Того же лета 7055-го. Месяца июня в 21 день на память святого священомученика Иульяна Тарсанина вторник в Петрово говеино, был второй великий пожар на Москве. Загореся за городом на посаде, на Острову, в монастыре церковь от свечи. Учало горети на все страны. И прииде огнь на пожар к ямскому двору и Кубенского, бе бо тогда засуха велика и ветр силен, и пренесе огнь внутрь града на цареву и великого князя конюшню. Таже огнь поиде на двор великого князя хоромы брусяные и на полаты, и загорешася кровли, бе бо крыты тесом древяным, и загореся верьх Пречистый у церькви у соборные и на Иване Святем.

Прочо же вкратце скажем: весь град выгоре. Монастыри и церькви, и дворы, и церькви кирьпичная Благовещение на великого князя дворе, у казенного двора выгореше внутрь чюдныя иконы Корсуньския, иконы принесены быша от древних лет, и кузнь златая и сребряная, и камение драгое, и жемчюг, и много мощей святых погорело.

Принесены быша от древних лет от божияго града Иерусалима и от прочих святых мест богоугодными святители и преподобными мужи к благородным царем великим князем руским и ко святейшим митрополитом. Много же и казны царя и государя великого князя выгорело, много ценного жемчюгу и всякого камени драгого и бархаты, и камки, и тафты, и сунна, и прочее неисчетно, яко жо подобает в домех царьских быти. И митрополич двор все выгорел и монастырь Чюдовской. Многоцелебныя же мощи Алексея чюдотворца вынесоша ис теплыя церкви, поставиша в большой церкви во Архаггеле. Единех чернецов 56 згоре в том монастыре и подохнулися. А монастырей згорело обещих Чюдовской да в Китае Богоявленской, а особных восмь в городе и за городом, а в девичих четыре. тако же и в Китай дворы отстаночьные и, что были новых дворов поставили и лавки рядовые люди торговые учали ставить, то все огнь взял.

(…)

Бяша бо дотоле видети град Москву велик и чюден и много людей в нем и всякого узорочья исполнен и в том часе изменися, егда бяше погоре. Не видети иного ничего же, но токмо дым и земля и труция мертвых многолежаще. Много церквей святых погоре, а каменыя стояще выгореша внутри и огореша в ней несть видети в них пения и звонения.

Царь же государь, князь великий и из своею княгинею не бо на Москве, но в селе своем в Острову. и брат его князь Юрий Васильевич с ним же.

Митрополиту же святейшему Макарью, на Москве неподвижно живущу и правящу слово божие истинное, притекшу в церьковь соборную пречистый богородица, оболокшуся в святительскую одежну и начнешу молебная пред пречистые образом пред чюдотворную иконою Владимирскую и пред чюдотворную же икону, юже Петр чюдотворец Киевские и всея Руси своима рукама написал у гроба чюдотворца Петра и Николы чюдотворца совершающу же святейшему митрополиту Макарию молебная, и се пряде от огня зной и дух, и жар, и немогущу митрополиту вара от огня и духа знойного терпети, занеже убо от зельнаго воздержания и поста елико ему едва ходити кроток же и смирен и милостив по всему, гордости же отнюдь ненавидяще, но иным отсекаше и запрещайте злобою отроча обреташеся, умом всегда совершен бываше. И мы же ся на преднее прострем.

Митрополиту же, убежавшу от пламени огненаго и пришедшу ему к нижним воротом градным, оже прилучися Ивановым людем Федорова сына Наумова с рухлядью стояти, и спустиша митрополита по ужу за град и бысть за три сажени до земли и урвася уже и паде много терпеливый душею, и разбися велми. А егда ис пожару того бежавшу опалеста ему очи от огня и свероста его свои ему монастыри к пречистой на Новое.

Благоверный же царь и государь князь великий Иван Васильевич всея Руси и брат его князь Юрья Васильевич кииждо своими бояры приехаста в свою отчину на Москву в той же день из Острова на пожар. И видеше граду погоревшу от огня и святыя церькви и людей погорело много, лежаще трупья мертвых. И о сем сжалися князь великия, кои расплакатися ему вельми слезно. И кто не плачется погибели градныя или кто не жалует, или кто не тужит толика народа людей инок, инокинь по монастырем и во дворах мужей и жен, и детей, и отрок, и отроковиц от огня изгоревших. Царь же и государь князь великий зряше беду, створшуюся на граде его и на святых церьквах, и бывшую печаль князем и бояром, и мужем москвичом прослезився тешаиши и рек: «Не скорьбите князи и боляре мои и народи. Господь бог дал, господь взял. Буди имя господне благословенно отныне и до века. Киждо люде мои ставите хоромы по своих местех. А яз вас жаловати ради лготу дати».

И заутрия приехал во град царь и государь и внида в церьковь владычица нашея богородица честнаго ея Успения, и пришед к чюдотворной иконе пречистыя Владимирския и много моления соверши и слезы доволны излия. Тако жо и пред образом пречистыя чюдотворныя, юже сам чюдотворец Петр написал. По сем жо приходит ко гробу чюдотворца Петра молебная совершая и слезы изливая, прося помощи и заступления, и от всяких бед и зол избавляя. Тако же у гробов и у мощей и у прочих святитель Феогноста и Киприяна и Фотея Ионы.

И потом едет ко пречистой на Новое посетить отца своего пресвященного митрополита Макария и бысть промежи обоих слезы жалостныя, аки от источника текущи о бывшем гневе божий и великом пожаре беседовавшим. И много и словесы духовными митрополит тешашо царя государя и великого князя, поучая его на всякую добродетель, елико подобает царем православным быти.

Царь же и государь, слушая его духовная словеса и наказание поминаше же великому князю о опальных и повинных людех. Царь же и государь слушая митрополита во всем опальных и повинных пожаловал. Царь же и государь князь великий моляше митрополита веля ему молитися господу богу и спасу нашему Исусу Христу, и того пречистой матери владычице нашей богородице, и архаггелом Михаилу и Гаврилу и прочим небесным силам, и всем святым его угодником. Митрополит же моляшеся соборне день и нощь, совершая молебна о царе и государе великом князе и о благоверной княгине, и о князех и боярех, и о всем православном христианстве. Да бы господь бог отвратил гнев свои движимыя на ны, людем же, всему народу пресвященный митрополит повеле каяти отцем своим духовным о грех своих и причащатися христовым таинам. Сия злоба сключися великий пожар за умножение грех наших и неправд.

Богу попущащу каз на ны овогда пожаром, овогда ратию и междоусобную бранию, овогда мором и напрасною смертию, нас грешных на разум наводя.

А летописец и старые люди сказывают: таков пожар на Москве не бывал. Тогда же стоял князь великий в Воробьеве в селе своем. Бе бо церкви та соборная невредима от бывшаго пожару молением пречистые владычицы нашея богородица. Толико во пророцех в верху три иконы загорались были с нижних поль и прилучишася подъяки и угасиша, и образов гех невреди огнь.

Источники

  • Изображение для анонса материала на главной странице и для лида: istoriarusi.ru
  • vostlit.info

Сборник: Иван Бунин

Автор «Темных аллей» и «Жизни Арсеньева» в 1933 году стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы