Во время Великой Отечественной войны в рядах немецкой армии числилось около миллиона советских граждан. Большинство из них составляли так называемые хиви — солдаты вспомогательных частей, не носившие оружия. В основном это были военнопленные, пошедшие на службу к врагу, чтобы избежать голодной смерти в концлагерях. Существовали также национальные воинские образования, вроде туркестанского легиона или казачьих кавалерийских частей. Самое известное коллаборационистское воинское соединение — Русская освободительная армия генерала Власова. В её состав входили три пехотные дивизии, несколько кавалерийских корпусов и противотанковая бригада. Гораздо менее известно, что у Власова имелись собственные военно-воздушные силы, и что РОАшные самолёты пилотировали недавние советские асы, удостоенные за свои подвиги звания Героя Советского Союза.

Нет ничего удивительного, что генералу Власову хотелось иметь собственную авиацию: что же это за армия без воздушного прикрытия? Командование немецких ВВС смотрело на мечты предателя со скептицизмом — несколько побегов с помощью захваченных на германских аэродромах самолётов подорвали доверие нацистов к попавшим в плен советским лётчикам. Сперва дело не пошло дальше использования русских в наземной обслуге немецких аэродромов. По сути эти техники, заправщики и прочий обслуживающий персонал являлись теми же хиви. Ни одного бывшего лётчика среди них не было. Нежелание генералов Люфтваффе давать в руки русским военнопленным крылатые машины сумел переломить бывший полковник Виктор Мальцев.

Биография этого человека довольно извилиста. 23-летний крестьянский сын Витя Мальцев в 1918 году пошёл на службу в Красную армию. Через год окончил лётную школу и участвовал в Гражданской войне, производя воздушные разведки и бомбометания. Вступил в партию, но в 1921 году был исключён из неё за подозрение в родстве с известным фабрикантом Мальцевым. Виктор сумел доказать свою непричастность к этой акуле капитализма и был восстановлен в рядах ВКП (б). Он работал инструктором в лётной школе и, вроде бы, был одним из первых наставников Валерия Чкалова, управлял аэродромами в Сибирском военном округе, дослужился до начальника ВВС и звания полковника. Затем Мальцева бросили на развитие гражданской авиации в Туркестане, где его в 1938 году арестовали сотрудники НКВД. Он сумел выдержать пытки, не оговорив себя, и через полтора года, во время бериевской оттепели, был освобождён, реабилитирован и отправлен в Крым директорствовать в санатории Аэрофлота.

Дождавшись прихода немцев, Мальцев надел полковничью форму, явился в комендатуру и заявил о своём желании сотрудничать с оккупантами в деле борьбы с большевизмом. Для начала нацисты отправили предателя в лагерь для пленных офицеров, где тщательно проверили искренность его желаний. После этого Мальцев стал выполнять разные поручения оккупантов и даже успел послужить бургомистром Ялты, но вылетел с этой должности как бывший коммунист. Он написал книгу о своих мучениях в застенках НКВД, которую немцы издали большим тиражом. В конце 1942 года Мальцев принялся объезжать лагеря советских военнопленных, уговаривая измождённых узников перейти на службу в немецкую армию.

Весь 1943 год полковник Мальцев занимался вербовкой, делая особый упор на сбитых и попавших в плен лётчиков. Их специально свозили в отдельный лагерь в польских Сувалках. Создан он был по инициативе подполковника Люфтваффе Хольтерса, который предложил командованию всё-таки использовать пленных советских пилотов пока в тыловой авиации. За год в Сувалках прошли медкомиссию и идеологическую обработку несколько десятков лётчиков, согласившихся сотрудничать с врагом. Самыми ценными подопечными Хольтерса и Мальцева стали два Героя Советского Союза — старший лейтенант Бронислав Антилевский и капитан Семён Бычков.

Антилевский получил звезду Героя ещё во время Финской войны. За первые два года Великой Отечественной он совершил 56 успешных боевых вылетов, но 28 августа 1943 года был сбит и попал в плен. В Сувалках старший лейтенант согласился на уговоры Мальцева вступить в создававшуюся авиационную группу «Остланд».

Боевой путь Семёна Бычкова был немного короче. На фронте он оказался с первых дней войны, но в июле 1942 года угодил под трибунал по надуманному обвинению в преднамеренной поломке самолёта. В октябре судимость сняли, и всего через несколько дней Бычков получил орден Красного Знамени. 2 сентября 1943 года капитан Семён Бычков был удостоен звания Героя Советского Союза за 15 лично уничтоженных самолётов противника. А в конце года сам оказался сбит. Позже, на допросах в Москве, он утверждал, что ступить на путь предательства его с помощью побоев принудил Антилевский, но явная дружба двух лётчиков заставляет в этом усомниться.

Отправлять советских асов на фронт нацисты не решились. После освоения немецкой техники Антилевский, Бычков и ещё несколько бывших советских пилотов занялись перегонкой самолётов с авиазаводов в Германии поближе к Восточному фронту. Тем временем на свет появилась Русская освободительная армия, а её командующий генерал Власов заявил о необходимости создания авиационного соединения. Формирование военно-воздушных сил РОА было поручено Мальцеву, который в связи с возложенным на него ответственным заданием получил звание генерал-майора.

19 декабря 1944 года главнокомандующий Люфтваффе рейхсмаршал Герман Геринг распорядился создать военно-воздушные силы РОА. Всеми правдами и неправдами Мальцеву удалось выцарапать у немецких кураторов 37 самолётов, в том числе два трофейных советских кукурузника У-2. Это разношёрстное сборище летательных аппаратов гордо назвали 1-м авиационным полком. Среди его командиров были не только Бычков и Антилевский, но и асы времён Первой мировой войны. Например, лётчики Леонид Байдак и Сергей Шебалин, воевавшие в Гражданскую на стороне белых, с середины 1920-х годов служили в ВВС Королевства Югославия и записались в РОА, соблазнённые рассказами о противостоянии большевистской заразе. Вообще, личного состава Мальцеву удалось набрать гораздо больше, чем самолётов: в ВВС РОА числились около 5000 человек, разбитых на зенитный полк, парашютно-десантный батальон и вспомогательные части.

Формирование того, что громко называлось «Военно-воздушными силами Комитета освобождения народов России», закончилось в апреле 1945 года. В воздушных боях соколам генерала Власова принять участие так и не довелось. Они лишь успели намалевать на крыльях своих немногочисленных самолётов эмблему, в которой сочетались немецкий крест и Андреевский крест — символ русского флота. Нацистским хозяевам было не до опереточной власовской авиации — земля горела у них под ногами. К чешскому Мариенбаду, где дислоцировался авиаполк Мальцева, уже приближались советские войска. Попытка переформатировать пять тысяч «авиаторов» в пехотную дивизию не удалась. Мальцев предлагал Власову улететь во франкистскую Испанию на самолёте, пилотируемом Антилевским, но командующий РОА отказался спасаться бегством. Тогда Мальцев, которому очень не хотелось встречаться с бывшими соотечественниками, стремительно наступавшими на Мариенбад, в 20-х числах апреля повёл свой полк на запад. 27 апреля (по другим данным — 30) весь личный состав ВВС КОНР сдался войскам США в баварском Лангдорфе.

Американцы сразу отделили власовских офицеров от рядового состава. Офицеров перевезли во французский Шербур, где разделили их на белоэмигрантов, имевших гражданство самых разных стран Европы, и на бывших советских граждан. Первых отпустили восвояси. Поэтому Байдак и Шебалин смогли закончить свои дни в Калифорнии спустя два десятилетия после войны. Изменников советской родины передали в руки сотрудников НКВД. Виктор Мальцев так боялся этого, что сразу перерезал себе горло, но предателя удалось откачать.

Рядовым власовцам после годичного содержания в американском лагере для интернированных, предоставили свободу выбора: отправляться в СССР или оставаться жить в Европе. Многие предпочли вернуться домой, где они получили по десять лет лагерей за предательство. Среди возвращенцев оказался и Бронислав Антилевский, которому как-то удалось затеряться среди рядовых лётчиков. В американском лагере он выправил себе документы на имя попавшего в плен партизана и с помощью этой липы пытался обмануть советских особистов. Документы подозрения не вызвали, но при тщательном обыске в каблуке сапога нашли спрятанную звезду Героя Советского Союза, с которой Антилевский не расставался даже в плену. Предатель был разоблачён.

В Москве власовских офицеров отдали под суд. Бычков пытался оправдать свою измену принуждением и побоями, но суд ему не поверил и приговорил к расстрелу. Его прошение о помиловании было отклонено. Антилевский на суде молчал, но результат оказался тем же. Обоих бывших Героев Советского Союза расстреляли во второй половине 1946 года. Посмертно они были лишены всех государственных наград.

Полковник Мальцев как один из старших офицеров РОА занял место на скамье подсудимых на процессе над генералом Власовым. Он почти не давал показаний — возможно, ему мешало говорить повреждённое горло. Вместе с другими подсудимыми Мальцева приговорили к смерти и 1 августа 1946 года повесили во дворе Бутырской тюрьмы. Трупы предателей сожгли и закопали в неизвестном месте.

Источники

  • Плющов Б. Генерал Мальцев. История Военно-Воздушных сил русского освободительного движения в годы Второй мировой войны (1942–1945)., М., Берлин: Директ-Медиа, 2016

Сборник: Корейская война

В вооружённом конфликте на стороне Корейской Народно-Демократической Республики участвовали части ВВС СССР, на стороне Южной Кореи — войска ООН.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы