• 30 Декабря 2016
  • 12904
  • Тихон Дзядко

Николай Герасимович Кузнецов

Он был одним из немногих, кто, отстаивая интересы дела, возражал самому Сталину.
Читать

Николай Герасимович Кузнецов — человек удивительной судьбы. Вспоминая свою жизнь, он писал: «Я никогда не страдал большим честолюбием и не стремился забираться на вершины служебной лестницы, но, признаться, мечтал стать командиром корабля — большого или малого — и, стоя на мостике, управлять им. Но судьбе было угодно в силу ряда причин то поднимать меня высоко, то кидать вниз и принуждать начинать службу сначала. Доказательством этого является буквально уникальное изменение в моих званиях. За все годы службы я был дважды контр-адмиралом, трижды — вице-адмиралом, носил четыре звезды на погонах адмирала флота и дважды имел высшее воинское звание на флоте — Адмирала Флота Советского Союза». Знаменитому флотоводцу, одному из немногих, кто, отстаивая интересы дела, возражал самому Сталину, посвящен наш сегодняшний сюжет.

Адмирал Николай Кузнецов — совершенно уникальная в сталинской системе фигура. Смелые оценки как в записях, так и в общении со Сталиным, и что, пожалуй, главное — смелость в решениях, которые порой с волей вождя расходились, что спасало сотни человеческих жизней.

Ведь это именно адмирал Кузнецов за день до начала войны в обход приказа объявил на флоте боевую готовность, именно благодаря этому удалось избежать потерь таких, какие были на земле и в воздухе. Например, самолетов было потеряно более тысячи в первый день, флот же самолетов не потерял, так как был готов к атаке.

Николай Кузнецов, 1938 год.jpg
Николай Кузнецов, 1938 год. (wikipedia.org)

В своих записках Кузнецов Сталина обвиняет, по сути, в некомпетентности и упрямстве, а почти все окружение его — во лжи и лести. «Люди, окружавшие Сталина, постепенно переходили к беззастенчивой лести и лжи. Тот, кто по-честнее, тот просто молчал, а тот, кто рвался вперед, не пренебрегал никакими средствами».

У Кузнецова были сложные отношения со слишком большим количеством советских военачальников. Если он перечил Сталину, на что не решался почти никто, то со многими другими он говорил и вовсе без пиетета. За это нелюбовь к нему Жукова и, как следствие, проблемы в тот момент, когда Жуков стал наркомом обороны в 1955 году.

Это была вторая опала, первая случилась еще при Сталине. Тогда, в 1948 году, он был предан суду с группой адмиралов, но избежал несчастливой участи многих из них. Все же он выжил, хотя и был из адмиралов флота, что было приравнено к званию Маршала Советского Союза, разжалован до контр-адмирала. После смерти Сталина звание ему было возвращено, но ненадолго. С приходом Жукова он был понижен до вице-адмирала и отправлен в отставку с формулировкой «без права работать во флоте».

С сыном Николаем в День ВМФ, 1947 год.jpg
С сыном Николаем в День ВМФ, 1947 год. (wikipedia.org)

Советская система не любила самостоятельных, тех, кто, осознавая заблуждения руководства, указывал ему на это. Как раз одним из таких и был адмирал Николай Кузнецов. Это сейчас он почитаем, его именем назван тяжелый авианесущий крейсер российского флота. Тогда, через несколько лет после войны, все было иначе: после отставки на его имя не было наложено табу, но о его заслугах старались говорить как можно меньше. И лишь 26 июля 1988 года он был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Передача «Цена Победы», «Эхо Москвы»