• 19 Марта 2018
  • 7738

Предатель веры и патриот родины

Митрополит киевский Исидор, грек по происхождению, прожил несчастную жизнь. 19 март марта 1441 года он вернулся в Москву из Флоренции, где поддержал унию православной и католической церквей. Поддержал перед лицом нависшей над его родиной угрозы — турками-османами. Князь Василий II предательства веры не оценил… 

Читать

Политический контекст

Вторая четверть XV века — непростое время в истории Руси. Москве ещё предстояло закрепить свою власть внутри страны. Кроме того, прочно сложившейся традиции самостоятельно выбирать митрополита на Руси еще не было. Несмотря на укрепление политической самостоятельности Московского государства, окончательное слово в выборе первоиерарха для Руси традиционно было за Константинополем. И хотя «в Москве хотели поставить митрополитом рязанского епископа Иону, но патриарх Константинопольский выбрал Исидора (последнего русского митрополита из греков). В это время константинопольская церковь перед лицом надвигавшейся турецкой опасности пыталась найти помощь на католическом Западе.

Главным делом жизни митрополита Исидора была уния с западной церковью. «Гордые ромеи» в последние годы Византийской империи вынуждены были искать единства с католическими странами Запада. Император Иоанн VIII Палеолог и патриарх Константинопольский Иосиф решили обратиться за помощью к Риму. В 1438 году в Ферраре (а затем во Флоренции) был созван очередной Собор с целью оформления унии Православной Восточной Церкви с римской.

Для принятия унии, а точнее, для подчинения Восточной Православной Церкви Западной Католической, в начале XV века сложились благоприятные для Рима политические условия. Византия находилась тогда в крайней опасности: её власть ограничивалась, по сути, одними стенами столицы — все её области были уже во власти турецкого султана; войска были немногочисленны и по большей части наемные; казна была пуста. Император Мануил Палеолог и сын его Иоанн очень ясно видели, что греки решительно не в силах защитить себя от турок; они думали, что единственное средство для спасения империи состоит в примирении с папою, чтобы через него получить помощь от западных христиан.

Переговоры продолжались более 20 лет. В 1433 году отцы Базельского Собора, который считал себя Вселенским и действовал в духе независимости от папы, приглашали греков к себе для рассуждения о примирении Церквей и уверяли, что от собора вернее можно ожидать помощи, нежели от папы Евгения II, который находился тогда в самом ненадежном положении, между тем как на стороне Собора было несколько королей и сам немецкий император Сигизмунд. Император Иоанн, конечно, отправлял посольство для предварительных совещаний в Базель, но бОльшие надежды возлагал на папу.

Кто такой Исидор?

В 1437 возведён Константинопольским патриархом Иосифом II в сан митрополита Киевского и всея Руси. Избранный Московским князем кандидат в митрополиты епископ Рязанский Иона был вынужден довольствоваться обещанием, что будет поставлен на престол после Исидора. Причиной поспешного поставления Исидора была необходимость обеспечить поддержку Киевской Митрополии и Московского князя проведению Флорентийского собора 1439. Исидор был человеком крайне образованным и опытным в деле переговоров.

Московский князь Василий II Тёмный встретил Исидора с неприязнью, как поставленного против воли. Будучи опытным дипломатом, Исидор сумел убедить великого князя в необходимости созыва нового Вселенского собора, на котором бы православные убедили католиков (латинян) отказаться от догматических нововведений, что послужило бы спасению Византии и Греческой Церкви. Получив от Василия II деньги и 100 человек свиты, Исидор выехал в сентябре 1437 на церковный собор в Италию.

Флорентийский собор

На Флорентийском соборе Ромейский император и духовенство надеялись получить от Запада военную поддержку против турок. Ценой такой поддержки было согласие на заключённую в 1439 году унию. Греческое духовенство признавало главенство Римского папы и основные латинские догматы, но сохраняло право на автономное самоуправление и проведение богослужений по византийскому обряду. Митрополит Исидор был одним из главных участников собора и сторонников унии, которая оказалась в последствии малорезультативной: простой народ и духовенство не приняли её. В Византии сторонниками унии, по политическим мотивам, оставались только двор императора и назначенный им Патриарх.

Саккос Исидора, дар папе Евгению IV.jpg
Саккос Исидора, дар папе Евгению IV

Другой причиной безрезультатности унии было то, что её провозгласил Флорентийский собор под руководством папы Евгения IV, власти которого не признавали многие государи Европы, сторонники Базельского собора и избранного им антипапы Феликса V. Не признавали власти Евгения и в Речи Посполитой, в состав которой входила западная часть Киевской Митрополии.

Возвращение в Московию

За заслуги в деле унии папой Евгением IV 18 декабря 1439 Исидор был возведён в сан кардинала Римской Церкви с титулом Святых Марцеллина и Пьетро с присвоением звания легата для провинций Литвы, Ливонии, Всея Руси и Польши (Галиции).

Исидор же не спешил возвратится в Москву, но 19 марта 1441 года всё же это сделал. Его обратное путешествие было тоже неторопливым. По всему пути следования митрополит объявлял о свершившемся единении и вел себя соответственно, вызывая недоумение православных.

Возвращался на свою кафедру он уже в новом качестве, в сане кардинала и легата от ребра апостольского, дарованном ему папой. В Москву он вступил решительно, с преднесением католического креста. На первой же литургии возносилось имя папы Евгения и было зачитано решение Флорентийского собора. Показательна реакция московской знати на объявление Исидором условий унии: «Вси князи умолчаша, и бояре и иные мнози, еще же паче и епископы русские, вси умолчаша и воздремаша и уснуша».

Исидор также передал Василию II послание папы Евгения IV, содержавшее просьбу помогать митрополиту в воссоединении Католической и Русской Церквей. Через три дня Исидора взяли под стражу по указу великого князя и заключили в Чудов монастырь. Митрополит и кардинал был осуждён на соборе русского духовенства, при этом он отказался от покаяния и отречения от унии.

Бегство из заточения

Просидев в Чудовом монастыре весну и лето, он ночью 15 сентября 1441 года бежал из Москвы. Великий князь был этим доволен. Таким образом этим разрешался вопрос, что с ним делать дальше. Его не преследовали и дали возможность исчезнуть из России. Исидор объявился в Твери. Там князь Борис Александрович посадил его «за приставов». Но Василий II приказал выпустить его.

Некоторое время пробыл он в Новгородке у литовского великого князя Казимира. Видимо, и там Исидор чувствовал себя неловко среди православных. Оттуда он отправился к папе. В 1452 году Исидор из Рима выехал в Царьград, чтобы действовать в пользу унии, но и там побывал в тюрьме. Епископ Арсений пишет, что «Кардинал Исидор, неузнанный, успел выкупиться за несколько монет на другой день взятия Константинополя и бежал в Рим». Им описано было взятие Константинополя. Папа Николай дал ему титул патриарха константинопольского и декана кардинальской коллегии. Умер он в Риме в 1453 году.

Последствия непризнания унии для Руси

В политическом плане непризнание Московией унии послужило к укреплению роли великокняжеской власти, так как именно великий князь являлся главным инициатором непризнания союза константинопольского патриарха и римского папы. Следствием этих событий стало постепенное и все большее подчинение Московской Церкви государю и государству. Уже само решение о непризнании унии и митрополита Исидора, вернувшегося из Флоренции униатом, было принято великим князем, а не высшим духовенством, которое сначала просто растерялось. Кроме того, Русское царство обретало большую самостоятельность.

распечатать Обсудить статью