• 4 Мая 2017
  • 11176
  • Владимир Шишов

Первое сражение Первого консула. Маренго, 1800 год

Вторая Итальянская кампания Наполеона ярко продемонстрировала все скептикам и недругам первого консула Бонапарта всю мощь стратегического гения египетского героя, а разгром австрийцев при Маренго стал не только триумфом честолюбивого политика, но и вошел в анналы военного искусства как классический пример разгрома противника при перевернутом фронте. О французской армии того времени, австрийских приемниках Суворова и полководческом гении самого Бонапарта – в нашем материале. 

Читать

Над Парижем сгустились тучи

1799 год выдался непростым для Французской республики: лучшие силы армии отправились на покорение Египта, в то время как на границах снова разгорелось пламя войны. Союзники угрожали всем завоеваниям французов в Италии, Швейцарии и Германии, а олигархическая Директория не обладала достаточным авторитетом и способностями, чтобы решить даже внутренние проблемы, не говоря уже о внешних. Как следствие за 1799 год французы лишились всей Италии (благодаря полководческому гению Суворова), позиции на Рейне и в Швейцарии в целом удалось отстоять, но положение оставалось напряженным. Поражения в Италии, растущие налоги и казнокрадство подрывали позиции Директории.

Рис.1.jpg
Переворот 18 Брюмера

В этот момент на материк возвращается генерал Бонапарт, который бросил остатки своей армии в Египте, так как море полностью контролировалось англичанами. Еще в Египте у него появилась мысль заняться политикой, а, когда по возвращении он увидел, в каком состоянии находятся армия, народ и правительство, решение взять власть в свои руки пришло к нему очень быстро.

18/19 Брюмера в VIII год республики (9/10 ноября 1799 года) Бонапарт совершил государственный переворот. В стране был учрежден консулат, а сам молодой генерал стал Первым консулом, сосредоточив наибольшую власть в своих руках.

Война второй коалиции

Несмотря на политические успехи внутри страны, положение оставалось непростым. Уже больше года шла ожесточенная война с целой коалицией европейских держав, народ был утомлен десятилетними потрясениями, бесконечными войнами и поборами. Франции нужен был мир, но союзники, обосновано уверенные в своем превосходстве, не соглашались на предложения Первого консула. А значит, нужны были новые победы.

Рис.2.jpg
Карта Европы в 1799 году

Приход к власти Бонапарта обозначил перелом в войне, чему способствовали политические события конца 1799 года, прежде всего, разрыв австро-русского союза и фактический выход России из войны (Суворов с армией был отозван домой). Энергичными мерами он приводит армию в чувство: войска пополняются свежими рекрутами, в полки направляются обмундирование, боеприпасы, провиант — вся страна готовится к войне.

Италия или Германия?

К весне 1800 года главные силы Французской республики, предназначенные для действий против австрийцев, были разделены на три армии: Германскую, Итальянскую и Резервную. Командование на Рейне было поручено Моро, в Италии армией руководил Массена (герой Швейцарской кампании предыдущего года), а Резервная армия была размещена в Швейцарии под началом самого Бонапарта. План первого консула состоял в том, чтобы использовать Швейцарию как связующее звено между армиями на севере и юге и подкрепить наиболее сложный участок своей резервной армией.

Рис.3.jpg
Переход Бонапарта через Альпы

С началом боевых действий в Германии, Моро, в общем и целом, сопутствовал успех: при равенстве сил, он сумел нанести несколько чувствительных поражений австрийскому командующему и завладел стратегической инициативой. В Италии же дела шли совсем иначе: Массена с почти втрое уступавшей Меласу армией был смят, а вскоре блокирован в Генуе. В этой ситуации Бонапарт со всеми силами бросился на помощь в Италию, в середине мая 1800 года резервная армия спустилась с Альп и, преодолев перевал Большой Сен-Бернар, оказалась в тылу у австрийцев.

Действия в Италии

Бонапарт занимал одну крепость за другой, затягивая путлю на шее австрийской армии. Очень скоро Мелас оказался меж двух огней: в тылу у него был Бонапарт, лишивший его сообщений, а с другой стороны еще сохраняли боеспособность силы Сюше (хотя Меласу удалось взять Геную, часть Итальянской армии не была разгромлена). Стратегическое положение Меласа было просто безвыходным, его могла спасти только блестящая победа над Бонапартом, что позволило бы вернуть вои сообщения и сильно ослабить давление на свои фланги.

Рис.4.png
Французские драгуны (по книге О. В. Соколова «Армия Наполеона»)

Австрийский командующий Мелас был генералом старой закалки, целиком зависящим в своих действиях от директив из Вены. На момент встречи противников при Маренго ему шел уже 72-й год. Он был исполнительным генералом и командующим, но ему не хватало энергии, смелости и фантазии. Но благодаря богатому военному опыту, отличному знанию местности (в кампании 1799 года он был фактически правой рукой Суворова) и общему численному превосходству (особенно в артиллерии и кавалерии), он оставался опасным соперником для честолюбивого корсиканца, решившего одной операцией свести на нет все завоевания союзников в предыдущий год.

Для осуществления своего стратегического замысла по окружению австрийцев Бонапарту пришлось сильно рассредоточить свои силы, перекрыв противнику пути отступления в Австрию. Обратной стороной такого решения была слабость французов в отдельных пунктах, что едва не погубило Бонапарта.

Перед сражением

В середине июня противники неожиданно встретились неподалеку от Алессандрии (где всего год назад блистал Суворов при Нови и Треббии), у местечка Маренго. Обе армии имели весьма примерные сведения о расположении противника, при этом Меласу было выгодно навязать противнику сражение на равнине к востоку от Алессандрии, где он мог использовать свое превосходство в кавалерии и артиллерии.

Рис.5.jpg
Австрийский командующий барон Мелас

Всего австрийцы имели более 30 тысяч отлично обученных войск при почти сотне орудии. У Бонапарта было 23 тысячи и 18 орудий и еще 6 тысяч Дезе шли на помощь главным силам. Утром 14 июня должно было разыграться упорное сражение, в котором австрийцев устраивал только полный разгром Бонапарта, ведь в противном случае у него оставалась возможность воздействовать на коммуникации Меласа.

Начало сражения. Австрийцы одерживают верх

На рассвете 14 июня авангард Виктора был атакован неприятелем, однако противник наступал столь нерешительно, что Бонапарт, было, подумал, что против него лишь небольшой отряд австрийцев, ведущий разведку боем. Австрийцы, однако, все усиливали давление, так что к 10 часам дивизии Виктора и Ланна находились в таком тяжелом положении, что были вынуждены отступать от Маренго, дабы избежать окружения.

Рис.6.jpg
Схема битвы при Маренго

В этот момент на поле боя подоспел сам Бонапарт, он ввел в бой еще одну дивизию и свою гвардию, чтобы остановить отход своих войск. Французы несли ощутимые потери от огня австрийской артиллерии, а во фланг французской армии врубилась колонна австрийцев под командованием Отта и заняла Маренго. Французы снова заколебались. Бонапарт бросает в бой все свои резервы, пытаясь хоть как-то стабилизировать положение, и если правый фланг еще держится, то в центре и слева французы быстро начинают откатываться.

К трем часам дня вся французская армия отброшена от изначальных позиций и вынуждена покидать поле боя. Мелас торжествует. Австрийский командующий, будучи раненым, не стал руководить преследованием лично, поручив это дело начальнику штаба, а сам отправился на главную квартиру, чтобы послать в Вену сообщение о победе. Австрийцы преследовали не слишком энергично и преимущественно силами пехоты, так как кавалерию Мелас направил против Сюше (который мог выйти в тыл австрийцам и лишить их триумфа), что и предопределило дальнейший исход боя.

Подход Дезе и перелом в сражении

В этот момент на помощь к Бонапарту подошла дивизия Дезе, который, услышав выстрелы, поспешил к Маренго. В официальных реляциях Первый консул писал, что все это он продумал заранее и был уверен в исходе боя. Так ли думал Бонапарт на поле боя при Маренго, когда армия, несмотря на все его усилия, начала спешно отступать, неизвестно. Тем не менее, подход Дезе полководец сумел использовать со всем блеском, так как это явилось полной неожиданностью для австрийцев, уверенных в своей победе.

Рис.7.jpg
Смерть Дезе

Колонны австрийцев вышли к Сан-Джулиано, преследуя французов, где были встречены убойным картечным огнем замаскированной 12-орудийной батареи. Тут же на ошеломленных австрийцев бросился Дезе со своей дивизией и опрокинул австрийский авангард, а во фланг врубились остатки республиканской кавалерии. В упорном, но скоротечном бою французы одержали победу, австрийская пехота была сломлена и в панике бежала с поля боя. К 17 часам австрийцы отступили за реку Бормиду, которую перешли на рассвете, чтобы атаковать французов. Бонапарту досталось несколько тысяч пленных и часть артиллерии (общие потери австрийцев простирались до 20 тысяч). Однако, высокую цену заплатила и французская армия: более 7 тысяч убитых и раненых, а самой тяжелой потерей была смерть выдающегося французского генерала Дезе — он бросился со своей дивизией в гущу сражения и был убит в первые минуты атаки. Дезе, любимец Бонапарта, обожаемый солдатами, спас французов от поражения ценой своей жизни. Первый консул по этому поводу сказал: «Как хорош был бы этот день, если б сегодня я мог обнять Дезе!»

После сражения

Неожиданно для себя, к вечеру Мелас узнал о том, что его армия разгромлена и теперь находится в еще более плачевном стратегическом положении, чем накануне. Подход дивизии Дезе на поле боя совершенно изменил ход сражения, и австрийскому командующему нужно было решить: начать еще одно сражение на следующий день или капитулировать.

Уже на следующий день к Бонапарту были посланы австрийские парламентеры с предложением о перемирии. Первый консул был рад такому повороту дел: его войскам требовался отдых, численное превосходство в Италии все еще сохранялось у австрийцев, а благодаря моральному воздействию Маренгской операции, Бонапарту удалось навязать австрийскому штабу суровые условия. Австрийцам разрешалось покинуть Северную Италию, в обмен на сдачу всех крупных крепостей французам и обязательство не воевать с французами в этом году. Таким образом, за один день вся Северная Италия оказалась в руках французов, а австрийцы утратили плоды побед союзников в 1799 году.

Рис.8.jpg
Битва при Маренго

Исход войны в этот раз был решен не в Италии, а в Германии, где боевые действия шли до самой зимы и окончились победой французов. Сражение при Маренго Бонапарт сумел полностью обернуть в свою пользу, используя его в своей пропаганде.

Правительство Бонапарта не только сумело обеспечить внутренний мир, но и добилось внушительных успехов в войне с коалицией, что проложило дорогу к установлению режима личной власти Бонапарта-Наполеона. Вскоре он стал пожизненным консулом, а потом и вовсе императором французов. Но все это еще впереди. Пока что Бонапарт празднует свой триумф на полях Италии и только начинает задумываться о чем-то большем чем консулат.

В военном искусстве

В военной литературе существуют самые разные оценки битвы при Маренго: от гениального расчета Бонапарта, который заранее все просчитал, до безрассудной мясорубки, поставившей под угрозу все предыдущие успехи резервной армии. Тем не менее, сама Маренгская стратегическая операция навсегда стала образцом для подражания у стратегов последующих поколений. Искусство управления войсками и точный расчет позволили Бонапарту поставить противника в безвыходное положение, когда даже частичная победа над французами не облегчала положения Меласа. Уже здесь проявился стратегический гений будущего Наполеона, расцветший в кампаниях 1805−1807 годов.


распечатать Обсудить статью