В тот день в Томской тюрьме № 3 было расстреляно не менее 87 человек. Это случилось 21 января 1938 г. Сотрудники НКВД убили осужденных «повстанцев, контрреволюционеров, шпионов» — ими оказались местные мужчины и женщины, русские и латыши, эстонцы и поляки, рабочие и крестьяне, интеллигенты и служащие, старые и молодые. Одной из расстрелянных девушек, студентке Транспортного техникума Тамаре Гантимуровой, было всего 22 года — ее обвинили в шпионаже в пользу японцев. Нескольким из расстрелянных юношей было по 20−22 года. Штукатуры, возчики, маляры и бухгалтеры, плотник и электрик, шофер и даже один вахтер по имени Степан Иванович Карагодин (с его дела и началось расследование случившегося тот день). Почти все расстрелянные уже реабилитированы.

Фото 1.jpg
Тюрьма № 3. (karagodin.org)

Фото 2.jpg
Здание Томского УНКВД. (karagodin.org)

20 сентября 1937 офицеры НКВД создали «Приказ Народного Комиссара Внутренних дел СССР № 00593». Нарком Николай Ежов (и сам в 1940 г. расстрелянный за «попытку переворота») сообщал подчиненным, что в Союзе насчитывается до 25 тыс. так называемых «харбинцев» — реэмигрантов из Китая, в основном белых офицеров, фашистов и шпионов, связанных с японской разведкой. Всех их надлежало арестовать и расстрелять или (менее активных) — заключить в тюрьмах или лагерях на срок 8−10 лет. По данным правозащитной организации «Мемориал», на местах сотрудники НКВД обнаружили не 25, а более 48 тыс. «харбинцев», из которых 30 992 человека были расстреляны. Убитые 21 января 1938 г. в Томске стали жертвами этой кампании. Дела арестованных были сфальсифицированы, планы НКВД перевыполнены. Жертв выбирали просто по анкетным данным — кто-то родился в Китае, кто-то участвовал в годы Гражданской войны в антибольшевистских формированиях или был судим, а кто-то просто оказался с ними рядом (коллеги, соседи) и уже потому считался политически сомнительным. Так, по анкете, попал в число репрессированных по ст. 58 УК РСФСР и пожилой вахтер Степан Иванович Карагодин, который не только охранял вход в Мукомольно-элеваторный институт, но и «руководил повстанческой контрреволюционной террористической организацией».

Фото 3.jpg
С. И. Карагодин с семьей. (karagodin.org)

Крестьянин, зеленый, раскулаченный, «шпион»

Карагодин родился в 1881 г. Крестьянин с братьями упорным трудом сколотил крепкое хозяйство в пос. Волково под Благовещенском (Амурский край): 200 десятин земли, дом, амбар, 6 лошадей и 6 коров, 30 овец, молотилка, сноповязалки, сенокосилка и другое оборудование. Отец шестерых детей (еще несколько умерли в детстве) процветал до 1917 г. И когда пришли большевики с их мобилизацией в армию, диктатом, продразверсткой и террором, Карагодин это не принял и стал «зеленым». Вместе с другими местными крестьянами он в составе отряда самообороны изгнал новую власть из Благовещенска и зажил прежней жизнью. Но беда зеленых крестьянских формирований была в том, что они действовали локально — выставив большевиков из своих сел, не гнали их дальше. Так что большевики вернулись. В 1921 г. Карагодин был арестован, но отпущен через 3 месяца (как сообщают потомки, за выкуп в 300 рублей).

Фото 4.jpg
Дом в Волково. (karagodin.org)

Фото 5.jpg
С семьей в 1912 г. (karagodin.org)

В 1928 г. Карагодина снова арестовали, раскулачили («активисты» забрали все, что пожелали) и за контрреволюционный саботаж (не хотел раскулачивать соседей) приговорили к высылке на 3 года. Ссылку провел в Западной Сибири, подрабатывал сапожником. А потом поселился с семьей в Томске и работал вахтером. Сыновья отслужили в РККА и честно трудились. Ночью 1 декабря 1937 г. Карагодина арестовали в собственном доме. Следствие длилось три дня (ровно столько понадобилось для расследования организации «японской агентуры»). Обвиненного «шпиона» «Особое совещание при НКВД» приговорило к расстрелу. 21 января 1938 г. приговор приведен в исполнение.

Фото 6.jpg
В ссылке. (karagodin.org)

Что с ним стало, долгое время было неизвестно — НКВД не сообщал семье. Только в 1950-е гг. родственникам ответили, что Карагодин умер в заключении в лагере (тогда же, в 1955 г., его реабилитировали). В 2012 г. его правнук Денис Карагодин, выпускник Томского ун-та, захотел восстановить обстоятельства смерти прадеда. Он обратился в ФСБ и попросил о трех действиях: выдать тело С. И. Карагодина, сообщить место расстрела и захоронения и (самое главное) предоставить акты о расстреле с именами палачей. Если первое оказалось объективно невозможным (с телами обращались не очень-то бережно), то со вторым и третьим помешали бюрократические и ведомственные препятствия. Если бы архив ФСБ не саботировал выдачу самых важных актов, — говорит Карагодин, — то масштабного личного расследования и сайта о нем не было бы (там же в подробностях изложены все детали описываемой здесь истории). «Я хочу знать имена всех людей, участвовавших в казни, и я их достану». И достал. Акты о расстреле Д. Карагодин хоть со скрипом и после долгих мытарств, но все-таки увидел в 2016 г. в архиве УФСБ по Новосибирской области. И это исключительный случай — получить документы с указанием имен тех, кто непосредственно убивал осужденных по сфальсифицированным делам, практически невозможно (если и выдают копии некоторых документов, то в них вымарываются фамилии жертв и палачей). Так Карагодин узнал, кто убил его прадеда 21 января 1938 г. Теперь он хочет добиться уголовного процесса над ними (пусть и посмертного) и публичного признания этих сотрудников НКВД преступниками (что логично, ведь раз есть реабилитированные жертвы, то должны быть и виновные в их гибели, а их будто нет — словно расстреливали не конкретные люди, а какая-то невидимая сталинская сила).

Фото 7.jpg
Пример копии документов, выданной архивом ФСБ. (karagodin.org)

Расстрельная команда

Непосредственными исполнителями приговора о расстреле 87 человек в Томской тюрьме № 3 оказались помощник начальника тюрьмы Николай Иванович Зырянов, комендант Томского горотдела НКВД Сергей Тимофеевич Денисов и инспектор 8-го отдела Томского горотдела НКВД Екатерина Михайловна Носкова.

Фото 8.jpg
Подписи акта о расстреле. (karagodin.org)

Фото 9.jpg
Капитан НКВД Н. И. Зырянов. (karagodin.org)

Фото 10.jpg
Зырянов на отдыхе в Сочи, 1938. (karagodin.org)

Зырянов Н. И., 1912 г. р. — сын крестьянина (бедняка), женат, растил сына. Закончил 9 классов школы № 1 в Барнауле, спортсмен. Работал учителем сельской школы, после учебы в Институте советского права в Иркутске служил судьей в Томске, потом перешел на работу помощника начальника тюрьмы. Партийный (был тюремным парторгом с 1941 г.). Во время войны возглавлял трибунал 59-й гвардейской дивизии РККА, потом служил в ряде колоний МВД. Принимал участие в расстрелах. Награжден орденом Красной Звезды в 1943 г. за укрепление «железной воинской дисциплины».

Фото 11.jpg
Зырянов с сыном. (karagodin.org)

В 2016 г. Денису Карагодину написала внучка Зырянова, узнавшая, кем был ее дед. Женщина была потрясена: «Я теперь знаю о такой позорной странице в истории своей семьи и полностью на вашей стороне». Ее прадед со стороны матери тоже погиб в годы сталинских репрессий. Столько лет прошло — жертвы и палачи уже соединились в семейных историях россиян.

Фото 12.jpg
С. Т. Денисов. (karagodin.org)

Денисов С. Т., 1892 г. р. — сын томского рабочего-печатника и чернорабочей. Проучился 2 года в приходской школе, откуда его выгнали. Работал наборщиком в типографиях до 1933 г. (с перерывом на службу в армии в годы Первой мировой), потом устроился в ОГПУ. Выпивал, обвинялся в пьянстве и дебошах, с трудом осваивал политучебу, но был «исполнительным» и «общественником», с 1934 г. участвовал в расстрелах (не меньше двухсот приговоренных только в 1938 г.). Партийный. Умер в 1944 г. в Новосибирске.

Фото 13.jpg
Е. М. Носкова. Сочи, 1938. (karagodin.org)

Фото 14.jpg
Е. И. Носкова, 1983. (karagodin.org)

Носкова Е. М., 1903 г. р. — дочь токаря, вдова (с 1929 г.), закончила начальное училище г. Троицк и женскую гимназию (4 класса), работала швеей, машинисткой и счетоводом. Как машинистка пришла и в ОГПУ в 1932 г., к 1938 г. уже стала инспектором НКВД. Участвовала в расстрелах вместе с начальником тюрьмы № 3 Ф. А. Гнедиком и С. Т. Денисовым. Коммунистка, с 1939 г. в партии. В 1955 г. вышла на пенсию и счастливо прожила до 1989 г. Награждена орденом Красной Звезды.

Фото 15.jpg
А. И. Зверев. (karagodin.org)

Анатолий Иванович Зверев — три дня расследовавший дело Карагодина следователь, курсант Новосибирской школы НКВД.

В числе убийц прадеда Д. Карагодин называет И.В. Сталина, наркома Н. И. Ежова и прокурора СССР А.Я. Вышинского (утверждали приговоры), прокурора Томска Н. Л. Пилюшенко, начальника Томского горотдела НКВД И. В. Овчинникова, начальника тюрьмы № 3 Ф. А. Гнедика и других региональных сотрудников.

Расследование продолжается, за счет Д. Карагодина и других энтузиастов постоянно выясняются новые подробности этого дела. Карагодин создал чрезвычайно важный и полезный прецедент, показал, что могут сделать для восстановления истории семьи и страны многие обыватели (а ведь потомков таких же репрессированных огромное число). А если он добьется своей цели (суда) — то будет сделан давно назревший новый шаг в процессе публичного осмысления нашего сталинского прошлого, и к примирению исполнителей и жертв политических репрессий.


Сборник: Монголо-татарское иго

Русские земли находились в зависимости от Монгольской империи два с половиной века. Ордынское иго оказало существенное влияние на экономическое развитие страны.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы

  • 📚 Тесты
  • 👀 228540
Древний Египет
  • 📚 Тесты
  • 👀 192843
Крепостное право
  • 📚 Тесты
  • 👀 177929
Лагерная лексика
  • 📚 Тесты
  • 👀 173479
Мафия
  • 📚 Статьи
  • 👀 121778
Защита Риббентропа
  • 📚 Тесты
  • 👀 104959
Взяли бы тебя в КГБ?