• 4 Июня 2017
  • 57196

Цена победы. 1940 год. «Странная война» СССР

Когда Советский Союз вступил во Вторую мировую войну? Очень бы хотелось ответить на этот вопрос четко и ясно, как в советской школе: 22 июня 1941 года. Да еще добавить, чтобы пятерку поставили: в качестве жертвы агрессии немецко-фашистских захватчиков. Но не получается. Почему? На этот вопрос отвечают ведущие передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» Виталий Дымарский и Дмитрий Захаров. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

Во Вторую мировую войну Советский Союз вступил 17 сентября 1939 года, когда наряду с Германией вторгся на территорию Польши. Следующим шагом (уже после раздела Польши) стало нападение на Финляндию зимой 1939 — 1940 годов. Зимняя война, весьма кровопролитная и не слишком результативная, не была единственной финской кампанией, которая планировалась. О том, что во второй половине 1940 года готовилась новая война СССР против Финляндии, свидетельствуют документы, находящиеся в архиве Генштаба Красной Армии.

Первый документ — это записка тогдашнего наркома обороны маршала Советского Союза Тимошенко и начальника Генштаба Мерецкова, где достаточно пространно было расписано все, что СССР намеревался делать в Финляндии. В том числе там был такой пункт: «…ударом главных сил Северо-Западного фронта через Савонлинна на Сан-Михель (Миккели) и через Лаппеенранта на Хейноло, в обход созданных на Гельсингфорсском направлении укреплений, а одновременным ударом от Выборга через Сиппола на Гельсингфорс (Хельсинки), вторгнуться в центральную Финляндию, разгромить здесь основные силы финской армии и овладеть центральной частью Финляндии», «…решительными действиями на направлениях Рованиеми-Кеми и на Улеаборг (Оулу) выйти на побережье Ботнического залива, отрезать северную Финляндию и прервать наземные сообщения центральной Финляндии со Швецией и Норвегией…».

Второй документ — это директива наркома и начальника Генштаба в адрес Ленинградского военного округа, где было сказано следующее: «…по сосредоточении войск быть готовым на 35-й день мобилизации по особому указанию перейти в общее наступление, нанести главный удар…» и так далее.

Однако эта война, которая планировалась на теплое время года, не состоялась. Все расстроил визит Молотова в Берлин, одним из итогов которого стало то, что Гитлеру не понравились возросшие аппетиты Советского Союза. Таким образом, фюрер не дал «добро» на оккупацию Финляндии.

Помимо встречи Молотова в Берлине, немаловажную роль сыграло то, что Москва уже нацелилась на Прибалтику, которая в соответствии с договоренностями от августа 1939 года была формально отдана немцами нам. А Прибалтика — это все-таки достаточно большая территория, три страны… То есть СССР там было чем заняться.

ФОТО 1.jpg
Министр иностранных дел Финляндии Вайне Таннер выступает по радио с сообщением об окончании Советско-финской войны, 13 марта 1940 года

Следующей целью Советского Союза после прибалтийских государств стала Бессарабия. В этом контексте можно сказать, что все происходящее в то время действительно напоминало «странную войну»: территории присоединялись без единого выстрела, практически бескровно.

И все же центральный вопрос 1940 года — это взаимоотношения Советского Союза и Германии: с одной стороны — пакт, с другой — подготовка к войне. По линии раздела в Польше стояли и советские, и германские войска, что, в общем, уже предполагало определенную эскалацию, хотя в определенный момент СССР еще был готов протянуть Германии руку дружбы.

И вот здесь встает, наверное, один из самых главных вопросов Второй мировой войны: к чему все-таки готовился Советский Союз? Большинство исследователей сходятся во мнении, что СССР готовился к наступательной войне. Почему? Во-первых, если ты готовишься к обороне, то разворачиваешь перед своими войсками минные поля. В Советском Союзе в наркомате боеприпасов мин в это время практически не производилось, и на линии разграждения советских и немецких войск никаких минных полей не было. Во-вторых, где были расположены склады горюче-смазочных материалов, боеприпасов, продовольствия для войск? Если войска собираются наступать, то эти склады находятся в относительно небольшом удалении от группировки войск. Если собираются обороняться, то склады переносятся глубже, в тыл своей территории. Склады находились непосредственно за боевыми порядками войск.

ФОТО 2.jpg
Части Красной Армии вступают в Эстонию в начале процесса присоединения Прибалтики к СССР, октябрь 1939 года

Тем не менее до определенного момента СССР был готов сделать для Германии если не все, то очень многое. Аргументировать данное утверждение достаточно легко: вспомнить хотя бы цитату самого Сталина. Если обратиться к записям его беседы с Риббентропом 28 сентября 1939 года, то советский вождь в своем (первом после долгих рассуждений Риббентропа) высказывании (согласно немецкой записи) так изложил свою точку зрения: «Господин имперский министр иностранных дел сказал в осторожной форме, что под сотрудничеством Германия не понимает военную помощь и не собирается вовлекать Советский Союз в войну. Это очень тактично и хорошо сказано. Это факт, что Германия в настоящее время не нуждается в чужой помощи и очевидно и в дальнейшем не будет в ней нуждаться. Но если, вопреки ожиданиям, Германия попадет в трудное положение, то она может быть уверена, что советский народ придет Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию удушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы ее повергли на землю».

Действительно ли это сказал Сталин? Полная советская запись всей беседы в архиве Сталина отсутствует. Однако есть специально выпечатанный фрагмент с пометкой Молотова: «Наш текст, вместо текста, имевшегося в речи Риббентропа (передано Шуленбургу 19. X.). На всем документе резолюция: «Секр. архив». В. М.».

«Наш» (то есть советский и отредактированный) текст гласил: «Точка зрения Германии, отклоняющей военную помощь, достойна уважения. Однако сильная Германия является необходимым условием мира в Европе — следовательно, Советский Союз заинтересован в существовании сильной Германии. Поэтому Советский Союз не может согласиться с тем, чтобы западные державы создали условия, могущие ослабить Германию и поставить ее в затруднительное положение. В этом заключается общность интересов Германии и Советского Союза».

ФОТО 3.jpg
Сталин, Молотов и Риббентроп в Кремле, 1939 год

Вот такое высказывание Сталина в двух редакциях. Кстати, интересен ответ немцев: «Германское правительство не ожидает военной помощи со стороны Советского Союза и в ней не нуждается, зато экономическая помощь со стороны Советского Союза представит значительную ценность».

Ну, а экономические соглашения, как известно, были достаточно масштабные, обширные, пространные и выполнялись, надо сказать, достаточно пунктуально с обеих сторон.

Стоит отметить, что на фоне такой великой дружбы 1939 года обе стороны продолжали наращивать военные возможности. Согласно Большой советской энциклопедии, с 1939 года по лето 1941 года советская авиационная промышленность выпустила 17 тысяч самолетов, постоянно наращивалось производство танков, артиллерийского вооружения и стрелкового оружия. То есть и без того, в общем-то, немалые военные возможности Советского Союза перманентно увеличивались.

Германия тоже, насколько это было возможно, увеличивала количество авиации, танков и стрелковых вооружений. То есть наращивание мускулов шло на фоне заверений в крайней любви друг к другу. Однако в определенный момент эта дружба начала охладевать. У Советского Союза, у Сталина, аппетиты росли непомерно. У Гитлера тоже.

Все закончилось 22 июня 1941 года…

распечатать Обсудить статью