А. Кузнецов: 1963 год. У двух джентльменов, Гордона Гуди и Бастера Эдвардса, родилась идея поинтересоваться перевозками денег специальными почтовыми поездами. Они нашли человека, который согласился поставлять им инсайдерскую информацию. Во время процесса его имя не оглашалось, но значительно позже были высказаны обоснованные предположения, что это был некий Патрик МакКенна, почтовый служащий, который и слил им информацию о расписании, порядке, объемах отправки из Шотландии (они рассматривали эту линию) в Лондон денежных купюр, которые уже выводились из обращения по причине того, что приходили в негодность.

Что было важно для грабителей? Все это были банкноты небольшого достоинства — один, максимум пять фунтов. То есть переписать все номера этих купюр и потом отследить их по крупным банкам, как это часто делается после крупных ограблений, было невозможно.

Так вот, существовали специальные почтовые поезда, которые состояли из 7 — 8 вагонов. Функционировали эти поезда по очень продуманной, эффективной системе: почта грузилось, и пока она порядка двенадцати часов двигалась до Лондона, внутри состава большое количество почтовых служащих (в данном случае аж 72 человека) на ходу занималось сортировкой. То есть к моменту прибытия поезда в Лондон вся почта была уже рассортирована.

И периодически, где-то раз в неделю, к этому специальному почтовому составу цеплялся вагон особого назначения, в котором перевозились деньги. Деньги перевозились всегда в достаточно большом количестве. Обычная «порция» — порядка 300 тысяч старых фунтов. Но в этот раз сумма была очень большая — около 2,5 миллионов старых фунтов. Собственно, она и составила добычу грабителей.

Что касается охраны, то она была, прямо скажем, не на высоте. К тому времени уже начали заменять старые, назовем их так, инкассаторские вагоны на новые, где система запоров была более функциональная. Но в данном случае по причине нехватки из резерва был взят старый вагон, где, в общем-то, не было никаких особенных предосторожностей.

ФОТО 1.jpg
Место ограбления, 8 августа 1963 год. (standard.co.uk)

Далее к двум вышеназванным джентльменам присоединилось еще несколько товарищей, в частности, Чарли Уилсон, Рой Джеймс и — ключевая фигура во всей этой истории — Брюс Рейнольдс. Все вместе они назвали себя «South West Gang». Однако, будучи джентльменами, грабители прекрасно понимали, что профессионализма им не хватает, поскольку каждый из них имел в анамнезе в основном мелкие грабежи и то, что в англосаксонском праве называется «burglary» — проникновение в жилище. То есть поезда не были их профилем. И тогда Брюс Рейнольдс, которого часто называют «мозговым центром» всей этой операции, выступил с инициативой пригласить в команду специально обученных людей. Начались переговоры с другой бандой, «South Coast Raiders», специализирующейся на железнодорожных налетах. Соответственно, к группировке присоединились джентльмены Томми Уисби, Боб Уэлч и Джим Хасси, а также приглашенный специалист, разбирающийся в железнодорожной системе сигнализации, Роджер Кордри.

Началась подготовка к операции, сбор информации и, собственно говоря, 8 августа 1963 года примерно в три часа ночи был произведен налет. Накануне поезд вышел из Глазго. Не торопясь, делая остановки, выгружая и принимая почту, он следовал по своему обычному маршруту. На подходе к месту, где было запланировано ограбление, налетчики подогнали большой армейский грузовик, два автомобиля «Лэнд Ровер», на которых они собирались уходить.

Что касается системы железнодорожных сигналов, то с ней была произведена довольно нехитрая, но эффективная операция. Зеленый сигнал, когда понадобилось, грабители просто закрыли черным плотным мешком, не пропускающим свет, и включили заранее приготовленные лампочки на желтом и красном сигналах.

С. Бунтман: Молодцы!

А. Кузнецов: Машинист Джек Миллз, увидев красный сигнал, естественно, остановился. Не понимая, в чем, собственно, дело, он отправил своего помощника к линейному телефону, чтобы тот прояснил ситуацию. К этому времени все провода, понятное дело, были уже перерезаны налетчиками. И когда помощник вернулся на тепловоз, то в дверь, которую для него открыл машинист, вместе с ним вошли и грабители. Помощника они просто связали, а вот машиниста ударили по голове. Довольно серьезно.

Ну, а дальше началась первая серьезная заминка, которая заключалась в том, что интересующий джентльменов вагон нужно было отогнать примерно на 800 метров. Он (вагон) шел вторым за тепловозом. То есть его нужно было отцепить от остальных, в которых по-прежнему шла сортировка почты, и угнать в тихое место. Туда уже был подогнан автотранспорт. На самом деле грабителям предстояла неслабая физическая работа: все эти старые, грязные, потрепанные купюры суммарным весом три с половиной тонны им предстояло погрузить примерно за 20 минут (столько времени, по мнению Рейнольдса, требовала данная операция), что они, собственно говоря, и сделали. Несколько мешков им пришлось оставить, так как время поджимало.

ФОТО 2.jpg
Полиция рассматривает найденные мешки с банкнотами. (index.hu)

Итак, возникла заминка. Дело в том, что вывести из строя основного машиниста налетчики планировали с самого начала. Поэтому им нужен был человек, готовый выполнить эту несложную, но все-таки и не рядовую операцию по отгону. Изначально было решено подготовить кого-то из банды. Добросовестно несколько недель под видом школьного учителя, желающего провести урок для своих учеников на тему: «Как устроен паровоз», на железную дорогу ходил один из грабителей. Но, поразмыслив, джентльмены пришли к выводу, что теория — теорией, а в этом деле нужен практик. Поэтому они привлекли некоего человека, который когда-то водил тепловозы, но уже вышел на пенсию. Однако на месте, в тот самый момент, когда нужно было действовать, вдруг выяснилось, что именно с этой моделью, сравнительно новой, он никогда не имел дела. Ну что можно было сделать в такой ситуации? Единственное, что, в общем-то, грабители и сделали, — привести в чувство побитого машиниста.

После того, как тепловоз был отогнан на необходимое расстояние, все более или менее пошло как по маслу. Часть денег джентльмены перегрузили в грузовик, часть — в «Лэнд Роверы». Причем для отвода глаз и, дополнительно, чтобы сбить с толку свидетелей, на обоих автомобилях были фальшивые одинаковые номера.

Заранее бандиты прикупили небольшую ферму, которая располагалась в сорока двух километрах от места ограбления, и, собственно говоря, растворились. Поскольку все провода в округе были перерезаны, то запас времени у них получился неплохой. Первый сигнал тревоги пришел в полицию, когда они уже подъезжали к своему убежищу.

Чтобы добраться до места происшествия, полиции потребовалось полтора часа. Каким образом они узнали о случившемся? Одного из почтовых служащих налетчики высадили, и он на проходящем товарном поезде отправился на ближайшую станцию и известил полицию.

И все у грабителей могло сложиться благополучно (да, у них была рация, при помощи которой они прослушивали полицию), не случись одна проговорочка, которая и дала полиции ключик, зацепочку. А заключалась она в том, что когда бандиты покидали место преступления, то велели напуганным людям лежать тихо и не шевелиться в течение получаса.

С. Бунтман: Стали считать…

А. Кузнецов: Да, полиция решила, что это была не фигура речи, а продуманное указание. С учетом того, что свидетели видели, как место преступления грабители покидали на «Лэнд Роверах», прикинув приблизительное расстояние (где-то 48 километров, 30 миль), которое можно преодолеть за 30 минут, было решено прочесать всю 30-мильную территорию. Ферма, на которой залегли преступники, попадала в этот радиус. Джентельмены занервничали, понимая, что их могут обнаружить раньше, чем они рассчитывали, поэтому решили быстро перебраться в другое место, а ферму, дабы окончательно уничтожить все следы, просто-напросто поджечь. Одному из себя, по-Жванецкому, было поручено это (казалось бы) простое дело.

И вот тут полиция получила второй шанс, поскольку поджигатель с поставленной задачей не справился. Своим он сказал, что поджог совершил, но когда они прижали его к стенке, признал, что не сумел.

В чем заключался второй шанс? Дело в том, что на ферме на двух предметах (на стеклянной бутылке и настольной игре «Монополия») были обнаружены отпечатки пальцев, пригодные к идентификации.

Ну, а дальше началась обычная полицейская работа. Довольно быстро, в течение нескольких месяцев, подавляющее большинство преступников было поймано. Собственно говоря, к моменту, когда начался суд, на свободе находились только три участника ограбления.

20 января 1964 года в Эйлсбери, графство Бакингемшир, началась сессия суда ассизов. Председательствовал на сессии Эдмунд Дэвис, имевший репутацию жесткого и профессионального судьи. Процесс, конечно, был громадным. Он продолжался с 20 января по 15 апреля. 51 день. Присяжным и суду было представлено 613 вещественных доказательств, заслушано 240 свидетелей.

ФОТО 3.jpg
Брюс Рейнольдс. (titcat.ru)

К концу третьей недели процесса произошла маленькая сенсация: адвокат одного из обвиняемых, Джона Дэли, заявил, что требует немедленно выделить дело его подзащитного и рассмотреть на предмет освобождения оного от судебного преследования, поскольку у полиции, по словам защитника, нет никаких доказательств его участия в этом деле.

С. Бунтман: Как это нет никаких доказательств? А что, собственно?

А. Кузнецов: У полиции, как оказалось, были только отпечатки пальцев Дэли на «Монополии». А он, Дэли, был то ли шурином, то ли зятем одного из бандитов, владельца этой самой игры.

С. Бунтман: То есть мог играть в нее раньше.

А. Кузнецов: Совершенно верно. Судья Дэвис, проинструктировав присяжных соответствующим образом, дело Дэли выделил и рассмотрел отдельно. В итоге преступника освободили. Птичка, как говорится, выпорхнула из клетки. Однако на репутации Дэвиса, как и процесса в целом, это никоим образом не сказалось, даже наоборот — суд таким образом показал свою беспристрастность и готовность следовать букве закона.

В отношении еще двух человек, которые к ограблению были причастны косвенно, суд, как и в отношении основных фигурантов, вынес достаточно жесткие приговоры. И это, кстати, до сих пор является одним из объектов и оснований для критики этого судебного процесса.

Итак, 15 апреля был вынесен следующий приговор: семь человек получили по 30 лет, остальные — чуть меньше, по 25. Только один человек, который тоже имел к этому делу косвенное отношение, получил 3 года. Некоторые осужденные подали апелляции: кто-то на чрезмерную жесткость приговора, кто-то на его необоснованность и так далее. Однако ни одно прошение удовлетворено не было.

Несколько слов про основных фигурантов этого дела. Трое, как было сказано выше, сумели от правосудия скрыться. Еще двое в течение короткого промежутка времени после вынесения приговора сбежали. В результате на свободе осталось пять преступников.

«Мозг» операции, Брюс Рейнольдс, вместе с семьей перебрался в Канаду, где тут же начал шиковать и роскошествовать. Довольно быстро он поиздержался и, рассчитывая как-то поправить свое финансовое положение, опять тайно вернулся в Англию, где был сразу же схвачен и осужден. Согласившись сотрудничать со следствием, Рейнольдс получил 25 лет.

ФОТО 4.jpg
Ронни Биггс. (thesun.co.uk)

Ну и самая, пожалуй, романтическая, драматическая и душещипательная история — это история Ронни Биггса, который после приговора сбежал в Париж. Там он сделал себе пластическую операцию, но, почувствовав, что в спину ему дышит Интерпол, рванул аж в Австралию. Сменив пару городов, Биггс покинул и Австралию (полиция узнала о его местонахождении), направившись на этот раз в Бразилию. Там у него родился сын, который уже фактом своего рождения защитил горе-отца от британской полиции. Далее был Барбадос, потом опять Бразилия… В мае 2001 года Биггс добровольно вернулся в Англию, где был арестован.

За восемь лет, что он провел в тюрьме, его состояние резко ухудшилось. В августе 2009 года министр юстиции Великобритании Джек Стро лично подписал указ о досрочном освобождении Ронни Биггса «из соображений гуманности». В декабре 2013 года в возрасте 84 лет участник «Великого ограбления поезда» скончался.

Статья основана на материале передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы». Ведущие программы — Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.


Сборник: Иван Бунин

Автор «Темных аллей» и «Жизни Арсеньева» в 1933 году стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы