Монашеский орден, который одни называли самой страшной и таинственной организацией в истории, а другие считали лучшей шпионской сетью в мире, создал человек, в детстве и не помышлявший о карьере священнослужителя. Иньиго Лойола, сын богатого испанского дворянина мечтал стать военным. Он был младшим из тринадцати сыновей, и, естественно, большое наследство ему не светило. Иньиго учился верховой езде, фехтованию и прочим премудростям, которые могли пригодиться на армейской службе. Прочее его образование ограничилось умением читать и писать. Впрочем, как дворянин он получил несколько уроков игры на мандолине и даже пытался сочинять стихи.

В 1505 году 14-летний Лойола остался круглым сиротой. А ещё через два года родня пристроила его пажом к королевскому двору Кастилии. Среди других придворных юный паж выделялся честолюбием: он во всём хотел быть первым. Невысокий рост (всего 156 сантиметров), его не смущал. Даже даму сердца, в честь которой он пытался сочинять мадригалы, Иньиго выбрал среди дочерей короля. Во всём прочем Лойола был типичным прожигателем жизни. На склоне лет он писал в автобиографии: «Внимательный к своей наружности, падкий на успех у женщин, смелый в своих ухаживаниях, придирчивый в вопросах чести, ничего не боявшийся, дёшево ценивший жизнь свою и других, я предавался роскоши и даже был арестован за очень крупные проступки, мною предумышленно совершённые в ночь Карнавала».

Покрутившись несколько лет при дворе, Лойола вспомнил о детских мечтах и отправился служить в армию. В начавшейся войне с Францией он проявил себя героем: 20 мая 1521 года при обороне Памплоны возглавил горстку не сдавшихся врагу солдат и засел с ними в городской цитадели. Во время начавшегося штурма ядро пролетело между ног Иньиго, искалечив одну и сломав другую. Французы захватили крепость, но проявили рыцарское уважение к отважному противнику. Раненого героя несколько дней выхаживали французские лекари, а потом его на носилках отправили в родовое поместье.

1.jpg
Видения Игнатия Лойолы. (Wikimedia Commons)

Лечение продолжалось долго, кости срастались неправильно. Лойола перенёс несколько мучительных операций, но на всю жизнь остался хромым. Чтобы скоротать время вынужденного безделья, он попросил родственников дать ему почитать какие-нибудь рыцарские романы, которыми весьма увлекался. В доме не нашлось никакой печатной продукции кроме житий святых и краткого пересказа Евангелия. Раненому солдату пришлось взяться за духовную литературу, и внезапно он обнаружил, что святые совершали подвиги не менее славные, чем персонажи его любимых романов. Вдохновившись их деяниями, Лойола решил отбросить мирскую суету и вступить на духовный путь. Явившаяся ему во сне Мадонна одобрила этот выбор.

Подлечившись, «новообращённый» христианин решил совершить подвиг во славу божью: он замыслил отправиться в Иерусалим и заставить всех тамошних магометан принять истинную веру. Для начала он совершил паломничество в монастырь Монсеррат близ Барселоны. Там он простоял ночь рядом со священной статуей Мадонны, а наутро объявил богоматерь новой дамой своего сердца и преподнёс ей в дар свою шпагу и рыцарские доспехи. Облачившись в нищенское рубище, Лойола пошёл в городок Манреса, где решил немного посамосовершенствоваться. Он поселился в пещере, в которую забирался ползком через узкий лаз в колючих кустах. Новый отшельник утром и вечером посещал церковь, а днём молился и ухаживал за страждущими в местной больнице. Питался Иньиго лишь тем, что ему подавали. От долгого поста разум его просветлел настолько, что Лойола решил поделиться собственным опытом с другими людьми, и стал делать первые наброски книги, позже названной им «Духовные упражнения».

28 марта 1523 года Лойола отплыл из Барселоны в Италию, чтобы оттуда двинуться в Иерусалим. Святой земли он достиг 1 сентября. Действительность не очень соответствовала фантазиям испанского католика. Оказалось, что магометане не владеют испанским языком, а других Лойола не знал и проповедовать христианство не мог. Палестинские францисканцы побеседовали с гостем о теологии, обнаружили его полную дремучесть, и попросили его уехать. Обстановка на Ближнем Востоке и без доморощенных крестоносцев была напряжённой.

2.jpg
Утверждение устава Общества Иисуса. (Wikimedia Commons)

По дороге домой Иньиго понял, что для служения Богу у него маловато знаний. Вернувшись в Испанию, 33-летний дворянин пошёл в школу. Вместе с учениками втрое его младше он два года зубрил латынь. В 1526 году Лойола стал слушать лекции в университете Алькалы. В свободное от занятий время он сам обучал основам катехизиса всех, обращавшихся к нему. Такая несанкционированная деятельность привлекла внимание инквизиции. Лойола 42 дня провёл в церковной тюрьме, после чего ему запретили образовательную и проповедническую деятельность под страхом отлучения от церкви. Иньиго перебрался в университет Саламанки, но инквизиция нашла его и там. Правда, судьи в Саламанке оказались более милостивы: они не нашли в проповедях Лойолы ничего предосудительного и отпустили его с миром. Однако продолжать образование напуганный Иньиго решил всё-таки за пределами Испании.

В 1528 году в парижскую школу Монтегю поступил ученик 37 лет от роду. Великовозрастный школяр усердно грыз гранит науки, а затем перешёл в университет святой Варвары, где изучал философию, арифметику, геометрию, астрономию и грамматику. В 1534 году он выдержал испытание на научную степень доктора и получил право преподавать «как в Париже, так и по всему свету».

За годы жизни в Париже Иньиго, которого на французский манер стали называть Игнатием, значительно расширил текст своих «Духовных упражнений», начатых ещё десять лет назад в пещере. Среди студентов проповеди их великовозрастного товарища пользовались успехом, и вскоре вокруг Лойолы сложился небольшой кружок его верных сподвижников, желавших служить католической церкви и сопротивляться наступлению протестантизма. Своих шестерых друзей Лойола называл Иисусовой дружиной — это был зародыш будущего ордена иезуитов. 15 августа 1534 года в церкви на Монмартре семеро друзей дали обеты нестяжательства и целомудрия. Они поклялись друг другу, что понесут слово божье в Святую землю, а если у них не получится туда добраться, то станут верно служить папе римскому. Этот день считается датой основания Общества Иисуса, как официально называется орден иезуитов.

Семеро друзей отправились в Венецию, но из-за начавшейся войны с Турцией, сообщение с Восточным Средиземноморьем прервалось, и до Иерусалима они не добрались. Действуя по заранее намеченному плану, Иисусова дружина двинулась в Рим. В Венеции к ним присоединились ещё пять человек, впечатлённых проповедями Игнатия. Лойола и его одиннадцать последователей были рукоположены в священники. Таким образом, в Вечный город прибыли двенадцать мужчин, готовых сделать всё ради мирового торжества католической церкви.

3.jpg
Чудеса Игнатия Лойолы. (Wikimedia Commons)

Два года Игнатий и его сподвижники занимались в Риме проповедями и благотворительностью. К ним очень хорошо относились простые горожане, а вот епископат и члены многочисленных монашеских орденов посматривали на чужаков косо — они видели в этих фанатичных христианах потенциальных конкурентов. Они не ошиблись: в 1539 году Лойола предложил папе Павлу III создать новый орден, основой которого должна была стать Иисусова дружина. Сперва папе не понравилась эта идея, но обаятельный Игнатий умел убеждать людей. Осенью 1540 года была оглашена булла Павла III об учреждении Общества Иисуса. Через пару месяцев генеральным настоятелем нового ордена, или попросту генералом был избран Игнатий Лойола.

Сперва количество монахов нового ордена не должно было превышать 60 человек, но Лойола быстро добился отмены этого ограничения. Оставшиеся годы жизни он посвятил успешному пробиванию невиданных льгот и привилегий ордену иезуитов (кстати, последователи Лойолы при его жизни иезуитами себя не называли). Нищенствующие монашеские ордена традиционно пользовались рядом привилегий. Лойола добился, чтобы все эти льготы были дарованы и его иезуитам, но вот обеты нестяжательства и нищенства с них были сняты. Членам Общества Иисуса разрешили жить в миру, заниматься банковской деятельностью, владеть недвижимостью и даже купаться в роскоши. Если всё это делалось для продвижения явных или чаще того тайных замыслов пап и генералов ордена. Иезуиты не отчитывались ни перед кем и не подчинялись никому, кроме своего генерала. Они были неподсудны ни светским, ни церковным властям. Во имя торжества идей католицизма иезуиты могли нарушать любые законы и совершать любые преступления — всем им, и даже их слугам, при вступлении в орден и перед смертью давалось полное отпущение грехов.

Разработке этих и множества других привилегий Игнатий Лойола посвятил последние 16 лет своей жизни. Хромой коротышка стал одним из самых влиятельных людей Рима и католической церкви. Благодаря всё увеличивавшемуся числу монахов Общества Иисуса он смог контролировать многих церковных и светских правителей Европы. Своё влияние Лойола обращал во благо ордена, свято веря, что это идёт на пользу католической церкви. Лойола скончался в Риме 31 июля 1556 года. То, что его авторитет и влияние продолжали действовать и после кончины, подтвердила его канонизация, состоявшаяся в 1622 году.

Невиданные привилегии сделали орден иезуитов фактически государством в государстве внутри католической церкви. Игнатий Лойола не просто добился того, что его детище не подчинялось никому, кроме папы. В скором времени сами понтифики оказались в большой зависимости от ордена иезуитов и его всесильных генералов. Такое положение сохранялось на протяжении почти пяти веков, пока в 2013 году, впервые в истории, Святой Престол не занял иезуит, взявший имя Франциск.

Источники

  • Галибина-Лебедева Е. Орден иезуитов в Латинской Америке XVII-XIX веков: на примере Эквадора., М., «Наука», 2014

Сборник: После Ленина

Ещё до смерти вождя пролетариата в кругу его ближайших сторонников разгорелась борьба за власть.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы