• 19 Августа 2018
  • 1258
  • Документ

О реабилитации Павла Постышева

В начале августа 1955 года генеральный прокурор СССР Роман Руденко направил в ЦК КПСС несколько записок о реабилитации репрессированных. Один из таких документов был посвящен Павлу Постышеву — партийному деятелю, расстрелянному в 1939 году. Последний был полностью реабилитирован.

Читать

Записка Р. А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации П. П. Постышева

В связи с заявлением Постышева Б. П. Прокуратурой СССР проверено дело его отца — Постышева Павла Петровича. Проверкой установлено:

Постышев Павел Петрович, 1888 года рождения, бывший член КПСС с 1904 года, бывший второй секретарь ЦК Компартии Украины, а затем — секретарь Куйбышевского обкома КПСС, был арестован 21 февраля 1938 года и 26 февраля 1939 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР в составе Ульриха, Дмитриева и Суслина осужден к расстрелу.

Постышев признан виновным в том, что он с 1934 года являлся членом центра контрреволюционной право-троцкистской организации, действовавшей на Украине, и вместе с Косиором и другими участниками организации проводил вредительско-подрывную деятельность.

Постышев признан виновным также в том, что он с 1920 года являлся агентом японской разведки, которой до дня ареста передавал сведения, составляющие государственную тайну СССР.

На предварительном следствии и в суде Постышев виновным себя признал, однако изложенные в протоколах допроса Постышева факты при проверке не подтвердились.

Так, в «показаниях» Постышева указано, что по контрреволюционной работе он лично был связан с Балицким В. А., Косиором С. В., Якиром И. Э., Чубарем В. Я., Поповым Н. Н., Мусульбасом И. А. и другими участниками антисоветской организации на Украине.

Как установлено проверкой, Балицкий не только не назвал Постышева в числе участников контрреволюционной организации, а наоборот, показал о том, что в плане вооруженного переворота, который он обсуждал с Якиром, предусматривался арест, наряду с другими руководителями партии и правительства, также и Постышева.

Осужденный Пятаков Ю. Л. показал, что со слов участника контрреволюционной организации Логинова В. Ф. ему было известно о подготовке на Украине ряда террористических актов, в том числе и над Постышевым.

Осужденные Мусульбас И. А. и Сараджев А. Х. подтвердили о том, что участники троцкистской организации на Украине готовили убийство Постышева.

Бывший секретарь ЦК Компартии Украины Попов Н. Н. показал, что он, Балицкий и Якир пытались использовать Постышева в своих антисоветских целях, но это им сделать не удалось.

Якир И. Э. никаких показаний в отношении Постышева не дал.

Косиор С. В. в начале следствия назвал Постышева в числе участников военного заговора на Украине, затем от этих показаний отказался, а впоследствии снова их подтвердил.

В деле Косиора имеется заявление Антипова Н. К., в котором он утверждает, что между Косиором и Постышевым были весьма ненормальные личные отношения и что Постышев не входил в общий центр контрреволюционных организаций на Украине.

При таком положении показания Косиора о Постышеве вызывают серьезные сомнения в их правдоподобности.

В числе участников контрреволюционной организации в «показаниях» Постышева указаны Косарев А. В., Демченко Н. Н., Сухомлин К. В. и Лаврентьев Л. И.

Как установлено в настоящее время, дела по обвинению Косарева А. В. и Демченко Н. Н. были сфальсифицированы и оба они в настоящее время реабилитированы.

Сухомлин К. В. при рассмотрении его дела в суде виновным себя не признал, от данных на предварительном следствии показаний отказался и заявил, что он оговорил 61 человека, о виновности которых ему ничего неизвестно.

Лаврентьев Л. И. никаких показаний на Постышева не дал.

Не нашло своего подтверждения и обвинение Постышева в шпионаже, которое основано только на его личных показаниях.

На предварительном следствии Постышев показал, что шпионскую связь с японской разведкой он осуществлял через работников восточного отдела Наркоминдел СССР Мельникова Б. Н., Козловского Б. И.

Как установлено проверкой, Мельников Б. Н., признавая себя виновным в связях с японской разведкой, никаких показаний о Постышеве не дал, а Козловский Б. И. вообще не арестовывался.

Таким образом, «показания» Постышева о его контрреволюционной деятельности на Украине и связях с японской разведкой не нашли своего подтверждения и, как установлено в настоящее время, они были сфальсифицированы органами НКВД.

По этому вопросу бывший следователь Церпенто К. И. (осужден за фальсификацию дел), в своем рапорте на имя Наркомвнудел СССР, еще до осуждения Постышева писал:

«Заявление Постышева и тот протокол допроса, который теперь очевидно в ЦК, были написаны по распоряжению Лулова мною и Визелем, без участия Постышева и без его признания вины. Постышев в первый раз узнал содержание «своих показаний» в то время, когда они ему были даны на подпись. Правда, отчасти эти показания Постышеву намекались Бубновым, подсаженным для этой цели в камеру к Постышеву. Бубнову было поручено «подготовить» Постышева к подписанию его «собственных» показаний. Все эти факты легко проверить. Надо вызвать Постышева и Бубнова и поговорить с ними. Нужно при этом учесть только то, что Постышев предупрежден Луловым о возможности вызова его к наркому, где его будут «экзаменовать» в том, достаточно ли крепко он стоит на тех позициях, которых «требует от него партия»».

Прокуратура СССР считает возможным внести протест на приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР по делу Постышева Павла Петровича на предмет прекращения его дела и посмертной реабилитации.

Прошу Вашего согласия.

Р. Руденко

Источник: Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 218−220.

Фото анонса и лида: lhistory.ru

распечатать Обсудить статью