«Он славный был король…»

Королём Генрих IV действительно был славным, французский историк Гонзаг Сен-Бри называл его «единственным королём, кто мог бы стать хорошим президентом». Генриха было за что любить. Умён, любознателен, деятелен и хорош собой. Отважный гугенот. Или всё-таки католик?

Его мать Жанна д’Альбре стремилась вырастить сына образцовым протестантом, в то время как отец Антуан де Бурбон делал всё, чтобы тот стал идеальным католиком (хотя сам какое-то время тоже был гугенотом). О визитах к психологу тогда никто не слышал, поэтому Генрих балансировал между двух огней, довольно легко меняя веру.

В 1561 году Антуан де Бурбон был назначен генерал-лейтенантом Франции и привёз восьмилетнего сына ко двору. Вместе с королевскими детьми Генрих начал посещать католические мессы.

Но служба Антуана при парижском дворе продлилась недолго: в ноябре 1562 года он получил смертельное ранение при осаде Руана (захваченного протестантами). Генриха, которому к этому моменту ещё не исполнилось и девяти, после смерти отца домой не отпустили — тогда уже вовсю шла первая религиозная война, и видный маленький гугенот (хотя и вроде бы сменивший веру), остался в Париже как ценный заложник.

1.jpg
Генрих IV — победитель Лиги в виде Марса. Жакоб Бюнель, 1605−1606 годы. («Дилетант»)

В 1564—1566 годах Генрих сопровождал королевскую семью в Великой поездке по Франции, а ещё спустя год его мать всё-таки добилась от Екатерины Медичи разрешения отпустить сына в Беарн. И совсем скоро Генрих уже принимал участие в своих первых сражениях на стороне гугенотов, а после гибели дяди — принца Луи де Конде — в битве при Жарнаке стал формальным лидером французских протестантов (в 13 лет!). В реальности руководство гугенотским сопротивлением перешло к адмиралу Колиньи.

Третья религиозная война закончилась в 1570 году подписанием Сен-Жерменского мира. Хотя вроде бы победили католики, гугеноты получили серьёзные послабления — им разрешили проводить службы везде, кроме Парижа. Как считается, именно на переговорах после войны было решено скрепить хрупкий мир свадьбой дочери короля Франции Маргариты и Генриха из Беарна.

Жанна д’Альбре была вынуждена согласиться на этот брак и даже приехала готовить свадьбу в ненавистный ей католический Париж. Но до дня свадьбы (и до Варфоломеевской ночи) она не дожила — мать Генриха умерла 9 июня 1572 года, как считается, от туберкулёза, обычное дело в то время. С этого момента Генрих стал королём Наварры под именем Генрих III.

После кровавой Варфоломеевской ночи Генрих оказался в заложниках у своих тёщи и шурина, которые принудили его вновь перейти в католицизм. Ему даже пришлось участвовать в осаде гугенотской Ла-Рошели.

Только в 1576 году, во время охоты, ему удалось бежать. Не без колебаний, но он вновь отрёкся от католической веры — публично. На стороне протестантов он принял участие в шестой и седьмой религиозных войнах.

2.jpeg
Битва при Жарнаке. Миниатюра 16-го века. («Дилетант»)

Судьба иногда смеётся даже над королями. В 1584 году умирает Франсуа, младший сын Екатерины Медичи. А у короля Франции Генриха III нет детей. И в результате Генрих Наваррский, как прямой потомок Людовика IX, становится наследником французского престола.

Бунтуют Гизы, Генриху III — королю Франции! — приходится бежать из Парижа. Он соединяется с другом детства Генрихом Наваррским (разница в возрасте у них всего в два года), и они вместе осаждают Париж.

В 1589 году Генрих III умирает после покушения. И перед смертью своим наследником он называет Генриха Наваррского.

До трона было ещё долгих пять лет: Генрих воевал, захватывал города (стараясь не разрушать католических церквей и не обижать жителей), вёл переговоры с католиками (папа римский успел отлучить его от церкви) и в конце концов торжественно отрёкся от протестантизма. Считается, что именно при отречении, в базилике Сен-Дени, он произнёс знаменитую фразу «Париж стоит мессы!». В 1594 году Генрих Наваррский стал королём Франции.

«Войну любил он страстно…»

На самом деле нет. Генрих страстно желал покоя. И 13 апреля 1598 года сделал огромный шаг к установлению мира в стране — издал Нантский эдикт о религиозной терпимости. Эдикт, оставив католицизм государственной религией, объявил свободу вероисповедания по всей стране. Гугеноты получили право занимать государственные должности, обращаться за рассмотрением дел в парламент и содержать армию. В их распоряжение переходило около 100 замков и крепостей.

4.jpeg
Генрих Наваррский и прекрасная Фоссёза. («Дилетант»)

Ещё до подписания эдикта Генрих путём подкупа и переговоров усмирил недовольную часть дворянства. А сразу после него завершил опрометчиво начатую им тремя годами ранее войну с Испанией.

Если исключить короткий конфликт с Савойей и подавленные в зародыше попытки саботажа маршала Бирона и герцога Бульонского, в стране наступили абсолютные мир и спокойствие.

Генрих стремился облегчить жизнь простолюдинов. Он в корне изменил административную и управленческую системы, урезал налоги, ограничил власть дворянства.

По его приказу агроном Оливье де Серр написал объёмный труд «Le Thеâtre d’agriculture» — о том, как выращивать кукурузу, свёклу и тутовник. Саженцы этих растений крестьянам раздавали бесплатно, а также обучали основам шелководства, что способствовало созданию первых мануфактур. «Чтобы каждый мой подданный мог в воскресенье сварить себе курицу» — такой была мечта Генриха IV.

«Ещё любил он женщин…»

Да ещё как! Если про какого-то из монархов и можно было бы сказать «целомудренный», то к Генриху IV это явно не относилось. За его жизнь у него было две жены, восемь «официальных» и не меньше 25 второстепенных любовниц.

С Маргаритой Валуа Генрих развёлся после почти 30 лет брака. Развод был по обоюдному согласию — супруги жили отдельно, у каждого была своя собственная, и весьма насыщенная, личная жизнь. На этот развод Генрих решился под влиянием юной Габриэль д’Эстре, дочери начальника артиллерии Франции Антуана д’Эстре. Результатом их романа стало рождение двух сыновей и дочери. Король планировал жениться на Габриэль, но внезапно на четвёртой беременности у неё случился выкидыш, на следующий день после которого она умерла. При дворе поговаривали, что абсолютно здоровую Габриэль, которой только исполнилось двадцать шесть, отравили. В память о ней Генрих даже носил траур.

Но не со всеми своими пассиями Добрый король обращался по-доброму: Диане д’Андуэн, преданной ему до самой смерти, обещал жениться, но слова не сдержал; Франсуазе де Монморанси-Фосс на момент их романа вообще было 13 лет, и после того, как девочка забеременела, её отослали от двора подальше; девственность маркизы Генриетты де Вернёй Генрих купил у её родителей, письменно пообещал жениться, если девушка родит ему наследника. Но все эти слова не мешали ему одновременно вести переговоры о браке с Марией Медичи.

Король был должен миллион экю банку Медичи, а брак избавлял его от кредитных обязательств. Жениха даже на свадьбе не было, его по доверенности представлял герцог де Бельгарт. Несмотря на постоянные измены и скандалы, в браке родилось три сына (первенец Людовик стал впоследствии королём Франции Людовиком XIII) и три дочери.

«Но смерть полна коварства…»

Ну, не из-за угла, а из-за двери королевской кареты, но всё же подстерегла. Король ехал в летней коляске навестить своего приболевшего министра и попал в пробку. Пока Генрих пытался выяснить, в чём дело, к карете подбежал школьный учитель Франсуа Равальяк и трижды ударил короля в грудь кинжалом. Кто-то считает, что он действовал в припадке религиозного фанатизма, кто-то говорит о тщательно спланированном преступлении, ибо Генрих мешал очень многим. Интересно, что убили его на следующий день после коронации его жены.

3.jpeg
Убийство Генриха IV и арест Равальяка 14 мая 1610 года. («Дилетант»)

Все мы знакомы с личностью Генриха VI, если не по его деяниям, то по книгам Александра Дюма и крылатым афоризмам. Ему же, как считается, принадлежит фраза: «Сейчас вы меня не знаете, но я умру в ближайшее время, и вы поймёте, чего я стою, и в чём разница между мною и всеми прочими». Все поняли — он был добрым.

«Здравствуйте, мсье Равальяк»
Как-то раз один горожанин проснулся утром и учуял приятный аромат, шедший из кухни.
— Жена, — спросил он, — что же ты готовишь?
— Ну как же, — ответил жена, — сегодня воскресенье, а наш добрый король Генрих IV сказал, что хочет, чтобы у каждого его подданого в воскресенье была курица на обед.
Прошла неделя. Горожанин вновь зашёл на кухню и вновь учуял тот же аромат.
— Жена, — спросил он, — что же ты готовишь?
— Ну как же, — ответила жена, — сегодня воскресенье, а наш добрый король Генрих IV сказал, что хочет, чтобы у каждого его подданого в воскресенье была курица на обед.
Та же история повторилась через неделю, и ещё через неделю, и потом снова. Через два месяца, почуяв аромат давно надоевшей ему курицы, разгневанный горожанин выскочил на улицу. Навстречу ему шёл сосед.
— Здравствуйте, мсье Равальяк, — поздоровался сосед.

Старый французский анекдот

Источники

  • Журнал «Дилетант»

Сборник: Буры

В 17-м веке голландские поселенцы прибыли в район мыса Доброй Надежды. Эти несколько семей стали основателями будущей нации африканеров.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы