• 12 Февраля 2017
  • 16692
  • Павел Жуков

Ашинская трагедия: два поезда и утечка газа

Одна из самых страшных железнодорожных катастроф произошла в ночь с 3 на 4 июня 1989 года в Башкирии. Два скорых поезда №211 и №212 встретились на 1710-м километре в тот момент, когда там шла утечка газа. К тому времени вся территория уже была заполнена этим полезным ископаемым. Чудовищный по мощности взрыв прогремел как раз в том момент, когда оба поезда находились в низине у Змеиной горки.

Читать

Часы на пепелище застыли на отметке 1:14

Пламя охватило все вокруг, стало светло, как днем. Вагоны разорвало на части и выбросило из колеи. Милиционеры Иглинского ОВД подумали, что кто-то сбросил ядерную бомбу и началась Третья Мировая война. На машинах и тракторах они вместе с жителями близлежащих населенных пунктов помчались на факел. Но на крутой склон транспортные средства подняться не смогли. Поэтому до места трагедии пришлось добираться на своих двоих. Обгоревшие, словно спички, сосны, искореженный металл, человеческие тела, разорванные на части. Сила взрыва была такой, что многих людей из вагонов повыбрасывало на ближайшие деревья. Там они, догорая, и висели…

Вскоре на помощь пришла группа подростков, которые во втором часу ночи возвращались с дискотеки из соседнего села Казаяк. Наравне с взрослыми они начали искать выживших. В первую очередь старались отыскать детей и перенести в безопасное место. Взрослых людей просто пытались оттащить от огня. Но сделать это оказалось очень сложно. Ожоги были так сильны, что в руках у спасателей оставалась кожа пострадавших.

1.jpg

Многие из тяжело раненых умирали в дороге, поскольку путь до ближайшей больницы был не близким. К тому же, до машин их тащили на себе, ведь техника не могла преодолеть злосчастную горку. Пострадавших несли на одеялах, рубашках, чехлах от сидений. Затем на помощь пришел Сергей Столяров, водитель электровоза. К тому моменту его стаж составлял всего два месяца. Заметив огненный факел, он отцепил от состава цистерны с нефтью и направился к месту трагедии. На пустую платформу он лично грузил раненых, отвозил их в больницу, возвращался обратно и так по кругу.

2.jpg

Примерно в 1:45 минут в «Скорую» Уфы поступил звонок. Тогда-то врачи и узнали о катастрофе под Улу-Теляком. Все машины, которые только были в городе, направились туда. А «туда» — это за 90 километров от Уфы и точного места врачи не знали. Водители просто ехали на пламя…

Врач одной из карет «Скорой помощи» Валерий Дмитриев потом вспоминал: «Вышли из машины на пепелище, первое, что видим, — кукла и оторванная нога… Сколько пришлось обезболивающих уколов сделать — уму не постижимо. Когда с ранеными ребятишками тронулись в путь, ко мне подбежала женщина с девочкой на руках: «Доктор, возьмите. У малышки погибли и мать, и отец». Мест в машине не было, я посадил девочку к себе на колени. Она была закутана по самый подбородок в простынку, головка ее была вся обожжена, волосики свернулись в запекшиеся кольца — как у барашка, и пахла она, как жареный барашек. До сих пор этой девчушки забыть не могу. По дороге она рассказала мне, что зовут ее Жанна, и что ей три года…». Спустя несколько дней эта девочка умерла в Детской больнице Уфы.

250—300 тонн тринитротолуола

Оценки в мощности прогремевшего тогда взрыва разошлись. Одни эксперты заявили о 250—300 тонн тринитротолуола. Другие — о 12 килотонн ТНТ, что немногим меньше мощности ядерного взрыва в Хиросиме. Но в любом случае, последствия были ужасными. В ближайшем городе Аша, который находится более чем в 10 километрах, ударной волной выбило все стекла. Куски поездов расшвыряло на 6 километров от эпицентра взрыва. А пожар распространился на территорию более 250 гектар. Температура на месте взрыва была такой высокой, что металлические вагоны в прямом смысле слова превратились в причудливые зигзаги.

Вот что вспоминал врач-реаниматолог Владислав Загребенко: «Больных привозили на самосвалах, на грузовиках вповалку: живых, в беспамятстве, уже мертвых… Грузили в темноте. Сортировали по принципу военной медицины. Тяжело раненных — со ста процентами ожогов — на траву. Тут уже не до обезболивания, это закон: если одному будешь помогать, то потеряешь двадцать. Когда в больнице пошли по этажам, ощущение было, что мы на войне. В палатах, в коридорах, в холле лежали черные люди с сильнейшими ожогами. Я такого никогда не видел, хоть и работал в реанимации».

Кто виноват?

Вскоре на место трагедии прибыла специальная техника. Поскольку из-за непогребенных фрагментов человеческих тел могла начаться эпидемия, то всю низину (а это более 200 гектаров) просто сровняли с землей.

3.jpg

Затем началось следствие. Вскоре стало известно о многочисленных нарушениях эксплуатации газопровода. Оказалось, что заместитель министра нефтяной промышленности Донгарян, пытаясь экономить на всем, отменил телеметрию. Он же распорядился убрать вертолет, который должен был облетать трассу. «Под раздачу» попал и линейный обходчик. Мол, нечего ему зря зарплату платить. Затем было установлено, что трубопровод был поврежден ковшом экскаватора еще в 1985 году. И утечка газа происходила из образовавшейся трещины. Вместо ремонтных работ этот участок просто засыпали — так было дешевле.

Лишь через 6 лет после трагедии Верховный суд Башкирии вынес приговор. Начальник участка, прораб, несколько мастеров и строители получили по 2 года колонии-поселения. А настоящие виновники катастрофы благополучно избежали наказания. В двух поездах находилось 1284 человека. Около 6 сотен погибли, еще больше людей стало инвалидами. Почти полным составом погибли и юные хоккеисты из Челябинска.

4.jpg

Но эти данные — официальные. Точное количество погибших неизвестно. Ведь на билетах в то время не печатали фамилии и о том, сколько было «зайцев» можно лишь догадываться. Ведь один поезд ехал на юг, а второй — возвращался оттуда.

распечатать Обсудить статью