• 6 Сентября 2018
  • 1605

Процесс. Иск Салли Миллер

В русском сегменте Интернета об этом деле вы не найдете никакой информации, а вот в английском — пожалуйста. Для американской истории это действительно животрепещущая тема. В чем состоит ее важность? Давайте разбираться.
Читать

К. Ларина: Предлагаю сразу начать с конца, чтобы понять, в чем, собственно, имел место прецедент?

А. Кузнецов: Это прецедент в решении, которое в 1845 году принял Верховный суд штата Луизиана. Сразу отметим, что это решение вызвало очень большое недовольство в штате, и звучало оно так: «That on the law of slavery in the case of a person visibly appearing to be a white man, or an Indian, the presumption is he is free, and it is necessary for his adversity to show that he is a slave» — «В случае если рассматривается дело о рабстве человека, который кажется белым или индейцем, то презумпция состоит в том, что он свободен, и истцу надо доказывать, что это — раб». То есть юридически была создана презумпция свободности или свободы, в случае если человек внешне выглядел белым, либо индейцем. То есть к этому времени идея о том, что рабство — это явление для чернокожих, в Америке победила. Но это произошло далеко не сразу.

К. Ларина: Но белые рабы были?

А. Кузнецов: Да. На самом деле рабство в Америке началось с белых рабов. Чернокожие рабы начали появляться далеко не сразу. Это случилось в XVIII веке, когда сформировалась так называемая «triangular trade» — «треугольная торговля», когда в Англии английские капитаны грузили товары, пользующиеся спросом в Африке, везли их туда и у местных правителей покупали рабов, а иногда, скажем так, охотились на людей на побережье. Дальше рабов везли в Америку, продавали, загружались американскими товарами и везли их в Англию. Эта «треугольная торговля» была чрезвычайно выгодна. А до этого… Когда началось освоение совершенно необъятных территорий в Новом Свете (это первая половина XVII века), то стало понятно, что недостаток рабочих рук — главный фактор, который может убить этот колониальный проект. А условия труда, особенно на юге, были настолько жуткие, что вольнонаемному нужно было либо очень много платить, чтобы он согласился работать, либо искать другой вариант.

В результате (довольно быстро) был найден выход: Америку, как в свое время Австралию, стали заселять белыми каторжниками. Первая массовая переброска белых рабов в Новый Свет произошла в середине XVII века. Спустя некоторое время был найден другой вариант (все-таки нехорошо белых превращать в невольников) — временное рабство (или как в нашем старом юридическом языке — кабальное холопство). И вот тут, собственно, началась наша история…

В 1843 году в Новом Орлеане женщина из Эльзаса, некая мадам Карла Руфф, встретила молодую женщину, в которой признала девочку из своей родной деревни, которая в 1818 году вместе с родителями переехала в Соединенные Штаты. Что мадам Руфф знала про эту девочку? А знала она, что на тот момент малышке было 4 года, звали ее Салома, Саломея Мюллер. У девочки была старшая сестра Доротея, два брата и родители: отец Дэниель и мать Доротея Мюллер.

О том, как Мюллеры оказалась в Америке, тоже темная история. Вроде бы в свое время они нашли деньги на этот переезд, но их обманул (или как сейчас говорят — кинул) судовладелец, который взялся перевезти их в Новый Свет, а на самом деле высадил где-то в Голландии. Голландское правительство, в свою очередь, набрало какие-то средства и за свой счет отправило их в Америку. Однако второй капитан, который получил «голландские» деньги, по прибытии заявил, что сумма не покрывает все его расходы, поэтому он либо везет их обратно, либо, если они хотят здесь сойти, то пусть продаются на несколько лет в рабство. И отец Саломы был вынужден это сделать.

Да, во время плавания умерла Доротея Мюллер, мать девочки, и ее младший брат…

К. Ларина: И отец продал дочку?

А. Кузнецов: Не только ее — всех: себя, сына и двух дочерей.

ФОТО 1.jpg
Фото с сайта praisecharlotte.com

И вот мадам Руфф по прошествии почти 30 лет в еще молодой, но тем не менее уже достаточно взрослой женщине узнала ту девочку, которую она в последний раз видела в 4-летнем возрасте. Ничего внятного по поводу того, знает ли она про свое происхождение, женщина сказать не могла, только пояснила, что она, Мэри Миллер, — рабыня Луиса Бельмонти, владельца кабаре с ресторанчиком. За несколько лет до этого ее хозяином был другой человек — Джон Фитц Миллер.

Что дальше? А дальше мадам Руфф, близко приняв к сердцу всю эту историю, вместе с Мэри Миллер отправилась к Эве Шубер, которая была двоюродной сестрой и крестной матерью Саломы Мюллер. И та (а потом еще несколько эмигранток) ее признала. Хотя, повторюсь, все эти люди не видели эту женщину в течение четверти века.

Тут сразу же возникает вопрос, который, скажем прямо, остался неразрешенным по сей день, — вопрос об идентификации этой женщины. Кто она была на самом деле? Действительно ли это немецкая девочка Саломея Мюллер, или, как предположил один из современных исследователей, это умная рабыня, которая воспользовалась сложившейся ситуацией для того, чтобы получить свободу для себя и своих детей?

К. Ларина: Не верится, что спустя такое количество времени Салли Мюллер смогли узнать.

А. Кузнецов: Естественно, этот вопрос в суде поднимался. Но было сказано, (правда, мадам Руфф не дожила до главного процесса, но ее показания были записаны судом первой инстанции), что в глаза резко бросалось разительное сходство Мэри Миллер с ее матерью Доротеей.

К. Ларина: Только это? Других примет не было?

А. Кузнецов: Были. Например, симметрично расположенные родинки на бедрах, с которыми тоже очень много всего загадочного.

Так или иначе, но немецкая община сбросилась (видимо, неплохо) и, прямо скажем, наняла для нашей героини весьма недешевых адвокатов, которые обратились с иском в первый окружной суд штата Луизиана. Иск был к двум хозяевам: к Луису Бельмонти и Джону Фитцу Миллеру. Исковая формула звучала следующим образом: «В нарушение всех законов человеческих и Божеских превратил истицу в рабыню и в этом качестве в течение долгих лет заставлял выполнять работу и оказывать услуги, которые выполняют рабы. И при этом содержал в условиях, характерных для представителей этого низшего социального слоя».

К. Ларина: Понятно.

А. Кузнецов: Стоит сказать, что Луис Бельмонти и его адвокат сразу заняли достаточно надежную, в конечном итоге выигрышную позицию: «Я ничего не знаю. Я — добросовестный приобретатель. Когда я покупал эту женщину, у меня даже мысли не возникло, что она — не рабыня. Все было сделано законно. Никаких претензий ко мне быть не может». И, в общем-то, суды с этим согласились. То есть Луис Бельмонти как ответчик довольно быстро выбыл из этого дела. А вот Джону Фитцу Миллеру досталось по полной.

Будучи человеком темпераментным, заявив, что его пытаются опорочить, Миллер начал энергично действовать. Он тоже нанял адвокатов (что уж там — разорился на них), несколько раз подавал иски, но так и не смог ничего добиться.

ФОТО 2.jpg
Фото с сайта sonofthesouth. net

Что касается Салли Миллер, то после 1848 года судьба ее неизвестна. Она попыталась добиться свободы для троих своих детей, но ничего у нее не вышло. По некоторым сведениям, она уехала в Калифорнию. Ну, а дальше следы ее потерялись.

И все же главный вопрос: почему рассматриваемое дело так важно для Соединенных Штатов? Что оно повлекло за собой? Дело в том, что в итоге Верховный суд штата Луизиана постановил, что если внешне человек выглядит белым, то он — белый, если только в суде не будет доказано, что в нем течет черная кровь…


Статья основана на материале передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы». Ведущие программы — Алексей Кузнецов и Ксения Ларина. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

распечатать Обсудить статью