• 28 Февраля 2018
  • 7312
  • Мария Молчанова

Русский Китай: история дипломатических отношений до начала XX века

История дипломатических отношений России и Китая начинается во второй половине XVII века, когда освоение новых территорий на Дальнем Востоке потребовало установления четкой линии демаркации. К тому же, сама геополитическая обстановка в этом регионе объективно способствовала дальнейшему сближению России с Поднебесной. В этот период было заключено наибольшее число договоров, актов и других международно-правовых документов, которые на несколько десятилетий вперед определили статус-кво среди крупнейших дальневосточных держав.

Читать

История взаимоотношений России и Китая начинается с XIII века, когда некоторые русские воины становились наемниками в армии империи Юань, где в качестве военных поселенцев занимались преимущественно обработкой земли. Территория Дальнего Востока активно осваивалась казаками, которые построили несколько крупных военных форпостов вдоль реки Амур. Наиболее значимыми из них были крепость Албазин и город Нерчинск. Эти даурские земли были освоены Ерофеем Хабаровым в середине XVII века, а вскоре здесь обосновались бежавшие на Амур казаки, ремесленники и крестьяне во главе с Никифором Черниговским. Сибирская царская администрация формально не признавала их поселения, но албазинцы продолжали считать себя подданными России и отсылали в ближайшие остроги собранную тут пушнину — вероятно, именно поэтому они вскоре были прощены.

Другой форпост на Дальнем Востоке, город Нерчинск на реке Шилка в бассейне реки Амур, был основан отрядом казаков сотника Петра Ивановича Бекетова, а в XVIII — XIX веках стал печально известен как место ссылки многих политических заключенных. Военные столкновения между Россией и Китаем были неизбежны, ведь официальная идеология цинской империи настаивала на том, что все страны вокруг Поднебесной — варварские, а потому должны признать свое вассальное положение. В 1685 году китайские войска осадили Албазин, и в итоге из-за острой нехватки пищи и последующей эпидемии цинги, русские войска вынуждены были сдаться и оставить дальневосточный форпост (после подписания Нерчинского договора в 1689 году).

Дальнейшая история российско-китайских взаимоотношений продолжается в XVIII веке, когда китайская сторона принимает решение возобновить переговоры с соседом. Приглашенное в Пекин русское посольство получило требование о передаче Китаю территорий, которые были заселены подданными Российской империи и никогда не входили в состав цинского государства. Естественно, переговоры не принесли каких-либо положительных результатов, однако, русские купцы получили право заниматься предпринимательской деятельностью в Пекине, а приграничным землям даровалась привилегия беспошлинной торговли. Так, был достигнут статус-кво во взаимоотношениях двух держав, продержавшийся более столетия.

Иллюстрация 1.jpg
Подписание Нерчинского договора в 1689 году

В середине XIX века Китай оказывается в водовороте опиумных войн, инициированных английским правительством за право заниматься контрабандой опиума, продажа которого запрещалась императорскими декретами. Обладая весьма многочисленной армией (около 900 тысяч военнослужащих), китайская армия была несравнимо слабее и хуже вооружена, а потому спустя короткий срок был заключен мирный договор. В соответствии с его положениями, империя Цин должна была выплатить Великобритании весомую контрибуцию, передать Гонконг и открыть китайские порты для английской торговли. Так, английская корона обеспечила себе источник солидного дохода от продажи опиума, а в китайской империи начался продолжительный период кризиса и гражданской войны.

Череда подписания стратегически важных для Российской империи дипломатических соглашений с Китаем начинается в 1858 году с ратификации Айгунского договора. В соответствии с его пунктами, Амурская область входила в состав России, а Уссурийский край признавался зоной совместного владения до финальной демаркации границы. Подписанный генерал-губернатором Восточной Сибири Николаем Николаевичем Муравьевым договор, после которого к фамилии его автора добавлялся титул Амурский, стал ключевым дипломатическим документом с момента заключения Нерчинского договора в 1689 году. Интересно, что до конца XVII века китайское правительство не проводило переговоры с иностранными государствами, а до прямого военного столкновения с русскими — осады крепости Албазин — император Поднебесной рассчитывал на завоевание Приамурья из-за малочисленности войск неприятеля. В российской историографии Нерчинский договор оценивался историками неоднозначно: и как взаимовыгодный, и как унизительный для российской дипломатии. Айгунский договор середины XIX века вернул утраченные Россией территории, ведь, как считал генерал-губернатор Муравьев, «кто будет владеть устьем Амура, тот будет владеть и Сибирью, по крайней мере, до Байкала». Заняв не самый благополучный государственный пост, он стал активно укреплять русские позиции на Дальнем Востоке, в том числе и колонизаторской деятельностью, предложив проект строительства Сибирской железной дороги, который, правда, был отложен по причине его солидной стоимости.

Иллюстрация 2.jpg
Китай во времена Опиумных войн

Дальнейшая демаркация границ продолжилась через два года, когда в 1860 году был подписан новый договор между Россией и империей Цин — «Пекинский трактат». Когда в результате событий Второй Опиумной войны войска европейской коалиции подошли к Пекину, китайское правительство охотно согласилось на торговые переговоры с Российской империей, возможным союзником в войне. По итогам подписанного договора, территория Российской империи пролегала отныне по левому берегу Амура, а китайская располагалась по правому берегу реки и к западу от границы.

В конце столетия Китай вступил в полосу интенсивного роста экономики, подкрепленного, в первую очередь, подъемом товарного сельского хозяйства. А потому идея строительства железной дороги, которая соединила бы разные районы страны с восточным соседом, казалась взаимовыгодной. Российская империя стремилась укрепить свое положение в Тихоокеанском регионе, опасаясь обострившегося соперничества с Японией. Кроме того, строительство подобной железнодорожной магистрали способствовало бы развитию торговли и увеличению экспорта в Китай русских товаров, решив проблему дефицитного торгового баланса.

Под неусыпным руководством министра путей сообщения Сергея Витте начинается освоение пространства Сибири железнодорожным полотном. В 1891 году стартует строительство Транссибирской железной дороги, причем закладка ветки одновременно осуществлялась из Владивостока и Челябинска. Как и все «стройки века», это сооружение воздвигалось на государственные деньги, причем были набраны колоссальные темпы: за 10 лет было проложено 7,5 тыс. км новой железнодорожной магистрали. С восточной стороны Транссиб был доведен от Владивостока до Хабаровска, где строительные работы прервались из-за отсутствия моста через Амур. С западной стороны железнодорожные пути заканчивались в Забайкалье.

Иллюстрация 3.jpg
КВЖД. Станция Хейлар (Внутренняя Монголия)

28 августа 1897 года в маленьком приграничном поселке Суйфэньхэ в местности Саньчакоу прошла церемония закладки Китайско-Восточной железной дороги, продолжения Транссиба, распространившегося по территории северо-восточного Китая (Маньчжурия) и соединявшего Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. В 1899 году в империи Цин вспыхнуло восстание ихэтуаней (Боксёрское восстание), что неизбежно прервало строительство нескольких участков КВЖД. Однако, в 1901 году было открыто временное движение поездов и запущен пробный режим перевозки грузов по всей протяженности магистрали. Участвуя в созданной для подавления восстания «Союзной армии восьми держав», российское правительство попыталось оккупировать северо-восточные провинции Китая, однако, начавшиеся сепаратные переговоры успехом не увенчались.

Завершение строительства КВЖД превратило Маньчжурию, до этого отсталую в экономическом отношении часть империи, в стремительно развивающийся торговый край. В 1908 году (то есть за неполные 7 лет функционирования железнодорожной магистрали) население Маньчжурии выросло с 8,1 до 15,8 млн человек за счёт притока внутренних мигрантов из других территорий страны. Этот регион развивался настолько стремительно, что уже через несколько лет местные города Харбин, Дальний и Порт-Артур по населению обогнали дальневосточные российские города Благовещенск, Хабаровск и Владивосток.

Мария Молчанова (РГГУ)

распечатать Обсудить статью