• 3 Ноября 2018
  • 2125

Процесс. Суд над экипажем яхты «Резеда» (18+)

В карьере главного судьи сэра Джона Хаддлстона процесс над экипажем яхты «Резеда» был одним из самых противоречивых: несмотря на то, что состав преступления был налицо, все присутствовавшие в зале судебного заседания хотели для обвиняемых оправдательного вердикта.
Читать

А. Кузнецов: «Я протянул руку, и Петерс, не колеблясь, вытянул свой жребий. Смерть миновала его: вытащенная им щепочка была не самой короткой. Вероятность, что я останусь жить, уменьшилась. Собрав все свои силы, я повернулся к Августу. Тот тоже сразу вытащил щепочку — жив! Теперь с Паркером у нас были абсолютно равные шансы. В этот момент мной овладела какая-то звериная ярость, и я внезапно почувствовал безотчетную сатанинскую ненависть к себе подобному. Потом это чувство схлынуло, и, весь содрогаясь, закрыв глаза, я протянул ему две оставшиеся щепочки. Он долго не мог набраться решимости вытянуть свой жребий, и эти напряженнейшие пять минут неизвестности я не открывал глаз. Затем одна из двух палочек была резко выдернута из моих пальцев. Итак, жребий брошен, а я еще не знал, в мою пользу или нет. Все молчали, и я не осмеливался посмотреть на оставшуюся в руке щепочку. Наконец Петерс взял меня за руку, я заставил себя открыть глаза и по лицу Паркера понял, что на смерть обречен он, а я буду жить. Задыхаясь от радости, я без чувств упал на палубу.

Когда я очнулся, то застал кульминацию трагедии — смерть того, кто главным образом и был повинен в ней. Он не оказывал сопротивления; Петерс ударил его ножом в спину, и он упал мертвым. Не буду рассказывать о последовавшем затем кровавом пиршестве. Такие вещи можно вообразить, но нет слов, чтобы донести до сознания весь изощренный ужас их реальности».

Этот небольшой отрывок из единственного дописанного романа Эдгара Аллана По «Повесть о приключениях Артура Гордона Пима». И вот что поразительно: в произведении во всех подробностях описано убийство моряками, потерпевшими кораблекрушение и оставшимися без продовольствия, юнги по имени Ричард Паркер. 1838 год. И вот, спустя сорок с лишнем лет, в 1884 году, при аналогичных обстоятельствах произошло убийство юнги, которого звали… Ричард Паркер.

Что, собственно, произошло? В 1883 году преуспевающий австралийский адвокат Джон Уонт, в свободное время увлекавшийся различного рода исследованиями, задумал изучить Большой Барьерный риф. Для этого в Англии он прикупил довольно крупную яхту, которая называлась «Mignonette», «Резеда» в русском переводе. Яхта эта не была крошечной: почти 20 тонн водоизмещения, 16 метров в длину. Естественно, сразу же встал вопрос, как доставить судно в Австралию. Единственная возможность — перегнать его своим ходом. Достаточно долго для осуществления такого непростого путешествия Уонт искал команду. В конечном итоге его выбор пал на капитана Тома Дадли с командой из двух человек: помощника Эдвина Стивенса и матроса Эдмунда Брукса. И буквально в последний момент к экипажу присоединился 17-летний юнга Ричард Паркер, который сбежал из дома, мечтая…

С. Бунтман: …стать морским волком.

А. Кузнецов: Сначала все протекало относительно благополучно. В вахтенном журнале под определенной датой Дадли записал следующее (эта запись, к слову, будет цитироваться и на суде): «Перемена погоды. Вышли в открытый океан. Яхта в порядке, хорошо слушается руля. Юнга — плохой моряк».

А вот далее… Когда судно находилось на значительном удалении от берега (как потом подсчитали, до ближайшей земли было порядка 1100 километров), в него ударила очень большая одиночная волна. Этим ударом снесло значительную часть фальшборта. Вода начала заливаться в трюм. Капитан сразу понял, что яхта обречена, и дал команду немедленно покинуть судно. Действительно, в течение трех минут «Резеда» затонула. Моряки едва успели спустить шлюпку, которая, заметим, была очень плохо приспособлена для подобных ситуаций. Она была довольно большой, 4 метра в длину, но при этом очень ненадежной (толщина стенки составляла 6 миллиметров). К тому же, спуская шлюпку на воду, моряки умудрились ее пробить. Правда, затем они как-то сумели устранить пробоину, но все же…

Дадли, как и полагается капитану, покинул «Резеду» последним, прихватив с собой необходимые навигационные приборы и две жестяные банки с консервированной репой. Вот, собственно, и все. В течение шестнадцати суток из дополнительной еды им удалось добыть лишь одну черепаху. Дождей не было, следовательно и пресной воды тоже. Паркер, как самый слабый член команды, начал украдкой пить морскую воду, что окончательно подорвало его силы. К драматическому моменту, о котором речь пойдет далее, по показаниям троих выживших, он уже находился без сознания.

ФОТО 1.jpg
«Резеда» в зарисовке капитана Тома Дадли. (en.wikipedia.org)

Когда человек ступает на борт судна, он попадает в иной мир, где главенствует нигде и никем не записанный, но чтимый всеми моряками, морской закон — «The Custom of the Sea». Согласно этому обычаю, после кораблекрушения в случае угрозы голодной смерти по добровольному участию всех членов судна допустимо жребием определить, кто должен пожертвовать своей жизнью ради спасения всех остальных.

В случае с моряками «Резеды» жребий не понадобился: к этому времени Паркер уже впал в беспамятство и умирал. Поколебавшись и помучившись некоторое время, большинством голосов (Брукс был против) было принято решение убить юнгу. На суде капитан Дадли комментировал это так: «Я усердно молился о том, чтобы Всевышний простил нас за такое деяние. Это было моим решением, но оно было оправдано крайней необходимостью. В результате я потерял только одного члена команды; в противном случае погибли бы все».

С. Бунтман: То есть капитан взял всю вину на себя.

А. Кузнецов: Да. В течение четырех дней моряки ели мясо юноши. Плюс пошли дожди, и они смогли набрать какое-то количество дождевой воды, что продлило им жизнь.

А дальше на них наткнулся немецкий корабль. Стоит отметить, что Дадли, Стивенс и Брукс ничего не стали скрывать от нашедших их моряков, с самого начала будучи уверенными, что они находятся под охраной «The Custom of the Sea».

Полуживых мореплавателей доставили в Европу и высадили в английском порту. И вот тут, когда Дадли и Стивенс опять честно признались, что убили Ричарда Паркера в целях выживания, началось настоящее чиновнее бодание сразу между несколькими английскими ведомствами. В этом бодании участвовал местный суд, министерство внутренних дел и адмиралтейство. Вот как быть? Что делать с этими тремя моряками? Арестовывать? Не арестовывать? Судить? Не судить? Проблема еще заключалась и в том, что был уикенд, то есть никого из ответственных лиц не было. Местный магистрат решил задержать экипаж яхты до понедельника. В понедельник все эти перипетии возобновились. В конечном итоге информацию о произошедшем довели до министра внутренних дел сэра Уильяма Харкорта, который, заняв довольно принципиальную позицию, постановил, что морякам судна следует предъявить обвинение в убийстве, покончив тем самым с вышеупомянутым варварским морским законом. То есть с самого начала суд над командой яхты «Резеда» было решено рассматривать как дело, которое потом будет иметь огромное прецедентное значение.

Первым делом состоялись предварительные слушания. И здесь следует сказать, что если поначалу публика, которая на них присутствовала, была настроена к обвиняемым достаточно настороженно, то после поступка старшего брата Ричарда Паркера, тоже моряка, настроение в зале резко изменилось. Дело в том, что выслушав рассказ капитана и его команды, брат убитого юнги публично встал, подошел к обвиняемым и пожал им руки.

То есть все начало сводиться к тому, что моряки будут оправданы. Обвинение в лице Уильяма Данквертса, понимая, какая слабая карта находится у него на руках (по сути, обвиняемые имели полное право хранить молчание, то есть не свидетельствовать против самих себя), решил применить довольно сильный ход: он предложил суду оправдать одного из подсудимых, матроса Брукса, который выступал против убийства юнги, чтобы потом получить от него свидетельские показания под присягой.

Да, что касается защиты, то ее представлял один из лучших адвокатов Англии Артур Коллинз, который был нанят благотворительным фондом, организованным моряками и членами их семей. Он последовательно отстаивал невиновность своих подзащитных, блестяще допрашивал Брукса, ставшего к тому времени ключевым свидетелем, но судья сэр Джон Уолтер Хаддлстон был настроен решительно: дело, считал он, не должно закончиться оправдательным приговором. Надавив на присяжных, Хаддлстон добился от них вынесения особого вердикта, чрезвычайно редкого в английской судебной практике, когда они, присяжные, лишь фиксируют обстоятельства дела, но решение вопроса о виновности подсудимых принимает суд.

В результате к рассмотрению дела приступил Суд королевской скамьи. Исписав немалое количество бумаги, в конечном итоге он пришел к следующему заключению: «Сохранить свою жизнь в целом является долгом человека, но самым очевидным и высшим долгом может стать принесение ее в жертву. Война полна случаев, в которых долг мужчины не жить, но умереть. В случае кораблекрушения, это долг капитана по отношению к экипажу, экипажа по отношению к пассажирам, солдат по отношению к женщинам и детям… Этот долг налагает на мужчин моральную необходимость не сохранения своей жизни, но принесения ее в жертву…».

ФОТО 2.jpg
Сэр Джон Уолтер Хаддлстон. (Источник)

Стоит отметить, что при обвинительном приговоре шанса на спасение у убийц тогда не было.

С. Бунтман: Однозначно — смертная казнь.

А. Кузнецов: Да. Однако суд счел необходимым ходатайствовать перед королевой, за которой оставалось последнее слово, о помиловании моряков. Данная просьба поступила министру внутренних дел Харкорту, который, посовещавшись с коллегами, постановил: «Шесть месяцев тюремного заключения». Учитывая, что к тому времени Дадли и Стивенс уже провели в камере этот срок, они вышли на свободу.

Как сложилась их дальнейшая судьба, в точности неизвестно. Говорят, что Дадли вроде бы уехал в Австралию и всю жизнь посылал деньги сестре Паркера. Стивенс, опять же по слухам, сошел с ума, а Брукс спился.


Статья основана на материале передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы». Ведущие программы — Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

распечатать Обсудить статью