О деятельности сионистов в Пензенской губернии до 1914 г. никаких сведений не имеется, и можно определенно сказать, что таковую организацию принесло в Пензу движение беженцев из прифронтовых западных губерний в 1915 г. О их деятельности в это время сведений собрать не удалось, так как организация существовала подпольно. Открыто сионисты стали выступать с первых дней Февральской революции в 1917 г., выставляя группу своих кандидатов в гласные Пензенской городской думы в числе девяти человек.

Из видных деятелей организации в это время был доктор Цимкин, которого организация командировала в Москву на Всероссийский съезд сионистов, где он выступал с докладом о положении организации в Пензенской губернии.

В это время члены организации принимали деятельное участие в существующей еще с довоенного времени так называемой еврейской общине, имевшей первоначально своей целью благотворительную деятельность среди еврейской части населения. Они получают большинство мест в правлении общины и постепенно вытесняют оттуда другие партии («Бунд», «Поалей-Цион», «Фолкспартей»), за исключением «Ахдос Исроэль», которая, как близкая сионистам, остается и работает (довольно мертво по сие время).

Община обладает довольно крупным капиталом, который увеличивается через слияние общины с еврейским комитетом помощи жертвам войны (беженцам).

По случаю закрытия общины в 1918 г. сионисты принимают в свое ведение весь богатый инвентарь таковой и, как стоящие во главе правления, весь её денежный капитал, об оборотах которого никому не дают отчета.

Закрытие общины лишает их возможности работать открыто, а поэтому сионисты вместе с организацией «Единение» («Ахдос») образуют так называемую «благотворительную комиссию», ничем не отличающуюся от закрытой общины по своим целям, но не имеющую таких прав, какие имела община. Кроме того, сионисты поселяют в бывшем помещении общины «Союз евреев увечных воинов», где занимают руководящую политическую роль. С закрытием «Союза евреев увечных воинов» в руках сионистов остается только благотворительная комиссия, под ширмой которой они продолжают работать.

Работа их главным образом сводится к «просветительной» деятельности, но на шовинистической подкладке, не забывая пропаганды ортодоксальных идей. Эта просветительная деятельность сионистов выразилась в устройстве в 1919 году курсов древне-еврейского языка и спортивного кружка «Маккаби» и в марте месяце 1920 года открытии клуба любителей древне-еврейского языка (древне-еврейской истории и литературы).

Курсы древне-еврейского языка организовались в последних числах ноября 1919 года при деятельном участии местного раввина Форрера и буржуазных слоев еврейского населения в знак протеста против изъятия из школ библии и древне-еврейского языка согласно декрету Наркомпроса. Занятия на курсах разбили на две группы: для взрослых и детей, где за плату, состоящую из добровольного сбора среди учеников, местное еврейское учительство (в большинстве своем сионисты) преподают библию в ортодоксальной обложке и древне-еврейский язык. Среди учеников большинство дети до 12 лет. Между прочим, следует отметить, что занятия на курсах ведутся целый день в три смены, в то время как все остальные школы в городе закрыты ввиду тифозной эпидемии. Курсы были устроены в помещении 41-й трудовой школы, преобразованной из еврейского училища общины. А в настоящее время школа находится в здании спортивного кружка «Маккаби».

Деятельность спортивного кружка «Маккаби» выражается в преподавании гимнастики и устройстве лекций и вечеров. Почти все вечера кружок устраивает по еврейским праздникам на национальной подкладке. В программных номерах исполняются после гимнастических упражнений еврейские национальные гимны и другие произведения, пропагандирующие национальные идеи, самостоятельность в Палестине и «исход из рабства». Доходами от вечеров усиливаются средства организации сионистов.

Стесняясь узкими рамками почти подпольной работы и понимая, что для развития своей деятельности и увеличения своего влияния на массы необходима более открытая работа, видные сионисты во главе с местным раввином организовывают клуб любителей древне-еврейского языка, который официально регистрируется в отделе народного образования и пользуется субсидией последнего как «просветительская организация». Для проведения своих целей в жизнь сионисты устраивают при клубе детскую школу, где воспитание детей протекает в национальном, антисоветском духе. Партией «Бунд» было на это обращено внимание инструктора по еврейским школам, который разъяснил городскому отделу народного образования деятельность клуба и поднял вопрос о закрытии клуба, что было решено в положительном смысле, но, благодаря ходатайству сионистов, Губернский Отдел Наробраза отменил постановление городского отдела, чем дал возможность клубу существовать и продолжать свою деятельность.

Пользуясь ширмой этого клуба так же, как и других своих легальных организаций, сионисты устраивают собрания, на каковые, кроме своих членов, зачастую приглашают и учителей, и родителей обучающихся в сионистских организациях детей. Собрания созываются путем широкого распространения и расклейки по городу объявлений на еврейском языке, подписанных видными деятелями сионистов и раввином, причем в повестке дня указываются вопросы о школе, обучении детей древне-еврейскому языку и т. п., а на деле сионисты выступают с горячими речами, призывая массу к протесту против декрета об изъятии из школ древне-еврейского языка библии, к записи на курсы древне-еврейского языка и в члены клуба любителей такового и вообще к объединению под флагом сионизма.

В своих речах ораторы-сионисты проповедуют антирусское и антисоветское направления, часто трактуя о погромах, избиениях евреев и т. п., разъясняя, что отношение Советской власти к евреям ничем не лучше царского, что как раньше, так и теперь евреи находятся в рабстве и что сионисты, как «истинные демократы», будут делать то, что нужно еврейскому народу. С такими речами на собраниях выступают главным образом сионисты Цимкин, Рабинович, Ратнер, Фридлянд, Кауфман и некоторые другие.

Собрания эти иногда происходят в частных квартирах членов организации, но чаще всего в помещениях курсов и клубов еврейского языка или 41-й трудовой школы, что разрешалось учительским советом школы, так как большая часть еврейского учительского персонала находится в организации сионистов или находятся под ее влиянием. Благодаря этому некоторые еврейские школы, даже будучи частью преобразованными в единые трудовые школы и финансируясь отделом народного образования, всецело находятся под влиянием сионистов. Там еще в ноябре прошлого года висели портреты еврейских национальных вождей (Теодора Герцеля), детей обучали еврейским национальным гимнам, во время еврейских праздников в школах устраивались синагоги.

Источник: Кузнецов Д. С. Еврейские политические партии в Пензе в годы Гражданской войны. 1917−1922. Пенза, 2017.


Сборник: Иван Бунин

Автор «Темных аллей» и «Жизни Арсеньева» в 1933 году стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы