• 11 Января 2018
  • 11375
  • Надежда Чекасина

Рурский конфликт

По Версальскому договору 1919 года часть территории по левому и правому берегу Рейна объявлялась демилитаризованной зоной, чтобы предотвратить возможное нападение Германии на Францию. Также договор предусматривал выплату репараций странам-победительницам в Первой мировой войне. На бескомпромиссном выполнении условий договора настаивал президент Франции Раймон Пуанкаре. Как только Германию замечали в просрочке платежей или поставок, французские войска входили на неоккупированную территорию. Так было несколько раз, пока в 1923 году франко-бельгийские войска не вошли в Рурский регион, чем спровоцировали новый рост напряженности в Европе.

Еще в марте 1921 года французы оккупировали Дуйсбург и Дюссельдорф в рейнской демилитаризованной зоне. Это позволило Франции открыть путь для дальнейшей оккупации всего промышленного района, кроме того, поскольку теперь французы получили контроль за портами Дуйсбурга, они точно знали объем экспорта угля, стали и другой продукции. Их не устраивало то, как Германия выполняет свои обязательства. В мае был выдвинут Лондонский ультиматум, по которому устанавливался график выплат репараций на сумму в 132 млрд золотых марок, в случае неисполнения Германии грозила оккупация Рура.

1.png
Управляемые и оккупированные территории Германии. 1923 год

Тогда Веймарская республика пошла путем «политики исполнения» — следовать требованиям так, чтобы стала очевидной их невыполнимость. Германия была ослаблена войной, в экономике царила разруха, инфляция росла, страна пыталась убедить победителей в том, что их аппетиты слишком завышены. В 1922 году, видя ухудшение в экономике Веймарской республики, союзники согласились заменить денежные выплаты на натуральные — дерево, сталь, уголь. Но в январе 1923 года, международная комиссия по репарациям заявила, что Германия умышленно задерживает поставки. В 1922 году вместо требуемых 13,8 млн тонн угля — только 11,7 млн тонн, а вместо 200 000 телеграфных мачт — только 65 000. Это стало поводом для Франции ввести войска в Рурский бассейн.

6.jpg
Карикатура на выплату Германией репараций

Еще накануне ввода войск 11 января в Эссен и его окрестности, город покинули крупные промышленники. Сразу после начала оккупации германское правительство отозвало своих послов из Парижа и Брюсселя, вторжение объявили «противоречащей международному праву насильственной политикой Франции и Бельгии». Германия обвинила Францию в нарушении договора, заявляла о «военном преступлении». Британия предпочла внешне остаться безучастной, между тем убеждая французов в своей лояльности. На деле же Англия рассчитывала столкнуть Германию и Францию, устранить их и стать политическим лидером в Европе. Именно британцы и американцы посоветовали Веймарской республике проводить политику «пассивного сопротивления» — бороться против использования Францией экономических богатств Рура, саботировать мероприятия оккупационных властей. Между тем, французы и бельгийцы, начав с 60 тыс. военных довели свое присутствие в регионе до 100 тыс. человек и за 5 дней оккупировали весь Рурский регион. В результате Германия лишилась практически 80% угля и 50% чугуна и стали.

7.jpg
Гиперинфляция в Германии

Пока британцы за кулисами вели свою игру, советское правительство было всерьез обеспокоено сложившейся ситуацией. Там заявляли, что эскалация напряженности в этом регионе может спровоцировать новую европейскую войну. В конфликте советское правительство винило как агрессивную политику Пуанкаре, так и провокационные действия германских империалистов.

Между тем, 13 января правительство Германии большинством голосов приняло концепцию пассивного сопротивления. Выплата репараций была остановлена, рурские предприятия и ведомства открыто отказывались подчиняться требованиям оккупантов, на заводах, транспорте и в госучреждениях проходили всеобщие забастовки. Коммунисты и бывшие члены добровольных полувоенных патриотических формирований устраивали акты саботажа и нападения на франко-бельгийские войска. Сопротивление в регионе росло, это выражалось даже в языке — все заимствованные из французского слова заменялись немецкими синонимами. Усилились националистические и реваншистские настроения, во всех областях Веймарской республики тайно формировались организации фашистского типа, к ним был близок и рейхсвер, чье влияние в стране постепенно росло. Они выступали за мобилизацию сил для восстановления, подготовки и перевооружения «великой германской армии».

9.jpg
Протест против оккупации Рура, июль 1923 года

В ответ на это Пуанкаре усилил оккупационную армию, запретил вывоз угля из Рура в Германию. Он рассчитывал добиться статуса, аналогичного для Саарского региона — когда формально территория принадлежала Германии, но вся власть была в руках французов. Усилились репрессии оккупационных властей, был арестован ряд углепромышленников, проводились аресты правительственных чиновников. В целях устрашения был проведен показательный суд и казнь члена фрайкора Альберта Лео Шлагетера, которого обвинили в шпионаже и саботаже. Германское правительство неоднократно выражало свой протест, но Пуанкаре неизменно отвечал, что «все меры, принимаемые оккупационными властями, совершенно правомерны. Они являются последствием нарушения Версальского договора германским правительством».

8.jpg
Французский солдат в Руре

Германия надеялась на помощь Англии, но британцы постепенно осознали, что далее подливать масло в огонь может быть опасно для них самих. Англия рассчитывала, что из-за оккупации упадет франк и курс фунта взлетит. Только они не учли, что из-за этого немцы потеряли платежеспособность, разруха в экономике Германии дестабилизировала европейский рынок, английский экспорт упал, в Британии стала расти безработица. В последней надежде на помощь англичан, германское правительство 2 мая направило им и правительствам других стран ноту с предложениями по репарациям. Все вопросы предлагалось решать на международной комиссии. Произошел новый виток дипломатической схватки. Франция резко возражала против обвинений в нарушении Версальского договора и требовала прекратить пассивное сопротивление. В июне канцлер Куно немного пересмотрел свои предложения и выдвинул идею определения платежеспособности Германии на «беспристрастной международной конференции».

10.jpg
Оккупационные войска

Через месяц Англия выразила свою готовность оказать давление на Германию с тем, чтобы та отказалась от сопротивления в Руре, но при условии оценки платежеспособности Веймарской республики и установления более реальной суммы репараций. Франция вновь отвергла любые предложения, мировая печать заговорила о расколе в Антанте. Пуанкаре заявил о том, что разорение Германии — дело рук самой Германии и оккупация Рура не имеет к этому отношения. Немцы должны отказаться от сопротивлений без всяких условий. Было очевидно, что и Франция и Германия хотят скорейшего разрешения конфликта, но обе стороны слишком горды для того, чтобы пойти на уступки.

5.jpg
Генерал Чарльз Дауэс

Наконец 26 сентября 1923 года новый рейхсканцлер Густав Штреземан объявил о прекращении пассивного сопротивления. Под давлением США и Англии Франция подписала союзническое соглашение о контрольной комиссии по фабрикам и шахтам Рура. В 1924 году комитет под руководством американца Чарльза Дауэса разработал новый план выплат репараций Германией. Веймарская республика смогла преодолеть инфляцию и постепенно стала восстанавливать свою экономику. Державы-победительницы стали получать свои выплаты и смогли вернуть военные кредиты, полученные от США. Всего за время рурского конфликта ущерб германской экономики составил от 4 до 5 млрд золотых марок. В июле-августе 1925 года оккупация Рурского региона завершилась.