Советский разведчик. Блестящая карьера

По национальности Агабеков (настоящая фамилия Арутюнов) был армянином. Он родился в Асхабаде (современный Ашхабад — столица Туркмении), что в Закаспийской области в 1895 году. Окончив ташкентскую гимназию, ушел на фронт Первой мировой войны. Там Агабекову удалось хорошо себя зарекомендовать, и его отправили в школу прапорщиков. Поскольку Георгий Сергеевич отлично владел турецким языком, его передислоцировали в качестве переводчика на Румынский фронт.

Вплоть до 1917 года никакой политической активности Агабеков не проявлял. Он вообще старался не обсуждать с сослуживцами грядущие перемены в России. Но все изменила Февральская революция. Георгий воспринял ее с радостью. А после Октябрьского переворота он быстро влился в ряды Красной армии. Так началась его новая глава жизни.

1.jpg
Книга Агабекова. (litresp.com)

При большевиках карьера Агабекова стремительно развивалась. Он занимал командные должности в армии и везде проявлял себя с лучшей стороны. Воевал против Колчака, вступил в Коммунистическую партию. А затем произошел резкий поворот. Агабекова присмотрели в ЧК. Сильный и умный лидер, знавший несколько иностранных языков, мог пригодиться на другом поприще.

Агабеков стал сотрудником ЧК. Со своей работой он справлялся блестяще, поэтому повышения не заставляли себя долго ждать. Весной 1924 года агент был переведен в Иностранный отдел ОГПУ и отправлен в Афганистан. Но здесь он не задержался. Для выполнения важных и сложных задач Агабекова перекинули в Персию. Основной работой являлась вербовка представителей русской эмиграции, скрывшихся от советской власти в экзотической стране. Наибольшую ценность представляли, конечно, бывшие высокопоставленные начальники. Известно, что Агабекову удалось завербовать полковника и генерала бывшей царской армии.

В 1928 году чекист оказался в Москве. Его назначили на должность начальника сектора Иностранного отдела по Среднему и Ближнему Востоку. Но здесь Агабеков не мог проявить всех своих качеств, ему требовалась работа «в поле». И вскоре он оказался в Турции.

НКВД передает пламенный привет

Яков Блюмкин был резидентом ОГПУ в Стамбуле с 1928 года. Отсюда он курировал работу разведчиков по всему Ближнему Востоку. Но уже в 1929 году его отозвали в Москву. Появилась информация, что Блюмкин сотрудничал с Троцким, соответственно, стал «врагом народа». Его арестовали и вскоре расстреляли. А стамбульскую должность занял Агабеков.

По одной из версий, гибель Блюмкина произвела сильное впечатление на резидента. Он был возмущен действиями советских спецслужб и считал, что с предшественником поступили несправедливо. К тому же, Агабеков решил, что в любой момент и его могут перевести в категорию «предателей». Расставаться с жизнью он не собирался, поэтому решился на побег.

Есть и вторая версия. Ее придерживался разведчик и историк Павел Судоплатов. По его мнению, виной предательства стала молодая англичанка Изабел Стритер, с которой резидент познакомился в Стамбуле. Агабеков влюбился так сильно, что решил отказаться от своей прошлой жизни ради женщины. И поэтому в 1930 году он попытался выйти на контакт с представителями британских спецслужб. Но первая попытка оказалась неудачной, поскольку англичане решили, что Агабеков является подсадной уткой.

2.jpg
Павел Судоплатов. (topwar.ru)

Заинтересовать потенциальных работодателей удалось только спустя несколько месяцев, но Стритер внезапно уехала из Стамбула в Париж. В голове у Агабекова щелкнуло, и он отправился следом. О своем решении он не предупредил ни коллег, ни даже англичан.

Париж принял советского гостя неласково, да и отношения с англичанкой не сложились. Но пути назад у Агабекова уже не было, он мастерски сжег все мосты. Оказавшись во Франции, разведчик объявил через эмиграционные газеты о том, что стал «невозвращенцем».

Он надеялся и верил, что западные спецслужбы возьмут его к себе. Но шло время, предложений не поступало. Не хотели с ним сотрудничать и англичане. Внезапный побег в Париж они не оценили, посчитав, что Агабеков слишком импульсивный и ненадежный, а доверять работу такому агенту слишком опасно.

Деньги стремительно заканчивались. И беглец решил написать книгу, в которой отважился раскрыть тайны спецслужб СССР. Нищета подтолкнула Агабекова к этому поступку. Об этом рассказал Судоплатов в книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930−1950 годы».

Вскоре Агабеков издал две книги в Берлине. В них он подробно рассказал о деятельности СССР в Персии. Естественно, издание произвело эффект взорвавшейся бомбы. Отношения между СССР и Ираном резко испортились, множество агентов было арестовано, некоторых даже расстреляли. Накал страстей был так силен, что Иран даже собирался разорвать дипломатические отношения с СССР.

Французские власти, чтобы не портить отношения с Советским Союзом, выслали бывшего разведчика. Агабеков перебрался в Брюссель. Он надеялся, что после всех событий западные спецслужбы начнут с ним сотрудничать. Но очередные попытки выйти на контакт провалились. Европейцы относились к нему настороженно.

3.jpg
Переиздание книги Агабекова. (litresp.com)

А в НКВД решили, что предателя нужно устранить. Нанесенный им урон был слишком большим, чтобы простить. Началась подготовка спецоперации. Но сделать это было сложно. Первые попытки не увенчались успехом. И лишь в 1937 году НКВД добрался до невозвращенца. Подробностей операции нет. Известно, что Агабекова заманили в явочную квартиру и убили. По версии Судоплатова, тело бывшего разведчика поместили в чемодан и сбросили в Сену. За свое предательство он расплатился жизнью.

Источники

  • П. Судоплатов «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы».
  • В. Бортневский «Опричнина. Невозвращенец Григорий Агабеков и секретная служба Сталина».
  • П. Густерин «Советская разведка на Ближнем и Среднем Востоке в 1920—30-х годах».
  • И. Тельман. «Георгий Агабеков — уникальный исторический персонаж».

Сборник: Кавказ

В 1770-х началось присоединение к России территорий Северного Кавказа. Процесс завершится только при Александре II.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы