Враги в грабительских набегах и союзники в княжеских междоусобицах. Объекты локальных походов киевских князей и знатные степные дома, с которыми иногда охотно роднились князья. Народ, ассоциирующийся для России, как правило, с битвами и уникальным литературным памятником, а для любителей классического искусства всего мира — с танцевальными и вокальными номерами из оперы Александра Бородина «Князь Игорь».

Таковы половцы, кочевой этнос, живший рядом с Русью почти 180 лет, а потом сметённый цунами монгольского нашествия вместе с самой Древней Русью.

Кыпчаки, куманы, татары, куны, половцы

О кочевых народах нам известно в первую очередь от летописцев-горожан, жителей осёдлых цивилизаций. Для обозначения одного и того же этноса нередко использовались разные слова. Лишь в нынешние времена археология и генетика могут прояснить, какое племя когда и где жило, да и то в рамках конфликтующих между собой теорий. Относительно половцев можно точно сказать, что к XI веку между Иртышом и Дунаем образовалось военно-политическое пространство, именуемое в летописях восточных государств Дешт-и-Кипчак — Кипчакской степью. Её населяли кипчаки (кыпчаки) — племена тюркской группы.

Народы, которым приходилось соседствовать с этими кочевниками, называли их по-разному: куманами, татарами и кунами. Разбираться со значением этнонима «кипчак» пришлось современным исследователям.

На некоторых существующих нынче тюркских языках, например татарском, «кипчак» означает «колесо». Происхождение также выводится от названия пустыни Гоби — «кыв» (пустой, полый). Самая спорная версия: слово «кипчак» на древнетюркском языке значило «злосчастный» и стало самоназванием после того, как остатки племени сиров были вытеснены врагами в верховья Иртыша и столь самокритично отозвались о своей судьбе.

1.jpg
Половцы. Олег Фёдоров, 2000 год. («Дилетант»)

Восточные народы нередко начинали движение на запад после неудачного конфликта со степными конкурентами. Именно так было и с половцами. В середине VIII века, после разгрома уйгурами Восточно-тюркского каганата, они начали путь вслед заходящему солнцу, покоряя и ассимилируя встречные, тоже кочевые племена.

В 1055 году произошёл первый контакт половцев с русичами. Хан Болуш вошёл на территорию Переяславского княжества, встретился с Всеволодом Ярославичем — сыном Ярослава Мудрого и его дружиной. Обошлось без конфликта: гости с востока не планировали вторгаться в незнакомую землю без разведки, а князь не счёл нужным воевать с прежде неизвестным народом.

Основной верой половцев был культ Тенгри-хана — Вечного синего неба. Эта вера, распространённая и среди других степняков, не противоречила тотемизму и шаманизму. Дочери половецких ханов легко принимали православие, выходя за русских князей, и католицизм, выходя за венгерских баронов. К моменту столкновения с монголами — в первой четверти XII века — многие половецкие ханы перешли в православие.


Набеги: по приглашению и без

Мирное сосуществование долгим быть не могло. Первый раз «приидоша Половци на Русьскую землю воевати» в 1061 году. Хотя в наши дни не — которые историки будут опровергать сам факт монголо-татарского нашествия, исходя из того, что степняки зимой в набеги не ходят, воины хана Искала явились 2 февраля. Дружина Всеволода Ярославича потерпела неудачу, половцы пограбили Переяславское княжество и удалились.

В 1068 году вторглось большое войско под командованием хана Шарукана (Шару-хана). Армия двух Ярославичей — Всеволода и Изяслава — встретила врагов на реке Альте, но была разбита. На этот раз степняки решили пограбить всерьёз, вплоть до Киева и Чернигова и, пусть и случайно, повлияли на внутриполитические процессы в Киеве.

Собралось городское вече с требованием дать горожанам коней и оружие — сражаться с половцами. Митинг перерос в бунт, Изяславу пришлось бежать, киевляне освободили из тюрьмы князя Всеслава Полоцкого, надеясь, что тот возглавит ополчение. Впрочем, из города сбежал и Всеслав.

Вторжение Шарукана закончилось под Черниговом. Половцев ждал ещё один Ярославич — Святослав. 1 ноября 1068 года, на реке Снове, три тысячи русских воинов обратили в бегство двенадцать тысяч половцев. По одним летописям Шарукан попал в плен, по другим — какой-то другой хан. В любом случае половцы отступили от русских княжеств надолго.

В следующий раз половцы появились на Руси уже по приглашению. Зимой 1078 года Святополк Изяславич и Владимир Всеволодович, больше известный как Владимир Мономах, пошли очередным походом на полоцкого князя Всеслава и усилили дружину степняками. Сражения они выиграли, но детинец (кремль) Полоцка не взяли и только разорили окрестную территорию.

2.png
Владения половецких племён к концу XII века. («Дилетант»)

Присутствие степных союзников, привычных к набегам, придало войне дополнительную жестокость. Так, в Минске, правда, тогда ещё небольшом городе, по словам Мономаха, не осталось «ни челядина (слуги), ни скотины». После этого «наводить» половцев на Русь стало обычным делом для враждующих князей.

Современники событий, в том числе и Владимир Мономах, признавали использование «поганых» безусловным грехом, но всё же использовали. Половцы были профессиональными воинами, а главное, в случае победы ханам не приходилось отдавать города для княжения. Они удовлетворялись добычей, которую можно увезти или угнать с собой.

Успех такой союз не гарантировал. Половцы не всегда соблюдали договоры. Так, в 1079 году братья Святославичи — Роман и Олег — повели половецкую армию на Чернигов. Под Переяславлем их встретил Владимир Мономах и договорился с половцами. Те удалились, Роман погиб, Олег был отправлен в Царьград, откуда лишь значительно позже вернулся на Русь.

Неплохо изучив географию Киевской Руси, половцы стали приходить уже без приглашения. В 1093 году на реке Стугне сошлась объединённая половецкая армия и войско трёх князей: Святополка, Ростислава и Владимира Мономаха. Половцы победили, а Ростислав при отступлении утонул в Стугне. Степняки ещё раз разбили русских возле Киева, после чего безнаказанно разграбили окрестности и увели множество пленных.

Святополк взял в жёны дочь хана Тугоркана, но и это не могло защитить Русь от набегов своевольных кочевников. И тогда лидером бескомпромиссной борьбы стал Владимир Мономах.

О хорошем отношении к смерду и лошади

В начале 1096 года половецкие князьки Китан и Итларь приехали в Переяславль договариваться об очередном мире: Китан разбил лагерь вне стен, а Итларь отправился в город. Сын Владимира Святослав был отправлен к Китану заложником. Дружина Владимира уговорила князя убить половецких вождей.

Спецгруппа, в которую входили торки — кочевники, служившие русским князьям, тайно пробралась в половецкий стан и не только вывела оттуда Святослава, но и убила Китана. На следующее утро ничего не подозревавшего Итларя с приближёнными пригласили на завтрак, заперли в избе и расстреляли из луков через дыру в потолке.

Это означало возобновление полноценной войны. На Русь одновременно вторглись две половецкие рати. Тесть Святополка Тугоркан был разбит Владимиром и Святополком под Переяславлем, хан пал в битве. Другой вождь — Боняк — разграбил окрестности Киева, в том числе Печерский монастырь и загородный княжий двор, но позже отступил.

Святополк разгромил и убил Тугоркана как врага, а после отвёз тело в Киев, выказав уважение к тестю, и торжественно похоронил.

В 1097 году прошёл съезд в Любече — первая и не совсем удачная попытка князей закрепить владения за отдельными семьями. За съездом последовали новая междоусобица, новые битвы и страшный прецедент в русской истории — ослепление теребовльского князя Василька. У конфликта оказались внешние участники: поляки, венгры и, разумеется, половцы.

3.jpg
Чёрные клобуки. Ангус Макбрайд, 1994 год. («Дилетант»)

В Карпатах, на реке Вагре, уже знакомый хан Боняк разбил венгерское войско. Русские летописцы отметили, что в ночь перед битвой Боняк отъехал в поле и стал выть по-волчьи, пока ему не ответил многоголосый вой. Это предвещало удачу в бою.

Внутреннюю войну прекратил съезд в Уветичах в 1100 году. Князья распределили города, порядок их наследования и сосредоточились на борьбе с внешним врагом.

В 1101 году князья собрались против половцев. От различных орд явились послы и договорились о мире. Мир продержался недолго, и в 1103 году состоялся первый консолидированный поход в степь.

Бояре киевского князя Святополка предлагали повременить с предприятием, убеждая, что весной смерды должны пахать, а мобилизация утомит их лошадей и сорвёт посевную. Лидер похода Владимир Мономах возразил на это, что надо жалеть смердов, а не лошадей: «набегут половчане, ударят смерда стрелой, возьмут его лошадь и семью». Князя не переспорили, и поход начался. Степняки не ожидали увидеть столь крупную армию, не только конную, но и пешую (использовавшую ладьи), так далеко в своих владениях. 4 апреля на реке Сутени последовал полный разгром половецкого войска. Погибли двадцать князьков, а самый знатный вождь — Белдюзь — был казнён по приказу Мономаха, хотя предлагал за себя выкуп. Победителям достались богатые трофеи, в первую очередь скот и пленники.


У современных историков нет полного согласия в том, откуда в русских летописях появилось название «половцы». Изначально принималось объяснение по созвучию, предложенное дипломатом XVI века Сигизмундом Герберштейном: «половец» происходит от слова «поле». В XIX веке появилась версия, что название «половец» образовано от славянского слова «половый» (соломенный, жёлто-белый). Сторонникам гипотезы пришлось преодолеть стереотип о том, что степняки не могут быть белокурыми бестиями.

В 1107 году Боняк и ветеран набегов Шарукан нанесли контрудар, осадили Лубны, но были разбиты, потеряв родичей. Позже последовали ещё несколько локальных вторжений в степи, а в 1111 году — генеральный поход, имевший признаки крестового: перед армией князей шли священники с хоругвями. Накануне над Печерским монастырём будто бы появились знамения: огненный столб, который задержался над гробницей Феодосия Печерского и направился на восток со сверканием и громом.

На этот раз половцев ждал полный разгром. В битве на реке Салнице пало больше десяти тысяч степняков, многие попали в плен. Городища, принадлежавшие половцам, были взяты русскими. Весть о победе над язычниками дошла даже до Рима. В 1116 году состоялся ещё один успешный поход. Последующие экспедиции половцев в степи не обнаружили. Около 45 тысяч воинов во главе с ханом Атраком ушли на Кавказ и поступили на службу к грузинскому царю Давиду Строителю. Русские смерды и их лошади получили покой до конца жизни Владимира Мономаха — 1125 года.

Поражение как сюжет

Войны возобновились по двум причинам: в кочевьях родились новые поколения бойцов, а князьям понадобились союзники в спорах за престолы. Во второй половине XII века половецкие орды окрепли и объединились. В 1176 году произошёл удачный набег, русские войска потерпели поражение.

В 1184-м объединённая армия киевского князя Святослава Всеволодовича вошла в степь, разгромила войска ханов Кончака и Кобяка, причём Кобяк попал в плен и предположительно был казнён в Киеве. Надо заметить, что оба хана были хорошо знакомы Святославу как прежние союзники в междоусобных войнах.

Весной следующего года Святослав начал собирать княжескую коалицию, чтобы осуществить поход, сравнимый по масштабу с действиями Владимира Мономаха. Часть потенциальных союзников — Новгород-Северский князь Игорь и его брат Всеволод, князь Трубчевский и Курский — решили действовать самостоятельно. Итогом стали первоначальные успехи и крупное поражение в битве с превосходящими силами Кончака. Судьба самого князя Игоря сложилась счастливо: он сбежал из плена, а позже вернулся и его сын Владимир, женатый на дочери Кончака. Брак по расчёту удался: Игорь с сыном и дальше ходил на половцев, но на тестя не нападал, а тот платил ответными любезностями — не трогал владения родни.

Символично, что сюжетом самого знаменитого памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» стал именно этот неудачный поход, с последующим удачным побегом и выгодным браком. Маятник русско-половецкого противостояния ещё некоторое время колебался, но каждой из сторон становилось ясно: военное решение невозможно.

Половцам было не под силу разбить русских князей на самой Руси и взять города крупнее несчастного Римова, упомянутого в «Слове». Князья, в свою очередь, тоже не могли очистить степь от кочевых соседей. Приходилось договариваться и играть свадьбы.

4.png
Половецкая знать. Виктор Корольков, 2001 год. («Дилетант»)

Правда, в 1203 году половцам удалось разграбить Киев, но исключительно в качестве наёмников Рюрика Ростиславовича. И в дальнейшем половцы предлагали русским князьям корыстную помощь, пока в 1223 году не сообщили, что помощь нужна им самим: в половецкие степи вторглись с востока монгольские тумены Чингисхана…

Половцы не хотели и не могли установить на Древней Руси «половецкое иго». Но и князья не могли создать на границе подобие древнеримского лимеса или Засечной черты времён Московского царства. Даже успешные походы в степь не избавляли приграничных земледельцев от нападений небольших конных банд. Князь Игорь мог договориться с ханом Кончаком, но смерд со степняком-налётчиком договориться не мог.

Именно поэтому население южных княжеств понемногу стало уходить в Ростово-Суздальскую землю, пусть не настолько чернозёмную, как окрестности Курска, но относительно безопасную. Потом явился новый степной враг — монголы. Его уже не остановили северо-восточные леса, и на Руси, возможно, впервые в её истории задумались о том, что неприятности прошлого были терпимей новой беды.


Сборник: Начало Великой Отечественной

22 июня 1941 года в 4 часа утра без объявления войны нацистская Германия напала на Советский Союз.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы