Елизавета II называла Бориса Лисаневича своим лучшим русско-британским подданным, Агата Кристи — главным авантюристом 20-го века, а туристы, посещавшие Непал, — второй достопримечательностью после Эвереста.

Большевики и балет

Странствия Бориса Лисаневича, родившегося в семье дворянина и коннозаводчика, начались после 1917 года. Февральскую революцию Борис встретил в звании кадета. Вместе с Польским легионом молодой человек покинул родину, но уже вскоре вернулся: Одесса перешла под контроль белых. Там из кадетов был сформирован эскадрон, во время службы в котором Борис получил боевое ранение.

Когда Одессу заняли красные, Борису по протекции родственницы удалось попасть в кордебалет Одесского театра оперы и балета и в школу хореографии. Большевики, стараясь отвлечь население от голода и разрухи, поддерживали театр и балет — раз нет хлеба, так пусть будут хотя бы зрелища. В 1924 году Борис хитростью получил от чиновника разрешение на выезд в Германию. Оттуда он отправился во Францию, где получил паспорт беженца.

В Париже он получил контракт на турне по Германии и Италии. Гонорары были, однако, более чем скромными — Борис не был солистом. Чтобы свести концы с концами, молодой человек устроился рабочим на завод «Рено». Но вскоре судьба предоставила Лисаневичу шанс: в Париж приехал Сергей Дягилев. После проб Борис с личного одобрения Дягилева попал в труппу как дублёр Леонида Мясина. В 1929 году Дягилев умер, а труппа Русского балета была расформирована. Однако Борису вновь повезло: он получил контракты в Европе, Аргентине и продолжил работать с Мясиным в Великобритании. К 27 годам Борис добился признания в балете и обзавёлся множеством полезных связей. Во всей этой суматохе Борис успел жениться.

В 1933 года вместе с женой Кирой он приехали в Индию, затем были Цейлон, Бали, Сингапур, Китай и французский Индокитай. Они выступали со своими номерами в лучших колониальных отелях. Всё это время пара знакомилась с сильными мира сего. Промотав все деньги во время охоты в Камбодже, пара решила вернуться в Европу. Однако осознав, что человека без гражданства в Старом Свете ждёт лишь очередная возня с визами, Борис решил осесть в Калькутте и заняться хорошо ему знакомым делом — светской жизнью.

2.jpeg
Борис с женой Кирой на гастролях в Шанхае. (pinterest.com)

Махараджи и джентльмены

В Калькутте — окраине мира и одновременно центре британской Индии — Лисаневич создал место неформального общения элиты. Для клуба был найден мраморный дворец с огромным садом, ранее построенный богатым армянином для своей пассии. Через 12 дней после подписания договора об аренде «Клуб-300» начал свою работу. Борис спешно перестроил здание и сам же поселился в нём на последнем этаже, где ранее располагались спальни наложниц. Шеф-поваром клуба стал бывший белогвардейский офицер и шеф при знаменитом отеле в Ницце Владимир Галицкий. Заведение быстро стало популярным среди местной элиты. Здесь же проходили ежегодные торжества в честь приезда вице-короля Индии.

3.jpeg
Борис [крайний слева за мужчиной в очках] в саду «Клуба-300». (pinterest.com)

С началом Второй мировой войны жизнь в Калькутте переменилась. Из Франции к Борису переехала мать. Лисаневич решил пойти в добровольческий корпус, но получил отказ. Тогда Борис передал свой клуб для размещения солдат и офицеров армии США, в основном лётчиков. Со многими он сдружился и впоследствии отправлял их вдовам деньги.

Друг короля Непала

В 1944 году индийский генерал и лучший друг Бориса представил ему короля Непала Трибхувана. Полноправным правителем король не был: власть узурпировала семья Рана, члены которой уже долгое время возглавляли правительство, в то время как монархи, считавшиеся в Непале полубогами, содержались фактически в плену во дворце.

5.jpeg
Юный король Трибхуван. (ru.wikipedia.org)

Проникшись судьбой молодого монарха, Борис начал помогать ему: давал книги по управлению государством, снабжал информацией извне. Обретение Индией независимости, возможно, укрепило Лисаневича в желании помочь Трибхувану.

Короля Непала поддерживала часть индийского истеблишмента во главе с Неру. Целью этой группы было свержение династии Рана и передача власти монарху. В 1950 году премьер-министр Рана в ходе переворота посадил на трон внука Трибхувана, а сам король при помощи правительства Индии бежал в Нью-Дели. Верные монарху войска взбунтовались, и премьеру пришлось пойти на уступки. Через полгода Трибхуван вернул себе власть.

В 1951 году на личном самолёте короля Борис прибыл в Катманду. В стране ещё не были знакомы со многими достижениями прогресса. Однако, в отличие от Индии, тут не было трущоб, люди оказались приветливыми.

4.jpeg
Борис с женой на охоте в Непале. (pinterest.com)

В Непале, где было широко распространено варение самогона на рисе — ракши, Борис решил открыть ликёро-водочный завод. Для осуществления плана потребовалось сразиться с непальской государственной администрацией.

В 1955 году скончался король Трибхуван. Трон унаследовал его старший сын принц Махендра. Это ослабило позиции Бориса: ещё до того, как завершилось строительство ликёро-водочного завода, лицензия на продажу спиртного была отозвана. Но Борис не сдавался: предприимчивый одессит решил открыть в Катманду отель и добиться того, чтобы власти королевства разрешили въезд туристов в страну. Как только отель с большим трудом был открыт и прибыли первые туристы, Бориса за неуплату налогов за не открывшийся завод поместили в тюрьму. Через 2,5 месяца он подписал письмо, составленное секретарём короля, и признал свою вину. Лисаневича отпустили.

Отель «Роял» — лучший из экзотических

Всего через два месяца после освобождения из тюрьмы Борис внезапно стал одной из ключевых фигур Непала: ему было поручено заняться организацией коронации нового монарха. Так как закупка всего необходимого в Непале грозила стране инфляций, продукты и оформление решили закупать в Индии. Три дня самолёты без остановки доставляли кур, овощи, фрукты, рыбу и даже лёд в королевство, спешно ремонтировали дворцы и храмы, расширяли дороги. Из США королю доставили перья райских птиц, которые должны были украсить корону. В страну прибыли более 160 журналистов, для которых в саду отеля разбили отдельный лагерь из шале.

После коронации о Катманду стало известно миру, сюда потянулись туристы — в основном любители горного туризма. Отправной точкой для маршрутов был отель «Роял», а основным контактом в этой экзотической стране для иностранцев стал Борис.

Когда стало известно о грядущем визите Елизаветы II в Непал, подготовку программы взял на себя Лисаневич. Он запланировал охоту на тигров, для чего в джунглях была вырублена взлётно-посадочная полоса и организован лагерь. Люди с корзинами вручную собрали в окрестностях всех скорпионов, опасных змей, а для уничтожения малярийных комаров территорию лагеря опрыскали с самолётов.

Для королевы и принца Филиппа построили роскошный шатёр. В лагерь провели водопроводную воду. Борис лично летал в Гонконг, чтобы закупить оборудование и 48 т продуктов для торжества. Однако охота так и не состоялась.

7.jpeg
Борис Лисаневич отмечает 75-летие. (pinterest.com)

Ещё при жизни Борис Лисаневич стал легендой: Жан-Поль Бельмондо снял его в своём фильме, Робер Макнамара выдал кредит на постройку нового отеля «Як и йети», актриса Ингрид Бергман подарила оборудование для фермы. В 1978 году он открыл ресторан «Boris» в Катманду, где многие русские блюда были адаптированы под непальскую кухню. В 1982 году в столице открылся второй ресторан Бориса, позже третий открыли уже его сыновья. Русский одессит, эмигрант и путешественник, охотник и танцор Русского балета, светский лев, владелец отеля, клуба и ресторанов обрёл покой на британском кладбище в столице Непала в 1985 году.

Источники

  • Michel Pissel, Tiger For Breakfast. Time Books International, 1990
  • Глушкова И. Блины и борщ в Гималаях, Азия и Африка сегодня, 2001

Сборник: Антониу Салазар

Премьер-министру Португалии удалось победить экономический кризис в стране. Режим Антониу ди Салазара обычно относят к фашистским. Идеология «Нового государства» включала элементы национализма.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы