Проект создания свободной Польши. Репортаж из «Биржевых ведомостей» от 26 января 1917 года

Как уже сообщалось, по Высочайшему повелению для разработки основных начал будущего государственного устройства Польши и ее отношения к империи было образовано особое совещание. Возник вопрос, в каком порядке воплотить в жизнь те основные начала, которое выработает особое новое совещание.

Оживленно беседуя на эту тему, депутаты высказали свои мнения. И. В. Годнев, как истый законник, первый делом обратился к нашим законам:

- Государство российское — едино и нераздельно, — гласит первая статья основных государственных законов, — заметил Годнев. — А если так, то если речь идет о выделении Польши в нечто самостоятельное и независимое, то мы в первую очередь должны изменить наши основные законы.

И.В. Годнев - российский политический деятель, член Государственной думы III и IV созывов (1907—1917). Государственный контролёр в составе Временного правительства в 1917.
И. В. Годнев

- Речь идет об автономии Польши, — возразил С. И. Шидловский, а если так, то мы ни в какой конфликт с основными законами не вступаем, и до завтра мы можем дать автономию хотя бы Астраханской губернии, и это отнюдь не явится нарушением единства и нераздельности государства Российского.

- Все зависит от того, — замечает В. Н. Некрасов, — о какой форме будущего государственного устройства Польши идет речь. Если говорить о совершенно независимой Польше, то, конечно, этот вопрос долден быть разрешен на международной конференции. Но если речь идет о части государства российского, то законодательные учреждения не могу быть обойдены.

- Совершенно верно, — заявляет В. А. Маклаков, — по праву завоевателей мы можем делать что угодно, но с точки зрения юридической вопрос о присоединении к Российской Империи не принадлежащих ей земель и все отсюда вытекающее не входит в сферу компетенции наших законодательных учреждений.

- Но ведь большинство Г. Думы, — раздалось новое замечание, — сочло себя вправе включить в сферу своей компетенции изменение финляндской конституции.

- Этого сравнивать, во всяком случае, нельзя, — замечают одновременно Н. В. Некрасов и И. В. Годнев, так как вопрос о Великом Княжестве Финляндском специально предусмотрен теми же основными законами.

Представитель польского коло: «Если это пойдет через Государственную Думу, а затем через Государственный Совет, а затем вторично через Думу и Совет, то вы приблизительно представляете себе, когда поляки будут иметь свободную Польшу. Ведь дело гораздо проще. Если этот вопрос будет в свое время вынесен на принципиальное рассмотрение международной конференции, то ведь, в сущности говоря, весь этот вопрос — вопрос какого-нибудь часа. Есть автономная Польша или нет, есть свои законодательные учреждения или нет, какова династическая связь и т. д., и т. д. Все эти принципиальные вопросы могут быть, действительно, разрешены в течение часа и затем, когда основные вехи будущего государственного устройства свободной Польши будут намечены, все дальнейшее не явится уже столь сложным.

Мнение председателя польского коло Я. С. Гарусевича:

Познань и Галиция, не являющиеся составными частями Российского государства, не входят в сферу компетенции наших законодательных учреждений и, очевидно, основные законы к ним не могут быть применены. И я спрашиваю, можно ли с точки зрения права, справедливости и сохранения за народами права на самоопределение, поставить этот вопрос на разрешение русских законодательных палат? На это я отвечаю, что нет, ибо нельзя спросить мнения по этому вопросу заинтересованных лиц. Вот, если бы эти части входили в состав Российской империи и представители их сидели в Государственной Думе, то об этом могла бы идти речь. Но я вижу совершенно другой путь решения поставленного вопроса. Возьмите вы хотя бы немецкий акт 5 января о независимой Польше. Немцы не считали нужным проводить этот вопрос через свои законодательные палаты. И я считаю, что верховная власть, которая имеет право совершенно самостоятельно разрешать вопросы войны и мира, естественно, может самостоятельно разрешать и все те вопросы, которые проистекают из заключения мира.


Я.С. Гарусевич - врач, польский политик, депутат Государственной думы Российской империи всех четырёх созывов от Ломжинской губернии.
Ян Гарусевич


Сборник: Первая русская революция

Массовые выступления начались после «кровавого воскресенья» 22 января 1905-го, когда царские войска расстреляли мирную демонстрацию рабочих в Санкт-Петербурге.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы