• 24 Января 2018
  • 19518
  • Мария Молчанова

Генерал Алексей Ермолов и (не)покорение Кавказа

Будучи военным наместником Российской империи на Кавказе, Ермолов превратил расположенные там войска в наиболее боеспособные соединения русской армии. Отказавшись от традиционной практики ведения боевых действий против горных народов, войска вынуждены были изменить походный порядок движения, заменив прежде главенствующий авангард отряда на замыкавший движение арьергард. Начиная с ермоловского похода, происходят значительные изменения во внешнем виде казачьих частей и обмундировании регулярных войск, что было связано с необходимостью приспособиться к природным условиям и боевым традициям противника. Так, в экипировку казачьего войска вошло вооружение черкесов, а в пехоте на смену высоким киверам пришли папахи и фуражки. Кстати, сам Ермолов довольно быстро воспринял кавказский дух, имея на содержании трех жен, дети которых стали в России дворянами.

Читать

Генерал-лейтенант Алексей Петрович Ермолов был назначен командующим Отдельным грузинским корпусом в 1816 году по личному ходатайству всесильного «временщика» графа Аракчеева. Герой Бородинского сражения (защитник батареи Раевского), один из вершителей победы в Кульмском сражении в период заграничного похода (за этот подвиг Ермолов был награжден орденом Св. Александра Невского), инициатор и руководитель взятия Бельвиля и всего Парижа, после окончания войн шестой коалиции он сам неоднократно намекал высокопоставленным сановникам о своем желании отправиться покорять беспокойный Кавказ.

Первым шагом нового военного наместника стала демаркация границ Грузии и Персии и подтверждение условий Гюлистанского мирного договора, заключенного по итогам войны 1804 — 1813 годов. По условиям соглашения, к России были присоединены Дагестан, грузинские княжества Картли, Кахетия, Мегрелия, Имеретия, Гурия, Абхазия и ряд территорий современного Азербайджана. Ермолов отправился чрезвычайным и полномочным послом ко двору персидского шаха Фетх-Али, проявив себя в переговорах неуступчивым и волевым парламентером. Так, русский посланник чрезвычайно кичился своим предполагаемым родством с Чингисханом и неоднократно напоминал восточному правителю о покорении Персии татаро-монголами. При этом Ермолов обладал великодушием и чувством справедливости: он имел возможность заметно обогатиться за счет жалованья посла, однако, отказался от него, довольствуясь денежным содержанием, положенным ему по государственному чину.

Иллюстрация 1.jpg
На картине А. Кившенко «Военный совет в Филях» Ермолов стоит за столом в правой части изображения

В должности командующего кавказскими войсками летом 1817 года Ермолов приказал построить линию защитных укреплений — Преградный Стан, возведение которой вызвало немалое возмущение горских народов. Ответом стало увеличение числа набегов, о чем генералу не преминули с досадой сообщить в Петербурге, обвинив в намеренной провокации с целью упрочить свое собственное влияние на Кавказе. Ермолов прекрасно понимал специфику так называемой «набеговой политики» горцев, добывавших грабежами средства к существованию, а потому не сомневался в невозможности мирного «перевоспитания» местного населения. Русский наместник решился на активные боевые действия, и 24 мая 1818 года имперские войска вторглись на территорию Чечни. Ермолов прославился строительством целого ряда пограничных защитных крепостей, состоявших из четырех или даже шести бастионов. Одним из таких стратегических форпостов стала крепость Грозная, занимавшая чрезвычайно важное положение по блокаде Ханкальского ущелья от войск противника.

Предпринимая весьма решительные тактические шаги, Ермолов заявил, что всем тем, кто захочет жить мирно на присоединенной русской территории, будет обеспечена защита, однако, всех противников ждет высылка обратно в горы и верная смерть: «Лучше от Терека до Сунжи оставить голые степи, нежели в тылу укреплений наших терпеть разбойников». Ермолов зачастую применял практику карательных экспедиций против тех аулов и деревень, из которых совершали свои набеги горцы. Так, главнокомандующий уничтожил несколько деревень, замеченных в пособничестве грабителям, а их жителей переселил за Сунжу.

Стремительно покорив Дагестан, Ермолов принялся за взбунтовавшихся чеченцев. Понимая, что даже такая хорошо укрепленная крепость, как Грозная, не сможет выдержать постоянных набегов неприятеля, Ермолов решается на вырубку деревьев по всей территории Ханкальского ущелья, расчистив тем самым путь войскам к скрытым за долиной поселениям местных жителей. Дальнейшая победа около селения Урум усмирила сопротивление горцев, что позволило взять под контроль важный в стратегическом отношении Чирахский пост. В историю вошла история, связанная с трагической судьбой защитников Чираха. Утром чеченцы незаметно подкрались к посту и уничтожили спящими 80 человек, правда, некоторым выжившим удалось спрятаться в надежном месте и сформировать защитный отряд. В течение нескольких дней они отчаянно сражались с превосходящим по численности и вооружению отрядом противника (400 русских против 5 тысяч чеченцев). Горцам удалось взять в плен командира отряда Щербину, которого для устрашения мучительно убили на глазах у осажденных. Осада продолжалась три дня — за это время у солдат гарнизона кончилась провизия и запасы воды, а чтобы утолить жажду им приходилось есть порох. На четвертый день осады к защитникам Чираха подошло подкрепление, и осада была успешно снята.

Иллюстрация 2.jpg
Внешний вид войск Ермолова

29 декабря 1819 года военный наместник Алексей Петрович Ермолов отправляется в Дербент, чтобы назначить на большей части территории Дагестана русскую администрацию вместо непокорных ханов. В результате ряда успешных военных операций сопротивление горцев было совершенно сломлено, а сами они не препятствовали покорению. Все это могло бы принести желаемые результаты и навсегда усмирить кавказцев, подчинив их имперской власти, если бы не появившиеся вскоре лидеры и идеологи горского движения — «гроза Кавказа» Бейбулат Таймиев в качестве военного командира и основатель мюридизма Магомед Ярагский как духовный проповедник и философ.

Одним из наиболее показательных моментов в истории усмирения кавказских народов стал эпизод с освобождением плененного майора Павла Швецова, который, возвращаясь с военной службы из Грузии в Россию, был похищен чеченцами и 14 месяцев находился в земляной яме на окраине горного аула. Пользуясь своей привычной тактикой, похитители потребовали выкуп в размере 250 тысяч рублей (это более 10 млн долларов в сегодняшнем исчислении). В противном случае чеченцы грозились продать пленного на невольничьих рынках Ближнего Востока. По всей стране началась масштабная кампания по сбору средств для освобождения русского офицера. Однако, Ермолов не поддавался на манипуляции, но приказал арестовать владельцев земель, на территории которых был похищен Швецов (их поместили в крепость в Кизляре) с условием в 10-дневный срок собрать требуемые средства, иначе в противном случае все они будут повешены. Ответным шагом со стороны горцев стало резкое снижение суммы выкупа (до 10 тысяч рублей), а обязанность выплаты была возложена на одного из дагестанских правителей, который под угрозой истребления своих земель сумел договориться с похитителями.

Иллюстрация 3.jpg
Ермолов в старости

Методы Ермолова вполне соответствовали его представлениям о менталитете горцев. Необходимость как можно быстрее навести порядок на Кавказе была продиктована, как писал Ермолов, «слезами жителей наших на Линии (Кавказская линия укреплений), где редкое семейство не обошло убийство или разорение от хищничества… Снисхождение в глазах азиатов — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены». Своим приказом Ермолов повелел «попавшихся на разбое вешать на месте преступления», а жителям тех аулов, где «разбойники» (наиболее часто употребляемый эвфемизм в отношении местных народов) имели обыкновение прятаться, объявлять, что «жилища пособников будут истреблены до основания».

Воспользовавшись кончиной Александра I и восшествием на престол Николая I, недруги Ермолова сумели уговорить императора отстранить наместника от занимаемой должности. Однако, своеобразным символическим финалом в этой истории стали остроумные совпадения событий и фактов. На могиле Ермолова солдаты русских войск установили неугасимую лампаду из чугунной гранаты с памятной надписью: «Служащие на Гунибе кавказские солдаты». Именно в окруженном горном ауле Гуниб в 1859 году объявил о своей капитуляции легендарный имам Шамиль. А когда имама привезли в Центральную Россию и спросили, с кем бы он хотел встретиться, тот первым назвал Ермолова. Их встреча состоялась за два года до смерти генерала.

распечатать Обсудить статью