Массовые репрессии: от Черного моря до Дальнего Востока

Один из будущих «черных ангелов» НКВД родился в Одессе в 1900 году. Новая власть открыла перед Генрихом огромные возможности. И он их не упустил. Вообще, его карьера при большевиках развивалась очень стремительно. Попав в органы ЧК в восемнадцать лет, Люшков понял, что оказался на своем месте. И уже через два года дослужился до заместителя председателя ЧК в Тирасполе. Дальше — больше. Вплоть до начала 1930-х годов он занимал различные должности в ЧК украинских городов, а затем был отправлен в Германию. Здесь Люшков попробовал для себя новый вид деятельности — стал промышленным шпионом. Но вскоре вернулся. Его назначили главой секретно-политического отдела ГПУ Украины. Оттуда путь лежал уже в центральный аппарат ОГПУ.

1.jpg
Генрих Люшков. (Pinterest)

Люшков принял активное участие в деле «Российской национальной партии», расследовал убийство Сергея Кирова. Также на его счету «Кремлевское дело» и дело «троцкистско-зиновьевского центра», которое впоследствии переросло в нашумевший Московский процесс. Занимаясь следственной деятельностью, Генрих несколько раз вступал в противостояние с Николаем Ежовым, но это только пошло ему на пользу. Будущий нарком ценил Люшкова и всячески ему покровительствовал. Знал его и действующий на тот момент нарком — Генрих Ягода.

Пользуясь поддержкой столь высокопоставленных и влиятельных лиц, агент обрел огромную власть. Он получил должность главы УНКВД по Азово-Черноморскому краю и развернул на подконтрольной территории масштабный террор. Причем сам же вошел и в состав краевой тройки. Люшков выносил приговоры и лично их исполнял. Естественно, нареканий к его работе ни у кого не было. В 1937 году Генрих получил орден Ленина.

3.jpg
Николай Ежов. (Pinterest)

Надежного и опытного сотрудника в том же 1937 году отправили на Дальний Восток. Здесь он занялся своим привычным делом — репрессиями. Причем репрессии были направлены как против населения, так и против сотрудников УНКВД. По приказу Люшкова было арестовано около четырех десятков чекистов. Под каток, естественно, попал и предшественник Люшкова Терентий Дерибас. Не избежал этой участи и Эдуард Берзин — человек, оставивший след в появлении системы ГУЛАГа. На момент появления Люшкова Берзин возглавлял трест «Дальстрой», отвечавший за разведку и добычу полезных ископаемых в районе Верхней Колымы. Расправившись с ним, Люшков занялся депортацией корейцев с Дальнего Востока.

Страна восходящего солнца — единственный шанс на спасение

Тучи над Люшковым начали сгущаться в конце 1937 года. Несмотря на безукоризненную работу, все чаще и чаще появлялись слухи о том, что Генриха хотят объявить «врагом народа». И основания для этого были. Самая главная проблема заключалась в бывшем наркоме Генрихе Ягоде. Люшков являлся его приближенным, а это означало только одно — они были единомышленниками. Правда, вмешался Ежов. Новый нарком всячески защищал своего подопечного. Но когда в верности Генриха усомнился маршал Блюхер, дело запахло жареным. Начались аресты приближенных Люшкова. Все шло к тому, что следующий удар должен был последовать по нему самому. Ежов, несмотря на все усилия, оказался не у дел.

В конце мая 1938 года Люшкова сместили с должности главы Дальневосточного УНКВД. Формально это решение объяснялось изменением структуры органа и переводом Генриха на другую должность. Об этом Люшков узнал из телеграммы, направленной Ежовым. Тут опытный чекист понял, что его вызывают в Москву для расстрела. И он решил, что нужно сбежать из страны.

2.jpg
Маршал Блюхер. (Pinterest)

План побега у него уже был разработан. Когда только начались чистки он продумал пути отступления. И если большинство чекистов (например, Георгий Агабеков или Игнатий Рейсс) бежали на Запад, то Люшков выбрал Японию. При этом он попытался спасти и свою жену с падчерицей. Агент подготовил документы для их выезда в Европу, в которых говорилось, что приемной дочери требуется срочное лечение. Но план провалился. Нину Васильевну и ее дочь арестовали. Жена Люшкова получила несколько лет лагерей, падчерицу забрала тетка, жившая в Юрмале. И лишь после окончания Великой Отечественной войны они встретились.

Что же касается Люшкова, то он в июне 1938 года тайно перешел границу, после чего сдался маньчжурским солдатам. Те переправили его в Японию. Предательство повлекло за собой масштабные чистки в рядах Дальневосточного УНКВД. Более того, этот побег стал одним из предлогов для устранения Ежова. Начальник Отдела охраны ГУГБ НКВД Израиль Дагин вспоминал, что когда Ежов узнал об инциденте, он начал плакать и бормотать: «Теперь я пропал». И нарком не ошибся. Ему припомнили все попытки защиты своего подопечного.

Люшков, оказавшись в Японии, начал активное сотрудничество с местной разведкой. Он выдал имена советских агентов-нелегалов, работавших на Дальнем Востоке, подробно рассказал о сталинском терроре и методах работы чекистов. Люшков, однако, не отрицал, что и сам являлся частью системы. Самым ценным для японцев было то, что перебежчик в деталях поведал о состоянии вооруженных сил СССР на Дальнем Востоке. Ущерб, нанесенный Люшковым Советскому Союзу, был по-настоящему серьезным.

4.jpg
Солдаты Квантунской армии. (Pinterest)

А потом началась война. Люшков всячески старался помочь Японии, но Квантунская армия капитулировала 16 августа 1945 года. И перебежчик стал просто не нужен. По официальной версии, после поражения Японии Генриху предложили покончить с собой, а когда он отказался, его просто убили. Правда, есть мнение, что Люшкова хотели обменять на одного из японцев, захваченных Красной армией. Бывший чекист, узнав об этом, попытался сбежать, но его поймали и казнили.

Так бесславно закончилась жизнь высокопоставленного сотрудника НКВД, решившегося на предательство.

Источники

  • Д. Прохоров, О. Лемехов «Перебежчики. Заочно расстреляны».
  • И. Куксин. «Побег столетия».
  • Г. Иоффе, А. Полянский «Ежов. История «железного» наркома».

Сборник: Смутное время

Период с 1598-го по 1613-й в Русском государстве характеризовался тяжёлым политическим кризисом, который сопровождался польской и шведской интервенцией.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы