• 16 Сентября 2018
  • 5338
  • Алексей Дурново

Что, если бы Наполеон проиграл битву под Аустерлицем?

20 ноября (2 декабря по новому стилю) 1805 года Наполеон сокрушил объединенную русско-австрийскую армию в знаменитом сражении под Аустерлицем. Главные итоги: гибель третьей антифранцузской коалиции, выход Австрии из войны и первое за 105 лет поражение русской армии, вызвавшее у Александра I что-то вроде тяжелой депрессии. А что было бы, если бы победу одержали союзники?
Читать

Что произошло?

«Возвращаясь домой, князь Андрей не мог удержаться, чтобы не спросить молчаливо сидевшего подле него Кутузова о том, что он думает о завтрашнем сражении? Кутузов строго посмотрел на своего адъютанта и, помолчав, ответил: «Я думаю, что сражение будет проиграно, и я так и сказал графу Толстому и просил его передать это государю».

1. Аустерлиц.jpg
Битва под Аустерлицем

У графа Толстого, только совсем уже другого, Кутузов пророчит, предрекая союзным войскам фиаско в предстоящей битве, которая поставит Наполеона в один ряд с Ганнибалом и Александром Македонским, а русской армии нанесет болезненный удар по репутации. Одно, тем не менее, верно: Кутузов командовал русско-австрийскими войсками до Аустерлица и даже после него (недолго, ибо коалиция вскоре распалась), но не во время него.

Фактическое командование перешло к Александру I, желавшему, по-видимому, лично разбить Бонапарта. Проблема заключалась в том, что российский Император доверился не Кутузову, а начальнику его штаба — генералу Францу фон Вейротеру. С этим весьма уважаемым австрийским военным все было хорошо, за исключением одного — последствия его деятельности во главе штаба крупных армий зачастую имели катастрофические для этих армий последствия.

Маленький флешбэк. Вейротер составил крайне неудачный маршрут для Швейцарского похода Суворова, Вейротер составил провальный план для битвы при Хоэнлиндене (1800), из-за чего австрийская армия потерпела поражение от французов. К слову, численный перевес был тогда на стороне Австрии.

И именно этот человек вновь составлял план для битвы под Аустерлицем. То есть для сражения, в котором Александр I и Франц II намеревались покончить с Бонапартом чуть ли не навсегда. Союзные войска при этом имели относительно небольшое численное преимущество (85 тысяч, против 73 у Наполеона), и двукратное превосходство по количеству орудий (278 против 139).

План был прост и наивен. Обойти с левого фланга армию Бонапарта, которая, согласно плану австрийского генерала, должна была молча наблюдать за этим маневром, не оказывая сопротивления и никак не реагируя на движение сил противника. Разумеется, не сработало. Наполеон решительно двинулся на центр, заставив войска союзников отступить, занял стратегически важные высоты и уже оттуда атаковал разделенные левый и правый фланги. Это был крах. Александр I бежал без оглядки. Франц II решил, что пора сдаваться. При этом русская армия сохранила свои основные силы и большую часть артиллерии и вовсе не была уничтожена при отступлении.

Могло ли быть иначе?

Вообще, когда мы говорим о такого рода численном превосходстве, на такой вопрос нужно отвечать утвердительно. Так что не будем идеализировать Кутузова. План Вейротера он не одобрил, но никакой альтернативы ему не предложил. Да, разворачивать основные силы на левом фланге и затеваться с долгим обходом, рассчитывая, что противник будет просто за этим наблюдать, наивно и губительно. Вот только перед двумя императорами 19-го ноября лежал только один план баталии.

2. Император Франц.jpg
Франц II

Выходит, что вариантов было два: попытаться реализовать проект Вейротера или просто уйти. Последнее было не очень хорошей идей, ибо ставило в тяжелое положение именно Австрию. Знал бы Император Франц II, что после Аустерлица положение его страны, да и его лично станет куда более тяжелым. Что из врага Наполеона он станет его тестем, и будет вынужден смотреть на то, как дочь императора выходит замуж за сына корсиканского контрабандиста. Подчеркнем, что тем самым императором, потерявшим заодно одну из двух корон, был сам Франц II.

Резюмируем. Оба императора оказались не готовы ко встрече с противником такого калибра. Их генералы не сумели разгадать планы Бонапарта, предложив нерабочий проект. В этих обстоятельствах едва ли был возможен иной исход сражений под Аустерлицем.

Что изменилось бы?

Многое для Австрии и Франции, но немного для России. Тут нужно учитывать одно довольно существенное обстоятельство: одержав блестящую победу над союзниками, Наполеон не сумел все же превратить ее в полный разгром. Слава его преумножилась многократно. Бонапарта стали сравнивать с Цезарем, Александром Македонским и Ганнибалом. Он нанес поражение русской армии, которая считалась непобедимой, ибо на протяжении более чем ста лет вообще не проигрывала сражений (последнее поражение — 1700 год под Нарвой). Вот только стратегической выгоды Наполеон не получил.

3. Мария-Луиза.jpg
Мария Луиза — дочь Франца II и один из «трофеев» Наполеона

Русская Армия, как уже говорилось выше, не была разгромлена. Многие из тех, кто дрался под Аустерлицем, встретятся с французами лицом к лицу и в войнах Четвертой коалиции, и во время войны 1812-го года. Если бы Франц II не надумал сдаваться, то Наполеон не извлек бы из своей феноменальной победы совершенно никакой выгоды.

Теперь вернемся к итогам. Франц II от отчаяния и безысходности заключил Пресбургский мир, поставив Австрию на колени. Страна потеряла практически все свои владения на Апеннинах и на Балканах. Наполеону, как королю Италии, были уступлены Венеция, Истрия и Далмация. Это, правда, лишь полбеды. Впрочем, главный удар был нанесен по другой империи — Священной Римской, корону которой также носил Франц. Бавария, Вюртенберг и Баден приросли за счет австрийских территорий, а императору пришлось признать за правителями этих курфюршеств право носить титул короля. Это была смерть проекта под названием Священная Римская Империя, и через полгода после подписания мира Франц отрекся от короны и распустил империю. Отчасти, наверное, потому, что при сложившихся обстоятельствах, человек, носивший титул императора Священной Римской Империи, выглядел очень смешно.

При ином исходе битвы под Аустерлицем Австрии не пришлось бы сдаваться. Наполеон не получил бы денег и территорий для реализации своих дальнейших планов. И в войне четвертой коалиции Бонапарту было бы куда труднее разгромить Пруссию и принудить Александра к Тильзитскому миру. Репутации России не был бы нанесен ощутимы урон.

Впрочем, не забудем и еще два обстоятельства. Во-первых, слава Наполеона не была бы столь яркой. При всем многообразии блистательных побед Аустерлиц был главным бриллиантом этой коллекции. Ну и, во-вторых, Пресбургский мир положил конец старой Европе. Все тут отныне стало по-другому. И, кажется, важные и консервативные монархи поняли, что корсиканский авантюрист запросто может посбрасывать их с насиженных тронов. Без этого осознания будущая победа над Наполеоном была бы совершенно невозможна.


Источники: Е. В. Тарле «Вторжение Наполеона в Россию«; Г. А. Леер. «Подробный конспект. Война 1805 года».

распечатать Обсудить статью