• 24 Июня 2018
  • 9097
  • Павел Жуков

«Шараф, ну что, будет хлопок? Если нет, учти, будешь иметь дело со мной»

В последние годы существования Советского Союза произошло резонансное событие. Юрий Андропов, придя к власти, решил разворошить осиное гнездо – Узбекскую ССР. В течение нескольких лет он собирал компромат на местную партийную верхушку, и борьба с коррупцией в республике приобрела массовый характер. Было возбуждено несколько сотен уголовных дел, а десятки тысяч людей оказались за решеткой. Такая высокая цена была заплачена за многолетний обман, получивший название «Хлопковое дело».

Читать

Государство в государстве

При Брежневе Узбекская ССР жила по собственным правилам и законам. Первый секретарь ЦК Компартии Шараф Рашидов, пользуясь дружбой и безграничным доверием Леонида Ильича, гнул свою линию, не спрашивая разрешения у Кремля. По одной из версий, между Брежневым и Рашидовым существовала договоренность — «вы сохраняете полную лояльность к высшей власти Советского Союза, удерживаете республику от волнений — а мы вас не трогаем, позволяем оставаться в феодальном строе».

Ежегодно Рашидов отчитывался, что его народ собирает 3 миллиона тонн хлопка. На деле же, цифры были куда скромнее, но никто не проверял. Ахмаджон Адылов — руководитель крупнейшего объединения колхозов и совхозов в республике — делал все возможное, чтобы его подчиненные били всесоюзные рекорды. Учитывая его безграничную власть и покровительство Рашидова, это было не так уж и сложно. Поэтому в советских газетах постоянно писали о феноменальных достижениях узбеков в сельском хозяйстве.

Шараф Рашидов.jpg
Шараф Рашидов. Изображение: lenta.ru

Но у любой медали есть и обратная сторона. Сами жители республики шептались, что Ахмаджон — тиран, превративший колхозников в безвольных рабов. Историк Рой Медведев писал: «Люди жили в полной нищете. Это были беднейшие кишлаки». Но хлопок стал главным национальным достоянием, поэтому о людях правящая верхушка особо не думала. Ей нужен был результат, а точнее, его видимость. На хлопковых полях работали все: и взрослые и дети.

В 1975 году был установлен рекорд — собрали 4 миллиона тонн хлопка. Добиться таких результатов республика не могла просто физически. Это понимали все, но продолжали разыгрывать спектакль. А Рашидов так увлекся игрой, что пообещал «дать стране скоро 5 миллионов тонн». Леонид Ильич подхватил: «а может 6 миллионов?». По большому счету, этот диалог являлся смертным приговором для колхозников. О своей участи они узнали в начале февраля 1976 года, когда Рашидов поставил задачу — к 1983 году собрать мифические 6 миллионов тонн «белого золота».

Как перевыполнить план?

Ответ на этот вопрос у правящей верхушки был давно. И поэтому по всем отчетам республика шла в передовиках. На деле же, тонны хлопка просто приписывались на бумаге. А замешанными в обмане были буквально все: от простых колхозников до секретарей обкомов. Но когда планка была поднята, Адылову пришлось отреагировать жесткими мерами. Теперь на поля выходили не только школьники, но и старики, и даже беременные женщины. Естественно, термин «женское здоровье» в Узбекской ССР приобрел статус призрака. А «белое золото» стало настоящим проклятьем местных жителей.

Поскольку эти меры, конечно, не принесли результата, начался обман. В мешки с хлопком стали складывать камни, чтобы увеличить вес. Бригадиры делали приписки и отправляли бумаги выше. Там уже фальсификацией занимались председатели колхозов, затем — руководители областей. В республику шли деньги за «воздух». До простых людей они, конечно, не доходили, оседая в карманах многочисленных чиновников.

Шараф Рашидов и Ахмаджон Адылов (справа).jpg
Шараф Рашидов и Ахмаджон Адылов. Изображение: mtdata.ru

Но им все же приходилось делиться. Например, директора заводов брали по 10 тысяч рублей за принятие одного пустого вагона, хотя по документам он проходил как забитый до отказа «белым золотом». Коррупционная сеть опутала огромное количество людей, занимавших различные должности.

Расследование

Отлаженная система рухнула в одночасье. Это произошло сразу после смерти всемогущего покровителя Рашидова — Леонида Ильича Брежнева. Власть оказалась в руках у Юрия Владимировича Андропова, который давно уже хотел разворошить это гнездо. И теперь у него появилась возможность осуществить задуманное.

Советский партийный и государственный деятель Ядгар Садыковна Насриддинова вспоминала: «Каждый год Узбекистан отчитывался перед государством тремя миллионами тонн хлопка. А на деле — не поставлял и половины. Ну, в общем, приписка, обман, очковтирательство. В 83-м Андропов звонит Рашидову: «Шараф, 3 миллиона тонн будет?» — «Будет, Юрий Владимирович». И вот уже октябрь, а сдали только 20% от намеченного. Тогда Рашидов собирает глав районов на актив: «Почему не сдаете?» Молчат. Знают же, что хлопка нет. За три последующих дня на машине он объехал пол-Узбекистана — нет хлопка в республике. А вернулся в Ташкент, опять звонок Андропова: «Шараф, ну что, будет хлопок? Смотри, принимай меры. Если нет, учти, будешь иметь дело со мной». В тот же день Рашидов поехал домой и застрелился».

Юрий Владимирович Андропов.jpg
Юрий Владимирович Андропов. Изображение: Wikimedia Commons

Этот телефонный разговор имел место быть, но вот, что именно случилось с Рашидовым — точно неизвестно. По официальной версии, он скоропостижно скончался от сердечного приступа. А республику тем временем охватила паника из-за начавшегося расследования. Московским следователям (в команду входили лучшие стражи закона со всего СССР) удалось установить, что в период с 1979 по 1985 год было приписано порядка 5 миллионов тонн «белого золота», а разворовано почти 1,5 миллиарда рублей. Конечно, местные царьки, в том числе и Адылов, пытались подкупить столичных гостей. Но из этого ничего не вышло, ведь расследование находилось под контролем самого Андропова.

В общей сложности было допрошено более 50 тысяч человек, десятки тысяч оказались за решеткой. Среди которых были и высокопоставленные чиновники. Конечно, далеко не все являлись виновными, но следователи «старались». Особенно выделялся Тельман Хоренович Гдлян. У него даже была любимая фраза, характеризующая те события: «любого можно сажать». А к высшей мере наказания были приговорены бывший министр хлопкоочистительной промышленности Узбекистана Усманов и начальник ОБХСС Бухарской области Музафаров.

Следователи по особо важным делам Генпрокуратуры СССР Гдлян и Иванов.jpg
Следователи по особо важным делам Генпрокуратуры СССР Гдлян и Иванов. Изображение: all-crime.ru

Но неожиданно в СМИ (например, в «Правде» и «Известиях») стали появляться материалы, в которых журналисты рассказывали о многочисленных нарушениях группы, возглавляемой Гдляном. Были созданы две комиссии для разбирательства. И в апреле 1989 года Пленум Верховного Суда СССР вынес частное постановление «о нарушениях законности, допущенных в ходе расследования бригадой следователей Прокуратуры СССР во главе с Т. Х. Гдляном». И в мае против Гдляна и Иванова Прокуратура возбудила уголовное дело. Их обвиняли в нарушении законности расследования. И в 1990 году Тельман Хоренович был исключен КПСС, а затем уволен из прокуратуры.

Уже в конце декабря 1991 года Президент Узбекистана Каримов помиловал всех осужденных по «Хлопковому делу». И современные историки независимого государства отмечают: «во всех бедах, свалившихся на население республики в связи с действиями присланных Москвой «борцов» с коррупцией, повинны союзный центр и руководители компартии Узбекистана».

Источники:
Золото для партии. Хлопковое дело
…И одна ночь
Гдлян Тельман Хоренович

Изображение анонса: russian7.ru
Изображение лида: dletopic.ru

распечатать Обсудить статью