• 16 Января 2018
  • 13543
  • Константин Котельников

«Благие намерения» крестоносцев

Неисповедимы пути средневековой войны. Четвертый крестовый поход начинался как попытка вернуть завоеванный и недавно утраченный крестоносцами Иерусалим. Но с самого начала все шло как-то не так – европейцы уже потеряли тягу к войне за «Святую землю». И финал этого похода оказался таков, что некоторые европейские историки еще долго обходили стороной этот эпизод, знакомство с которым вызывало чувство досады, раздражения и отвращения.

Читать

Новый крестовый поход Папа Иннокентий III готовил с 1198 года. Молодой, энергичный и ловкий политик, он стремился к усилению папского престола и подчинению всех христиан Риму. Целью похода был объявлен Египет — удобный плацдарм для отвоевания «Святой земли». Доставить войско взялся венецианский флот — он единственный на тот момент был способен предпринять такую операцию. Несмотря на титанические усилия Папы, войско по плану насчитывало не так много воинов, как прошлые походы. Проповеди священников не имели ожидаемого эффекта. Даже самому знаменитому из них, Фульку из французского города Нейи на р. Марна, который инсценировал чудеса исцеления во время своих выступлений, не удалось собрать толпы последователей обещаниями небесных благ. Но обещания Папы списать долги участникам похода, дать им земли, защитить их имущество от врагов сработали. Блага земные привлекли большое количество бедняков, должников и жаждущих наживы в крестоносное воинство.

На венецианских кораблях планировалось перевезти 33,5 тыс. человек. Вообще для Венеции, торговые связи которой с Египтом были хорошо налажены и стабильны, поход был невыгоден. Торговля и прибыль имели для этого города особое значение (позднее родилась даже конспирологическая версия о том, будто египетский султан подкупил венецианцев, чтобы те направили крестоносцев в другое место). И венецианский дож старый и слепой, но все еще бодрый и амбициозный Энрике Дандоло запросил за свои услуги огромную сумму в 85 тыс. марок (около 20 тонн серебром). Войско, которое должно было собраться в Венеции, смогло бы выплатить эту сумму. Однако договор был составлен таким образом, что если бы прибыло меньше воинов, то было бы непонятно, что делать, и дож мог бы все равно требовать полной оплаты. Что, конечно же, и случилось. Вместо 33,5 тыс человек летом 1202 года Венецию достигло лишь около 10−13 тыс. человек. Размещенные на о. Лидо близ города, они ожидали остальных, которые, в свою очередь, задерживались или рассчитывали иными путями добраться до Египта. С огромным трудом удалось выплатить дожу только 51 тыс. марок. Но он требовал полной уплаты оговоренной суммы.

Фото 1. Папа Римский Иннокентий Третий.jpg
Папа Римский Иннокентий Третий

Недополучив деньги, венецианцы перестали кормить крестоносцев и грозили вообще не дать никаких судов. Скопившиеся на острове крестоносные воины практически стали пленниками. В это время прибыл вождь похода Бонифаций Монферратский. Он, человек расчетливого ума, легко договорился с корыстным Дандоло. Денег у крестоносцев уже не было совсем, отпустить их по домам тоже было неприемлемо — все тогда стали бы называть венецианцев обманщиками и нечестивыми дельцами. И тогда дож предложил отработать долг мечом — пусть завоюют для Венеции венгерский город Задар, конкурент на Адриатике, и тем заработают отсрочку выплат. Некоторые крестоносцы, узнав об этом, покинули лагерь, не пожелав стать наемниками дожа, напавшими на христиан, но большая часть осталась, скорее всего, даже и не разобравшись толком в происходящем.

Фото 2. Энрике Дандоло венецианский дож.jpg
Энрике Дандоло, венецианский дож

Для Папы же захват Задара был приемлемой ценой сохранения сошедшегося войска, которое иначе, с таким трудом собранное, разошлось бы навсегда. Формально он подтвердил свой запрет на войну против христиан, но его легаты давали понять, что реально Папа потворствует происходящему. Тут надо иметь в виду, что Папа довольно легко мог оплатить из католической казны сумму в 34 тыс. марок и помочь походу, но он не стал этого делать ради поддержки войны за освобождение «святой земли». Задар был захвачен и жестоко разграблен. И хотя за это Папа, как и должен был, отлучил крестоносцев от церкви, он довольно скоро снял это отлучение, взяв обещание, что впредь воины будут повиноваться престолу. Возможно, что Папа Иннокентий III предвидел последовавшие события и попытку Венеции втянуть крестоносцев в конфликт с Византией, которая была самым сильным конкурентом дожа в регионе. Как бы то ни было, вскоре поход, который теперь должен был продолжиться уже в Египте, снова сменил свое направление — на сей раз на Константинополь. Папа и сам питал к Византии ненависть — империя давно сопротивлялась притязаниями Рима на религиозный контроль над ее населением и, соответственно, церковными богатствами. Воины зимовали в Задаре, и в начале 1203 г. к ним прибыли послы царевича Алексея, сына свергнутого недавно императора Византии Исаака II.

Фото 3.JPG

Царевич Алексей обязался за помощь ему и его отцу в восстановлении власти выплатить крестоносцам 200 тыс. марок серебром. В случае успеха предприятия Алексей обещал подчинить греческую церковь римской, принять участие в Крестовом походе или послать войско в 10 тыс. сроком на год. И большинство крестоносцев согласилось на новую авантюру. Предлог похода был благовидный (помощь законному монарху), награда должна была не только покрыть долг перед Венецией, но и обеспечить воинов всем необходимым для дальнейшей жизни и походов. А рассказы о богатствах Византии, накопленных за столетия могущества империи, будоражили воображение воинов. И снова Папа в посланиях своих увещевал воинов креста не поднимать руки на христиан, пусть даже еретиков, угрожал анафемой, но в то же время намекал, что вред византийцам нельзя наносить, «разве только сами они станут необдуманно чинить препятствия вашему походу…», а такая формулировка по сути является ироничным разрешением.

Византия тогда находилась в кризисе — политическом, экономическом и социальном. Собственная торговля слабела, население было обобрано и устало от войн. Армия также утратила свою прежнюю силу, а флот давно стал ничтожным, так как василевсы долгое время уже в случае необходимости полагались на венецианские корабли. Как сообщает один из хронистов, начальник флота Михаил Стрифна, родственник императора украл и продал на флоте все, что только мог, включая паруса и весла. Византийцы никак не готовились к тому, что их ожидало. Надеяться можно было на храбрость малочисленных защитников города и его стены, которые собирались брать 10−12 тыс. крестоносцев. 23 июня 1203 года флот святого воинства подошел к Константинополю. Участник похода позже писал: «…они не могли вообразить себе, что где-либо на свете может существовать такой богатый город…».

Фото 4.jpg

В суматохе собранные воины Константинополя приняли бой. 5 июля укрепления были атакованы с суши высадившимися крестоносцами. Но дух бойцов столицы империи (значительная часть — наемники) и их подготовка были слабы. Военные действия длились всего несколько дней, множество укреплений были захвачены, и враг проник в город. 17 июля 1203 г., в обстановке пожара и бегства узурпатора Алексея Третьего, происходило последнее столкновение. Город был взят. Свергнутый братом император Исаак II был освобожден из темницы и провозглашен императором. Но он не был тем, кто обещал награду крестоносцам, и те принудили его править вместе с сыном Алексеем IV.

Фото 5.jpg

Исполнилась мечта царевича. Но не так он представлял себе свое правление великой империей. Отец и сын, соправители, в отчаянии теперь искали средства для уплаты, нещадно обирая население. Ненавистные латиняне в это же время начали совершать грабительские рейды в город, будучи не в состоянии удержаться от этого при виде несметных сокровищ. «Там было, — писал участник похода Робер де Клари, — такое изобилие богатств, так много золотой и серебряной утвари, так много драгоценных камней, что казалось поистине чудом, как свезено сюда такое великолепное богатство». Возмущение горожан, на долю которых выпало уже столько ненастий, росло. Христолюбивое войско с особым удовольствием грабило церкви, в которых всегда было сосредоточено множество драгоценностей. В январе 1204 г. Исаак II, желая защитить себя от гнева горожан, пригласил крестоносцев в город. Об этих планах сообщил населению его же придворный Алексей Мурзуфл. Началось восстание, в ходе которого Мурзуфл был провозглашен императором Алексеем V. Алексея IV задушили по приказу нового властителя, а его отец Исаак через несколько дней умер от горя.

Фото 6.jpg

Алексей V, возглавив движение против императора, не сумевшего дать отпор крестоносцам, должен был открыто выступить против захватчиков. Последние в ответ на это решили наконец взять свое без стеснения. Василевс оказался в ужасном положении. Наемникам платить было нечем, и немногие были готовы рисковать жизнью за одно только обещание жалования, а серьезное ополчение так и не удалось создать. Народ, которого разгневали латиняне и свои правители, выпустил пар, но никто уже не хотел воевать за императоров.

9 апреля 1204 г. был нанесен первый удар, с моря, и его удалось отбить. Но новая атака спустя три дня принесла победу. 13 апреля 1204 г. Константинополь пал, почти не сопротивляясь. Все еще богатейший город, даже после пожаров, грабежей и сбора налогов, он был намного интереснее «Святой земли» и стал конечной точкой похода. Были довольны Папа, дож и вожди крестоносцев. Византия была уничтожена почти на 60 лет, а на ее месте рыцарями, как прежде в Палестине, было основано новое государство — Латинская империя (разумеется, католическая). Алексей V бежал из города в день его падения (а после пойман и казнен за убийство Алексея IV). Рыцари готовились к борьбе с жителями и к грандиозному сражению, которого не последовало, чему дивились все захватчики. Люди не хотели сражаться за государство, которое не считалось с их интересами. Величайший город Европы завоевало и затем опустошило небольшое войско жаждущих наживы защитников «Святой земли». Дворцы, дома, храмы и склады были разорены, жителей унижали, убивали и насиловали. В поиске добычи были вскрыты даже могилы императоров.

Фото 7.jpg

Католические священники перед битвой призывали воинов к храбрости и убеждали их в богоугодности взятия города. Иннокентий III взял Латинскую империю и первого ее императора графа Балдуина Фландрского под свое покровительство. За участие в подготовке и попустительство всем этим злодеяниям Ватикан принес извинения Константинополю только 800 лет спустя, в 2004 году: «Это постыдный день для католичества и скорбный для православия». Византия, реставрация которой все же произошла спустя почти 60 лет (рыцарские королевства оказались неспособны на успешное развитие), так и не сумела оправиться от разграбления ее земель и подготовиться к смертельной борьбе с Османской империей.


Основная литература:
Девриз К. Великие сражения Средних веков 1000— 1500 / К Девриз, М. Догерти, Й. Дикки, Ф. Джестайс, К Йоргенсен; [пер. с англ.]. М.: Эксмо, 2007.
Заборов М. А. Крестоносцы на Востоке. М.: Наука, 1980.

распечатать Обсудить статью