшим моментом для шабашей, так и то, что Элизабет и гости, предположительно, собирались справить католическую службу (в стране, где Яков проводил протестантскую политику). Однако властей данное сборище могло заинтересовать и по другой причине: всего 7 лет назад правительство разоблачило и предотвратило Пороховой заговор, целью которого было убийство и свержение Якова I, а также подрыв здания Парламента. Каким-то образом организация обычных домашних посиделок Элизабет Демдайк была расценена попыткой по разработке плана подрыва Ланкастерского замка, того самого, где томились четыре «ведьмы» в ожидании приговора. Таким образом, перед судом предстала и сама Элизабет, а также ее сын Джеймс и несколько друзей семьи.

Главным свидетелем обвинения выступила 9-летняя дочь Элизабет Дженнет. В большинстве случаев показания ребенка не были бы приняты во внимание, однако в данном конкретном деле суду было позволено опираться именно на них. Дженнет свидетельствовала против тех, кто собирался присутствовать на той самой злосчастной встрече, организованной ее матерью, а также против самой Элизабет и своего брата Джеймса. По словам Поттса, Элизабет, услышав обвинения из уст дочери, разразилась проклятиями, и ее пришлось вывести из зала. Девочка утверждала, что матери прислуживал демон по имени Болл, причинявший вред всякому, на кого указывала Элизабет.

фото3.jpg
Памятник Элис Наттер, одной из осужденных «ведьм»

По делу о ведьмах Пендла перед судом предстали 12 человек: старуха Демдайк не дожила до оглашения приговора и скончалась в темнице, из оставшихся 11 все, кроме девушки по имени Элис Грей, были признаны виновными в колдовстве и приговорены к смертной казни. Межродовая вражда, подозрения в терроризме, попытка припугнуть население мятежного Ланкашира или просто невежество — возможные причины организации очередного крупного процесса о ведьмах, в результате которого 10 человек были казнены. История не была забыта, и столетия спустя холм Пендл стал местом для проведения памятных мероприятий в честь невинно осужденных «ведьм».

распечатать Обсудить статью