• 20 Декабря 2017
  • 6465
  • Оля Андреева

Факультатив по истории. Стихи к Новому году

В Российской империи существовал прекрасный, ныне забытый обычай - писать стихи на Новый год. Вроде тебя и не обязывает никто, а вроде и удобный шанс отличиться. Торжественные стихотворения писали в свое время Ломоносов, Державин, Жуковский. Какие тайные цели они преследовали и какие скрытые смыслы вкладывали в свои строки — в новогоднем выпуске «Факультатива по истории».

Читать

Михаил Ломоносов

НАДПИСЬ НА ИЛЛЮМИНАЦИЮ В НОВЫЙ 1751 ГОД,
ПРЕДСТАВЛЕННУЮ ПЕРЕД ЗИМНИМ ДОМОМ,
ГДЕ ИЗОБРАЖЕН БЫЛ ЗЕМНОЙ ГЛОБУС,
НА КОТОРОМ СТОЯЛО ВЕНЗЛОВОЕ ИМЯ
ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА И ЧИСЛО НОВОГО ГОДА;
ПО СТОРОНАМ ОТВЕРСТЫЕ ХРАМЫ И ОЛТАРИ
С ВОЗЖЖЕННЫМ НА НИХ ПЛАМЕНЕМ

Отверсты храмы все, и олтари дымятся,
Желанья всех к тебе, монархиня, стремятся,
И ревность подданных со временем растет,
И оных счастие с числом восходит лет.
Полсвета, что твоя десница управляет,
Согласный шум до звезд усердно возвышает,
Да Вышний новый год с тобой благословит
И слух твой и другу полсвета удивит.

фото2.jpg

Глобус, храмы, алтари… Да, пожалуй, вас бы непременно впечатлило новогоднее шоу 1751 года:

«Иллюминация представляла колоссальный глобус, обращенный к зрителям той частью, где приходилась Россия. Посредине круга горели ярким огнем начальные буквы имени императрицы под короной. Выше же глобуса ярко сияли цифры «1751» в венке из пальмовых и лавровых ветвей; ниже них пущены были вниз лучи. Падая, они сходились на поставленных по сторонам декорации жертвенниках, у подножий которых начертаны были на щитах восемь стихов, восхвалявших добродетели государыни».

Гавриил Державин

На новый 1797 ГОД

Занес последний шаг — и, в вечность
Ступя, сокрылся прошлый Год;
Пожрала мрачна неизвестность
Его стремленье, быстрый ход.
Где ризы светлы, златозарны,
Где взоры голубых очес?
Где век Екатерины славный?
Уж нет их! — В высоте небес
Явился Новый Год нам в мире
И Павел в блещущей порфире.

Он поднял скиптр — и пробежала
Струя с небес во мрак темниц;
Цепь звучно с узников упала
И процвела их бледность лиц;
В объятьях семьи восхищенных
Облобызали возвращенных
Сынов и братьев и мужей;
Плоды трудов, свой хлеб насущньй,
Узрел всяк в житнице своей.
Подобно, утра царь воздушный,
Выходит солнце в подвиг свой:
Блеснет лишь посреди эфира,
Бывает благодетель мира
Отрадой, светом, теплотой…

Если вам кажется, что в стихах мало нового года и много Павла, вы не ошиблись: это ода на восшествие на престол. В то время Державин находился в немилости. Едва назначенный управлять канцелярией верховного совета, он несколько раз просил у государя инструкций и своей настойчивостью навлек на себя его гнев. Державина лишили и нового своего звания, и права являться ко двору, и чтобы «возвратить к себе благоволение монарха», он написал эту оду. Она была опубликована вместе с иллюстрацией:

фото 3.jpg

«Минувший Год в виде Сатурна с коронами, скипетрами и другими знаками величия погружается в вечность; а двуличный Янус с двумя ключами в левой руке, в правой же со скипетром представляет Новый Год. Мрачные облака означают кончину Екатерины II, а звезда — восшествие на престол императора Павла I».

Сами стихи также нуждаются в пояснении:

«Струя с небес во мрак темниц…» — В первые дни своего царствования император Павел оказал великие милости и множество людей, а особливо содержавшихся за оскорбление Величества, освободил из тюрем; набранных по указу Екатерины рекрут возвратил в домы; хлеб, забранный из сельских магазинов для провиантского департамента в казну, приказал отдать обратно. Тогда же он, кроме драгоценных вещей и нескольких миллионов денег, раздал до трехсот тысяч душ крестьян. Он тотчас принялся за устройство армии, ввел в войска строгую дисциплину, укомплектовал полки и сам подавал пример такой деятельности, что все служащие, как военные, так и гражданские чины, стали очень рано являться к должности. Рекрутский набор, начатый Екатериною (по 10 чел. с 1000), был великою тягостью для всей России; отмена его Павлом I произвела общий восторг и привязала к нему весь народ любовию: «повсюду слышны были единые только пожелания всех благ новому государю».

Михаил Лермонтов

1-е января 1840 год

Как часто, пестрою толпою окружен,
Когда передо мной, как будто бы свкозь сон,
При шуме музыки и пляски,
При диком шепоте затверженных речей,
Мелькают образы бездушные людей,
Приличьем стянутые маски,

Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских
Давно бестрепетные руки, — 
Наружно погружась в их блеск и суету,
Ласкаю я в душе старинную мечту,
Погибших лет святые звуки…

1840 год юный поручик лейб-гусарского полка Михаил Лермонтов встречал на пышном маскированном балу во Дворянском собрании. По воспоминаниям современников, молодому человеку не давали покоя, да и сам он вряд ли находился в добром расположении духа…

«На маскарадах и балах дворянского собрания, в то время только входивших в моду, присутствовали не только представители высшего общества, но часто и члены царской фамилии. В дворянском собрании под новый 1840 год собралось блестящее общество. Особенное внимание обращали на себя две дамы, одна в голубом, другая в розовом домино. Это были две сестры и, хотя было известно, кто они такие, но все же уважали их инкогнито и окружали почтением. Они-то, вероятно, тоже заинтересованные молодым поэтом, и, пользуясь свободой маскарада, проходя мимо него, что-то сказали ему. Не подавая вида, что ему известно, кто задел его словом, дерзкий на язык Михаил Юрьевич не остался в долгу. Он даже прошелся с пышными домино, смущенно поспешившими искать убежища. Выходка молодого офицера была для них совершенно неожиданной, и казалась им до невероятия дерзновенной.

Поведение Лермонтова, само по себе невинное, являлось нарушением этикета, но обратить на это внимание и придать значение оказалось неудобным. Это значило бы предавать гласности то, что прошло незамеченным для большинства публики. Но когда в «Отечественных записках» появилось стихотворение «Первое января», многие выражения в нем показались непозволительными. Нашли, что поэт начинает в поведении своем заходить за границу дозволенного. Вообще начинали быть недовольны его образом жизни и ролью в обществе… Заниматься литературой ему не приличествовало — «надо было заниматься службою, а не писать стихи».

распечатать Обсудить статью