• 27 Августа 2017
  • 11179
  • Павел Жуков

Юрий Соколов: первый «козел отпущения»

В 80-х годах в СССР сложилась тяжелая ситуация с продовольствием. Народу буквально приходилось выходить на охоту за продуктами питания, стоять в длинных очередях, надеясь, что вожделенная колбаса не закончится. А гастроном №1 в те сложные времена просто поражал изобилием дефицитных товаров. Там можно было раздобыть все: от «докторской колбасы» и кофе, до балыка и икры. Местные называли гастроном «Елисеевским», ведь до революции в этом здании находился не менее шикарный магазин богатого купца Елисеева.

От таксиста до директора

Жизнь Юрия Константиновича Соколова складывалась непросто. После войны, когда остро встал вопрос о семейном достатке, он стал работать в такси. Но через некоторое время его арестовали и отправили на 2 года в колонию. Следствие выяснило, что он обсчитывал клиентов. Правда, впоследствии оказалось, что Соколова осудили напрасно — донос был ложным. Но Юрия Константиновича это не сломало. Выйдя на свободу, он понял, что нужно идти в торговлю. Благодаря уму и хитрости, Соколов стал сначала замдиректора гастронома на Тверской, а потом дорос и до должности руководителя. Пиком карьеры стала должность директора гастронома № 1 — крупнейшего продовольственного магазина столицы.

Очередь за хлебом.jpg
Очередь за хлебом

Обстановка в стране в те времена была напряженной и нервной. Эпоха Брежнева подходила к концу, приближался момент ожесточенной схватки за власть. Особенно сильно на фоне конкурентов выделялся председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов. В начале 80-х годов он начал открытую войну с самой коррумпированной прослойкой советской элиты — представителями торговли. Главная цель — убрать первого секретаря МГК КПСС Гришина, который был повязан с торговой мафией Москвы. Поэтому, Андропов, став генсеком, распорядился взять на крючок директоров всех крупнейших магазинов столицы. Особняком стоял Соколов. Он являлся крупнейшей рыбой, ведь в его гастрономе отоваривалась и партийная верхушка, и творческая, и научная элита СССР.

Елисеевскии_ 2.jpg

«Соколиная охота»

Чекисты, выбрав момент, когда Соколов уехал в командировку, оснастили его кабинет жучками. Затем взяли на контроль все филиалы его магазина. Таким образом, Юрий Константинович со всех сторон оказался обложенным красными флажками.

Черная икра.jpg
Черная икра

Через месяц его арестовали за взятки. То ли он кому-то давал, то ли ему — было уже не так важно. Главное, чекисты выяснили, что по пятницам к Соколову на ковер приезжали директора филиалов и передавали ему конверты. Часть денег шла начальнику Главного управления торговли Трегубову, оставшиеся — менее значимым лицам. В общем, доказательств хватало. Маховик закрутился. Всего к уголовной ответственности было привлечено более десяти тысяч человек, работавший в системе московского Главторга, в том числе и Трегубова.

Первый секретарь Гришин поделать ничего не мог. Он сам был под колпаком, поэтому особо активных действий не предпринимал. По рассказам жены Соколова, его сдала одна из подчиненных — заместитель заведующего колбасным отделом. Ее муж, работавший в валютной «Березке», попался. Следствие выявили, что они продавали деликатесы из Елисеевского налево за иностранные деньги. Но эта парочка была слишком мелкой добычей. В органах им пообещали смягчение приговора, если они сдадут Соколова.

Соколов.jpg
Юрий Соколов

Понятно, что в гастрономе покупателей (даже таких высокопоставленных) постоянно обманывали. Обвес и обсчет был нормой. Основная масса денег делалась на усушке, утряске, порче и списании деликатесных товаров. И хоть в гастрономе № 1 находились новейшие холодильные установки, продукты там списывались точно также как и везде. То есть, по высоким процентам. А разница шла на взятки покровителям и поставщикам.

Любопытно, что сам Соколов жил очень скромно по меркам занимаемой им должности. Когда в его дом пришли представители правоохранительных органов для описи имущества, то сильно удивились. У директора не было ни антиквариата, ни дорогих картин, ничего роскошного. Даже холодильник не ломился от обилия деликатесов. Поэтому им пришлось забирать самую обычную для СССР мебель и посуду.

Судебный процесс

В зале Бауманского районного суда (теперь Басманный) находились директора большинства крупных магазинов Москвы. Видимо, их «пригласили» с целью запугивания. Судья около часа оглашал приговор и в конце произнес слово «расстрел». После чего в зале раздались аплодисменты. Мол, поделом досталось Соколову.

дело.jpg
Дело Соколова

После этого последовала череда арестов. Под стражу были заключены руководители крупнейших московских гастрономов, райпищеторга и плодоовощной базы. Вскоре осудили и начальника Главного управления торговли Мосгорисполкома Николая Трегубова. Ему, к слову, дали 15 лет.

Соколов до последнего все отрицал. Но потом решил раскрыть детали махинаций и имена тех, кому приходилось давать взятки. Видимо, ему пообещали смягчение приговора.

Юрий Константинович рассекретил свою тетрадь, в которой вел коммерческие дела. На суде он попытался доказать, что советская система торговли слишком архаична и уже не жизнеспособна. А планы, которые поступали сверху, банально невозможно было выполнить, не нарушив закона. Но на судью эта речь не произвела впечатления. Смягчать приговор не стали. Соколова признали виновным и приговорили к расстрелу с полной конфискацией имущества.

Сам Юрий Константинович назвал себя «козлом отпущения», которому просто не повезло. Ведь стал первой жертвой в резонансном «коррупционном деле». Эти события легли в основу нескольких как документальных, так и художественных фильмов. Самым известным из которых является сериал «Дело гастронома № 1» с Сергеем Маковецким в главной роли.