Опубликовано: 06 июля Распечатать Сохранить в PDF

Ссылка Льва Троцкого

1Высылка из Москвы

В 1922 году состояние здоровья Владимира Ленина настолько ухудшилось, что между партийными вождями разгорелась ожесточенная борьба за власть. Сформировалась «тройка» в составе Каменева, Зиновьева и Сталина для совместной борьбы с Троцким как одним из вероятных преемников. С момента окончательного отхода Ленина от дел в 1923 году «тройка» начала широко критиковать Троцкого, обвиняя его в попытке «подменить ленинизм троцкизмом». Постепенно Троцкий начал терять свои позиции. В январе 1925 года он был снят с поста председателя Реввоенсовета и наркома обороны, хотя и остался в Политбюро ЦК ВКП (б). Но уже в октябре 1926 года Сталин при поддержке Бухарина вывел Троцкого из состава Политбюро.



К осени 1927 года Троцкий окончательно потерпел поражение в борьбе за власть. 12 ноября он был исключен из партии, а 14 ноября был выселен из служебной квартиры в Кремле (остановился у своего сторонника Белобородова).

18 января 1928 года Троцкий был силой доставлен на Ярославский вокзал Москвы и выслан в Алма-Ату, причем сотрудникам ГПУ пришлось нести Троцкого на руках, так как идти он отказался. Кроме того, по воспоминаниям старшего сына Троцкого Льва Седова, Троцкий с семьей забаррикадировались в одной из комнат, и ГПУ пришлось выламывать двери. По воспоминаниям самого Троцкого, его выносили на руках три человека. Во время доставки Троцкого на Ярославский вокзал присутствовали оба его сына; старший, Лев, безрезультатно кричал железнодорожникам: «Товарищи рабочие, смотрите, как несут товарища Троцкого!», а младший, Сергей, ударил по лицу державшего его отца сотрудника ГПУ.

2Приезд в Алма-Ату. Гостиница «Джетысу»

В Алма-Ату Лев Троцкий с женой Наталией и старшим сыном Львом прибыл ночью 25 января 1928 года, после трудного переезда на автомобие из Фрунзе (нынешний Бишкек) через Курдайский перевал. На первое время Троцкого с женой и сыном поселили в гостинице «Джетысу» на улице Гоголя. Им отвели две комнатки. Соседние номера были заняты конвоем и местными агентами ГПУ.



Бытовые условия, в которых Троцкие оказались, их не устраивали. 31 января 1928 года Троцкий писал в телеграмме председателю ОГПУ Менжинскому и председателю ЦИК Калинину: «Мы поселены ГПУ гостинице условиях близких тюремным. Питаемся ресторанной пищей гибельной для здоровья. Не имеем возможности извлечь белье книги из багажа отсутствием помещения. Оплата гостиницы ресторана нам совершенно не по средствам. Необходима достаточная квартира кухней» (сохранена пунктуация автора).

3Переезд в дом на улице Красина

После настойчивых требований Троцкого, ему предложили переехать в помещение агентства народного комиссариата иностранных дел (НКИД) на улице Красина, 75.

27 февраля 1928 года Троцкий писал в письме единомышленникам о своем переселении на квартиру после трехнедельного проживания в гостинице: «Пришлось покупать мебель, восстанавливать разоренную плиту и вообще заниматься строительством». Сам Троцкий называл свое жилье «квартирой», но на самом деле это был целый дом, в котором располагалось четыре комнаты. В виде исключения, в квартире имелось электричество.

Деятельность Троцкого в ссылке была разнообразной. Главная работа сосредоточивалась вокруг оценки послевоенного десятилетия (междунaродное хозяйство, междунaроднaя политикa, междунaродное революционное движение). В Алма-Ате Троцкий начал работать и над своими воспоминаниями. От Института Маркса и Энгельса Троцкий получил несколько заданий: редактирование части томов К. Маркса и Ф. Энгельса на русском языке и перевод на русский язык части памфлета К. Маркса «Господин Фогт».

От политической деятельности в ссылке Троцкий тоже не отказался. Он вел активную переписку, причем писал письма не только конкретным единомышленникам, но и так называемые циркулярные письма, которые предназначались одновременно многим лицам.



Для работы в Алма-Ате Троцкий нанимал секретаря. Большую помощь оказывал и сын Лев. На него легла работа по налаживанию отношений с внешним миром, он управлял перепиской. Он же подбирал нужные Троцкому материалы для его работ: рылся в книжных залежах библиотеки, добывал старые газеты, делал выписки. Он вел все переговоры с местным начальством, занимался организацией охоты. Сам Троцкий впоследствии так описывал деятельность сына: «Приезжали иногда из Москвы к нам и специальные курьеры. Встречи с ними были не простым делом. Мы были поселены в доме, со всех сторон окруженном учреждениями ГПУ и квартирами его агентов. Внешние связи лежали целиком на Льве. Он уходил из квартиры глубокой дождливой или снежной ночью или, обманув бдительность шпиков, скрывался днем из библиотеки, встречался с агентом связи в публичной бане, или в густых зарослях, под городом, или на восточном рынке, где толпились киргизы, с лошадьми, ослами и товарами. Каждый раз он возвращался возбужденный и счастливый, с воинственным огоньком в глазах и с драгоценной добычей под бельем. Так, в течение года он оставался неуловим для врагов. За апрель-октябрь получено было около 1.000 политических писем и документов и около 700 телеграмм; отправлено было нами за то же время около 550 телеграмм и не менее 800 политических писем, в том числе ряд крупных работ, как «Критика программы Коминтерна» и пр. Без сына я не выполнил бы и половины этой работы».

4Дача

В Алма-Ате у Троцкого обострились болезни (проблемы с кишечником, подагра), он и его жена страдали малярией, в чем он винил местный климат. Жили они в средней чaсти города, там был средний коэффициент мaлярийности. Летом там жить было почти невозможно по причине жaры, пыли. Почти свободными от малярии считались предгорья гор — прилавки, там находились тaк нaзывaемые дaчи — летние деревянные бaрaки. Туда семья Троцкого решила перебраться с наступлением теплых дней.

Троцкие предполaгaли выехaть в нaчaле мaя, но из-зa дождей и необорудовaнности помещения пришлось повременить с переездом. Сначала они подыскали дачу в Каменском ущелье. Это вызвало беспокойство ОГПУ тем, что ссыльного будет сложнее контролировать. Тогда начальник ОГПУ Казахстана Каширин распорядился выделить и отремонтировать Троцкому государственную дачу в совхозе ОГПУ. Дача состояла из двух комнат, кухни и веранды. Она пришлась Троцким по вкусу. И 5 июня они переехали в предгорья.

Лето, проведенное на даче, описала жена Троцкого: «Вместе с хозяином и семьей его следили за созреванием плодов и принимали деятельное участие в сборе их. Сад пережил несколько смен. Был покрыт белыми цветами. Потом деревья стояли тяжелые, с низко опущенными ветвями на подпорках. Потом плоды лежали пестрыми коврами под деревьями, на соломенных подстилках, а деревья, освободившиеся от ноши, снова подняли свои ветви. И пахло в саду зрелым яблоком, зрелой грушей, жужжали пчелы и осы. Мы варили варенье. В июне — июле в яблоневом саду, в домике, крытом камышовыми плетнушками, кипела горячая работа, неустанно стучала пишущая машинка — небывалое явление в этих местах. Лев Давидович диктовал критику программы Коминтерна, выправлял и снова давал в переписку».

5Высылка из СССР

Продолжавшаяся в ссылке бурная активность Троцкого вызывала все большее и большее раздражение Сталина. В октябре 1928 года его переписка с внешним миром была полностью приостановлена, а 16 декабря представитель ОГПУ Волынский предъявил Троцкому «ультиматум» с требованием прекратить политическую деятельность. Троцкий ответил на подобное предложение длинным письмом в ЦК ВКП (б) и Президиум Исполкома Коминтерна, в котором наотрез отказался прекращать «борьбу за интересы международного пролетариата».

18 января 1929 года внесудебный орган — Особое совещание при коллегии ОГПУ — постановил выслать Троцкого за пределы СССР по обвинению в ст. 58.10 УК «выразившейся в организации нелегальной антисоветской партии, деятельность которой за последнее время направлена к провоцированию антисоветских выступлений и к подготовке вооружённой борьбы против Советской власти». На копии постановления Особого совещания, врученного Троцкому 20 января, он написал: «Вот прохвосты!». Троцкий написал Волынскому расписку в получении копии постановления в таком духе: «Преступное по существу и беззаконное по форме постановление ОС при коллегии ГПУ от 18 января 1929 г. мне было объявлено 20 января 1929 г. Л. Троцкий».



В феврале того же года Троцкого с семьей тайно привезли в Одессу и на пароходе «Ильич» отправили за пределы СССР. По договоренности с Турцией ему было предложено поселиться на острове Принкипо в Мраморном море. Здесь он провел более четырех лет, занимаясь главным образом литературной деятельностью. В 1933 году Троцкому разрешили переехать во Францию. В 1935 году он перебрался в Норвегию. Однако в конце 1936 года по требованию советских властей его выслали из этой страны. Поскольку все европейские страны отказали ему в политическом убежище, Троцкий отправился в Мексику. Он поселился на окраине Мехико в Койокане, ставшем последним его пристанищем. 20 августа 1940 года Троцкий был ранен агентом НКВД Рамоном Меркадером, а через сутки скончался.

Источники: ru.wikipedia.org, alnaz.ru, biografii.ru