• 20 Февраля 2017
  • 9027
  • Екатерина Астафьева

Журналист по профессии, авантюрист по призванию

«Манасевич-Мануйлов переживал неправдоподобные приключения, совершал фантастические аферы, со сказочной быстротой разорялся и богател и был снедаем только одной страстью — к наживе», – так писал о нем генерал-майор Бонч-Бруевич. От журналистской поденщины к организации тайной полиции в Риме, от подкупа газет в Париже до взяток на посту управляющего канцелярией премьер министра: Манасевича разоблачали, увольняли и даже судили, но он всегда выходил сухим из воды.

Шпион и шулер

«Он в одно и то же время и шпион, и шулер, и подделыватель, и развратник — странная смесь Панурга, Жиль Блаза, Казановы и Видока. А в общем — милейший человек», — так отзывался о Манасевиче-Мануйлове французский посол в России Жорж Морис Палеолог. Милейший человек родился в 1869 г. (по другой версии, в 1871 г.) в семье богатого еврея, сосланного в Сибирь за мошенничество. Семилетнего Ивана усыновил купец Мануйлов. За всем этим кроется загадка — поговаривали, будто Манасевич-Мануйлов на самом деле был внебрачным сыном князя Мещерского.

Фото 1.jpg
Манасевич-Мануйлов

В дальнейшем Манасевичу покровительствовал журналист Владимир Мещерский, якобы его брат. Но злые языки и здесь нашли повод для сплетен — Манасевича и Мануйлова обвиняли в гомосексуальной связи, которую те будто бы пытались прикрыть кровным родством.

Начинал Манасевич-Мануйлов как журналист, но особым талантом никогда не отличался. Благодаря поддержке сводного брата Ивана отправили с миссией в Ватикан. Ему поручили организовать русскую тайную полицию в Италии. К тому же правительство хотело устроить слежку за польскими эмигрантами в Риме, которых подозревали в заговоре. Как шпион Манасевич действовал не очень искусно, да и поведением примерным не отличался — кутил, ходил в оперу, устраивал роскошные приемы и регулярно не доплачивал подчиненным. Жалобы на него лились рекой, так что вскоре молодого агента сослали в Париж.

Журналист и аферист

Во Франции Манасевич-Мануйлов получил новое задание. Формально он должен был издавать в Париже газету на русском языке «Русское обозрение». Но на деле он выпустил всего пару номеров, а деньги на создание исправно продолжал получать, покуда граф Витте не пришел на пост министра-президента и не перекрыл этот источник.

Во французской столице Манасевич также занимался подкупом газет, правдами и неправдами принуждая их очернять русских эмигрантов. Деньги на эту аферу выделял лично Николай II. Но и в Париже Иван Федорович оказался на руку нечист — он то и дело обманывал издателей, удерживая часть обещанных им сумм. Но французские газетчики, ничуть не смущаясь, устроили скандал. Так и закончилась карьера Манасевича в Париже.

Фото 2.jpg
Страница из газеты с заметкой о Мануйлове (вторая в правом столбце)

В 1904 году авантюрист возглавил отделение по розыску о международном шпионстве, и вполне успешно занимался контрразведкой внутри страны. Манасевич установил слежку за несколькими влиятельными иностранцами в России, и в результате регулярно добывал для правительства то американские, то китайские, то японские дипломатические шифры. Во время русско-японской войны он занимался разведкой за границей, и благодаря ему, казалось, удалось раскрыть некоторые планы японского командования.

Сократить мерзавца!

После войны Мануйлов продолжил кутить, играть в казино и скупать антиквариат. Его годовой доход в то время достигал 50 тысяч рублей. Но вскоре руководителем розыскного отделения Департамента полиции был назначен Петр Рачковский, невзлюбивший афериста. Оказалось, что сведения, доставляемые Манасевичем, вовсе не стоят затраченных на них средств.

Но Иван Федорович не отчаялся. В 1905 году он получил новое задание — уговорить Гапона выехать из страны. Для подкупа ему выдали 30 тысяч рублей, но деньги исчезли, а вдохновитель забастовок остался. Тут уже даже Столыпин не выдержал и написал: «Сократить мерзавца!» Манасевичу-Мануйлову удалось выкрутиться и на этот раз. Он продолжил работу в Министерстве внутренних дел, не переставая брать внушительные взятки. За одну из афер на него донесли, устроили обыск, но судебное разбирательство не стали доводить до конца — уж слишком много Мануйлов знал.

Фото 3.jpg
Манасевич-Мануйлов

Большой нахал

В начале 1914 года в газете «Новое время» началась активная кампания против Григория Распутина, к которой присоединился и Манасевич-Мануйлов. Сам Распутин грозился отплатить Манасевичу, но после примирительно добавлял: «Большой все-таки нахал! Уважаю». Вскоре Ивана Федоровича приставили к старцу телохранителем.

Фото 4.jpg
Григорий Распутин

Распутин назначил талантливого авантюриста собственным коммерческим агентом, и Манасевич тут же сколотил себе состояние — на его счетах хранилось почти полмиллиона рублей. По настоянию двух аферистов премьер-министром назначили Бориса Владимировича Штюрмера, который стал настоящей марионеткой в их руках. Так Манасевич-Мануйлов на несколько месяцев оказался одним из самых влиятельных лиц в Российской империи.

Счастье было недолгим: в 1916 Распутина убили, а Мануйлова арестовали за особенно крупную взятку. Выбраться из тюрьмы ему помогла Октябрьская революция. Какое-то время он занимался мелким мошенничеством — подделкой мандатов. В конце 1917 он попытался перейти границу под видом иностранца, но его выдала бывшая любовница. Авантюриста расстреляли. Правда, в городе еще долго ходили слухи, будто бы Манасевич-Мануйлов сумел договориться с пограничниками и уехал в Париж — жить под новой фамилией и прожигать остатки состояния.