• 10 Октября 2018
  • 502
  • Документ

«Боролись между собой английские собаки с белыми медведями из страны самоедов»

В эпоху царя Алексея Михайловича в России появился первый театр, устроенный по европейскому образцу. О подобном спектакле писал путешественник и автор книги о Московии Яков Рейтенфельс. Он отмечал, что царь далеко не сразу разрешил на сцене светскую музыку, вслед за церковью считая ее языческой, но в конце концов уступил западным веяниям. Рейтенфельс также описал и другие развлечения государя: охоту и бои животных на льду Москвы-реки.    

Читать

Не только далекое расстояние меж странами, но и образ мыслей и общественные законы до настоящего времени препятствовали тому, чтобы нравы московитов стали одинаковыми с нравами чужеземцев. Поэтому их государи не допускали даже для самих себя принятые в других странах развлечения в царской жизни от забот, и, конечно, подавали пример к сему и подданным. Из домашних забав они, главным образом, занимаются охотою, привыкнув весело ловить диких зверей в лесах посредством облавы или по усердному гону ученых псов, или посредством быстрого полета сокола, или, наконец, выстрелом из фузеи или лука. Алексей, если и отправляется иногда куда-нибудь за город, исключительно ради отдыха душевного, предпочитает пребывание в саду за городом — у него имеется таковой громадных размеров и, принимая во внимание суровый климат страны, довольно пышный — или в какой-либо царской вотчине.

Он же разрешил, несколько лет тому назад, иностранцам, проживающим в Москве, дать ему театральное представление, состоящее из пляски и «Истории» Агасфера и Есфири, драматически обработанной. Сперва, правда, царь не хотел было разрешить музыки как нечто совершенно новое и некоторым образом языческое, но, когда ему поставили на вид, что без музыки нельзя устроить хора, как танцовщикам нельзя плясать без ног, то он, несколько неохотно, представил все на усмотрение самих актеров.

На самое представление царь смотрел, сидя пред сценой на кресле, царица с детьми сквозь решетку или, вернее, сквозь щели особого, досками огороженного помещения, а вельможи (из остальных никто более не был допущен) стояли на самой сцене. Хвалебные стихи, пропетые царю Орфеем, прежде чем он начал плясать между двумя движущимися пирамидами, я нахожу нужным привести здесь, из уважения к достохвальному Алексею, хотя они были, пожалуй, и не звучны и не замысловаты: «Наконец-то настал тот желанный день, когда и нам можно послужить тебе, великий царь, и потешить тебя. Всеподданнейше должны мы исполнить долг свой у ног твоих и трижды облобызать их. Велико, правда, твое царство, управляемое твоею мудростью, но еще больше слава о доблестях твоих, высоко превозносящая тебя. Твоя мудрость и геройская мощь могут даровать нам после долгой, мрачной войны златые мирные времена, а справедливый суд твой и вместе с ним милость, сияя неземным светом, делают твой нрав богоподобным. Высокие качества твои должно приравнять качествам богов, ибо тебе уже теперь все уступают. О, светлое солнце, луна и звезды русских. Живи же постоянно в высшем благополучии, и да будет всегда несчастье от тебя далеко. Царствуй долго, друг небес. Умолкни недоброжелательство. Кто так близок к божествам, тот должен процветать. Итак, зазвучи же приятно струнный мой инструмент, а ты, гора-пирамида, приплясывай под мое пение».

В этот же день, в субботу на масленицу, царь устроил также на Москве-реке, покрытой льдом, травлю, в которой боролись между собой громадные английские и других пород собаки с белыми медведями из страны самоедов. Зрелище было крайне забавное, так как и те и другие часто не могли удержаться на ногах на сем скользком помосте.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Тихомиров М. Хрестоматия по истории СССР. Том 1. — М.: Государственное издательство культурно-просветительной литературы, 1949.
  2. Изображение анонса: persiakids.com
  3. Изображение лида: i2-prod.mirror.co.uk