История — это не только даты и факты, как нередко полагают школьники и студенты, сдающие соответствующий экзамен. Это ещё и вопросы интерпретации, которые порой оказываются ключевыми. Именно так произошло в жизни казахского историка Ермухана Бекмаханова. Его оценки национально-освободительного движения 19-го в. разошлись с линией партии, за что он заплатил несколькими годами свободы.

Казахстан на перепутье

Начать эту историю нужно издалека. В конце 15-го в. на территории, которую некогда занимала Золотая Орда, сформировалось Казахское ханство. Двести лет спустя в нём выделились три отдельных части — Старший, Средний и Младший жузы. Затяжные и кровавые войны с джунгарами, некогда бывшими частью единого монголоязычного народа, привели к тому, что в 1730 г. хан Младшего жуза Абулхаир начал переговоры с Российской империей о принятии в российское подданство. В 1731 г. оно было оформлено документально, грамоту о принятии казахов подписала Анна Иоанновна. Абулхаир обязался охранять торговые караваны, которые идут через территорию жуза, платить подати, а в случае войны оказывать России соответствующую поддержку. За ним в подчинение России перешёл и Средний жуз.

В начале 19-го в. основные усилия Российской империи были направлены на то, чтобы окончательно упразднить в казахских улусах ханскую власть. В 1822—1824 гг. вся территория Казахстана была поделена на четыре части, которые возглавили султаны. Но реальное управление осуществляла Оренбургская пограничная комиссия, а ещё несколько лет спустя — Оренбургский военный губернатор.

4.jpg
Памятник Кенесары Касымову в Астане. (visitnursultan.kz)

Хан Казахского ханства Кенесары Касымов (1802−1847) поначалу пытался решить проблему усиления своей зависимости от России дипломатическим путём. Когда стало понятно, что результата не будет, перешёл к военным действиям, совершая набеги. Особенно громким был захват торгового каравана в 1837 г. Противостояние затянулось на несколько лет, причём Касымов предпочитал не вступать в прямые столкновения с русскими отрядами, а изматывал их и в итоге одерживал верх. Но в 1847 г. Кенесары вынужден был уйти в киргизские земли, где его и поймали, а несколько месяцев спустя казнили.

Этот эпизод казахской истории на протяжении времени получал разные толкования. В дореволюционной историографии восстание Касымова расценивали как препятствие для закрепления позиций России в Казахстане и в Центральной Азии в целом. В 1920-е-1930-е гг. то же самое восстание стало расцениваться как освободительное и антиколониальное. Но в середине 1940-х гг. оценка вновь изменилась: Касымова начали рассматривать как реакционного деятеля, который укреплял местную феодальную власть. И именно вопросы интерпретации стали решающими в судьбе историка Ермухана Бекмаханова.

От учителя до учёного

Он родился в 1915 г. в бедной семье в Павлодарской области Казахстана. Окончил школу-семилетку, а потом годичные курсы для подготовки к поступлению в вуз. В 1933 г. поступила разнарядка Наркомпроса, по которой Бекмаханов стал студентом сначала Тамбовского, а потом Воронежского педагогического института. В 1937 г. всё тот же Наркомпрос отправил его обратно в Казахстан на работу в школу. Довольно быстро Ермухан Бекмаханович стал научным сотрудником, а потом и директором Научно-исследовательского института педагогики Казахской ССР.

Во время Великой Отечественной в Казахстан прибыли эвакуированные из Москвы историки во главе с Анной Панкратовой, членом-корреспондентом Академии наук СССР. Они решили написать книгу, посвящённую истории Казахстанской ССР, и к этой работе присоединился Ермухан Бекмаханов. Он не смог пойти на фронт по состоянию здоровья и, несмотря на молодость, занимал пост заместителя наркома просвещения Казахской ССР.

5.jpg
Анна Панкратова. (mobillegends.net)

Учёный писал главы о восстании Касымова. «История Казахской ССР» вышла из печати в июне 1943 г., за успехи в пропагандистской деятельности Бекмаханов получил орден Красной Звезды. Он продолжил свои изыскания, главы в книге переросли в диссертацию, посвящённую истории Казахстана в 1820—1840-е гг. Однако буквально в течение нескольких лет вектор оценок истории стал меняться.

«Была ли прогрессивной борьба масс?»

В мае-июле 1944 г. состоялось закрытое совещание ЦК ВКП (б) по вопросам истории, в котором приняли участие около 50 человек, в том числе ведущие историки и философы того времени. Участники совещания пришли к выводу, что пора сверить и обновить ориентиры в исторических оценках. В частности тех, которые касались колониальной политики Российской империи. В стенограмме одного из заседаний читаем:

«Была ли прогрессивной борьба масс против колониального закабаления?.. Борьба масс была борьбой не только против национального великорусского гнёта официальной царской России, но и классовой борьбой против помещиков-крепостников и их государства, против эксплуататоров-капиталистов и феодалов, как русских, так и своих, местных. Она становилась и революционной традицией, она сплачивала народ для его классовой борьбы в союзе с русским крестьянством, а затем — и русским пролетариатом».

3.jpg
Семья Бекмахановых. (yvision.kz)

Применительно к истории Казахстана на совещании было сказано, что присоединение его к России было прогрессивным моментом. Если бы его завоевал Китай или Англия, это привело бы к отсталости. А в 1952 г. в журнале «Вопросы истории появляется такая оценка восстания Касымова, данная историком Григорием Дахшлейгером: «Программа Кенесары, как и всё движение 1837−1847 гг. в целом, шла вразрез с чаяниями и действительными интересами казахского народа. Движение никогда не было массовым, народным. Наоборот, казахские трудящиеся нередко поднимались против хищничества и грабежей Кенесары. Никаких реформ Кенесары не проводил и никакого государства не создавал. Вся его деятельность была направлена на восстановление средневековых порядков, разжигание родовой вражды. Закончилось это реакционное движение захватнической, кровопролитной войной Кенесары в Киргизии, где народ разбил войско Кенесары, а сам Кенесары был убит. Движение Кенесары Касымова было феодально-монархическим, реакционным, тянувшим Казахстан назад, к средневековью, к отрыву от России и великого русского народа».

2.jpg
Ермухан Бекмаханов со студентами. (yvision.kz)

В эту парадигму работы Бекмаханова не вписывались. Учёного обвинили в буржуазном ультранационализме и последовательно уволили из университета, лишили научных званий, а потом исключили из партии. Некоторое время Ермухан Бекмаханович преподавал историю в сельских школах, но 5 сентября 1952 г. его арестовали.

Суд прошёл уже через три месяца. Обвинения — извращение и фальсификация исторических фактов, пропаганда буржуазно-националистической идеологии, восхваление феодально-байского строя. В итоге Бекмаханова приговорили к 25 годам лишения свободы, но в лагере он провел около 2 лет. В конце 1953-го академик Покровская, под руководством которой шла работа над той самой историей Казахстана, добилась его освобождения. Как вспоминала позже дочь Ермухана Бекмахановича Наиля, буквально на следующий день после того, как её отец покинул лагерь, там подожгли барак, погибло множество заключённых.

Следственное дело в отношении учёного прекратили в 1954 г. С тех пор дату прекращения — 16 февраля — он называл своим вторым днём рождения. Вернувшись в Казахстан, Бекмаханов продолжил и исследования, и преподавание, написал учебник истории Казахстана для школ, хрестоматию по истории, по его инициативе началась подготовка студентов по специальности «история Казахстана». Однако пребывание в лагере подорвало его здоровье, и в 1966 г. учёный скончался.

Источники

  • Программа «Не так». «Суд над историком Бекмахановым по обвинению в антисоветской пропаганде»
  • С. В. Шевченко. Внешнеполитическое положение Среднего казахского жуза и развитие русско-казахских отношении в 30-70-е годы XVIII в., Вестник Омского университета, 2001г., №1
  • Р. Г. Буканова, Ю. В. Бондаренко. Российско-казахские отношения в XVI-XIX вв. Исторические науки 2021, том 40, №3
  • Власть и интеллигенция. Стенограмма совещания по вопросам истории СССР в ЦК ВКП(б) в 1944 году
  • С. Ф. Мажитов. Трансформация феноменов истории в судьбе историка Ермухана Бекмаханова, в сборнике Правовое и экономическое пространство государства: проблемы теории, истории и практики 2015 г.

Сборник: «Философский пароход»

В 1922 году большевики выслали из Советской России десятки представителей интеллигенции.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы