• 22 Марта 2018
  • 5403
  • Елена Бухтеева

Вооружен и очень опасен (18+)

Арестант читает классику в просторной камере, которая ничем не отличается от отельного номера. Посещает лекции и дышит свежим воздухом в саду при тюрьме. Этот утопичный проект разработал Бенджамин Раш — соратник Франклина. Параллельно он вел разработки в области психиатрии, которые нельзя назвать гуманистическими. Раш «успокаивал» пациентов с помощью мешка со льдом и гиратора — доски, на которой больного вращали с дикой скоростью. Эти методы нашли широкое применение, а вот быт тюрем оставался неизменным несколько столетий. Арестантов держали в крохотных каморках, лишали еды и сна.

Чем занималась «ангел британских тюрем» Элизабет Фрай, за что сидел маркиз де Сад и почему джентльмены водили дам за решетку — в материале diletant.media.

Читать

«Железная маска»: таинственный узник Бастилии

В средневековой Европе за серьезные преступления грозила не тюрьма, а виселица. Жителя Лондона, укравшего у соседа мешок с зерном, могли приговорить к смертной казни. Та же участь ожидала англичанина, если он был замечен в компании цыган. В стране были предусмотрены 140 составов преступлений, которые вели на виселицу. В 1400-х в городе ежедневно казнили до двухсот человек. 100 тысяч несчастных оказались на костре по обвинению в колдовстве; эту статистику приводит в своих работах Вольтер, освещая период до XV века.

Фото1.jpg
Тюрьма в Бухаре

Арестант ожидал приговора в монастыре или крепости. Жители Лондона предпочитали обходить стороной Тауэр, где томились государственные преступники. В этой мрачной крепости был убит последний король Англии из династии Ланкастеров Генрих VI, здесь закончился жизненный путь Анны Болейн. О Тауэре слагали легенды: дескать, в крепости бродят призраки погибших монарших особ. Высокопоставленные узники, как правило, спасались только в одном случае — если король умирал до вынесения смертного приговора. Иногда арестантам удавалось скрасить унылый быт в стенах крепости. Так, «льгот» добился придворный Уолтер Рэли, обвиненный в заговоре. Он провел в башне 13 лет. За это время Уолтер перевез в Тауэр жену, у пары родился ребенок. Мужчине разрешили организовать лабораторию для научных опытов, он работал над многотомной «Историей мира» и выращивал табак. На свободу вышел в 64 года, пообещав королю добыть несметные богатства в ходе экспедиции в Гвиану. Найти золото так и не удалось, Уолтера казнили в центре Лондона на глазах сотен жителей. Только в 1849-м, спустя два столетия после ареста Рэли, по маршруту его экспедиции нашли драгоценный металл.

Фото4.jpg
Бастилия, 1715

Еще одна «легенда» тюремного мира расположена во Франции. Подвалы Бастилии изначально были рассчитаны на 42-х узников. Здесь дважды сидел Вольтер. Первый раз мыслитель угодил за решетку из-за сатирических стихов в адрес герцога Орлеанского Филиппа II и его предполагаемой любовницы. В памфлете герцогиня де Берри изображалась, мягко говоря, ветреной женщиной. Второй раз Вольтер попал в тюрьму из-за ссоры с шевалье де Роганом. Еще одним известным узником Бастилии стал маркиз де Сад, арестованный по обвинению в содомии. В Бастилии он написал скандальную книгу «120 дней Содома, или школа разврата».

Фото3.jpg
Заброшенная тюрьма в Таллине

Главный персонаж в истории французской крепости — «Железная маска». Этот таинственный узник появился в Бастилии в 1698 году. Он никогда не снимал бархатную маску. Его фигура обросла фантастическими слухами. Парижане предполагали, что за маской скрывается сын Людовика XIV и его фаворитки Луизы де Лавальер. Другие утверждали, что король посадил в тюрьму своего отца. Третья версия гласила, что в Бастилию упрятали итальянца Маттиоли. Этот предприимчивый мужчина якобы обещал оказать Людовику некую услугу; деньги взял, но обещание так и не выполнил. Таинственный узник скончался в ноябре 1703 года, так и не показав свое лицо другим арестантам.

В Бастилии сидели государственные преступники, а вот наказание по уголовным делам отбывали в парижской тюрьме Шатле. Здесь арестанты были вынуждены платить за свое содержание. Плата зависела от положения. Граф платил 10 ливров, а шевалье — 20 су. С остальных арестантов надсмотрщики требовали 8 денье. Кровать разрешали принести с собой, в этом случае ценник был ниже. Поощрялась дополнительное вознаграждение охраннику. Если у арестанта не было ничего за душой, жизнь в заточении превращалась для него в сущий ужас.

Фото2.jpg

Тюрьмы в Европе начали активно строить с притоком в города обедневших крестьян. Из-за нехватки койко-мест преступников отправляли на тюремные корабли. Арестант с корабля «Retribution» (в переводе возмездие) вспоминал: «В плавучем узилище находилось около 600 человек, все с кандалами на руках и ногах, и читатель может вообразить себе тот ужасный эффект, что производили постоянный перезвон цепей, грязь и паразиты, вполне естественные при таком скоплении несчастных узников». Многие стали жертвами голода и болезней. Из документов следует, что с 1776 по 1795 год в Англии погибла треть заключенных на тюремных кораблях. В Испании преступников использовали в качестве бесплатной рабочей силы на галерах.

«Полунагие и вечно голодные люди, не занятые никаким трудом, истерзанные пытками»

В середине XVIII века пребывание в европейской тюрьме рано или поздно заканчивалось смертью, даже если в приговоре было обозначено иное. Насилие, голод, отсутствие солнечного света и сырость — у арестанта не было шансов противостоять болезням. В Англии ситуация изменилась благодаря реформам Элизабет Фрай — «ангела тюрем». В 1800-м году девушка вышла замуж за обеспеченного банкира и занялась благотворительностью. Посещение английских тюрем привело Элизабет в ужас. Женщины и мужчины находились в общей камере, представительницы прекрасного пола были беззащитны перед насилием. Фрай неоднократно выступала перед парламентариями. Ее пламенные речи не оставили чиновников равнодушными, для мужчин и женщин ввели раздельное содержание.

Элизабет вдохновил на общественную деятельность английский врач, юрист Джон Говард (1726−1790). Молодой человек устроил себе «экскурсию» по застенкам Бастилии, не предупредив об этом руководство тюрьмы. Итогом визита стали памфлеты об издевательствах над арестантами. За эти стихотворения французское правительство заочно приговорило Говарда к смертной казни. Правозащитник побывал в крупных европейских тюрьмах, и почти везде видел одно: переполненные душные камеры, грязь и крысы, совместное пребывание мужчин и женщин, воров и убийц. Ему вторил русский юрист Сергей Познышев: «Это обычно было ветхое, низкое, темное, часто подземное помещение, сырое и грязное, в котором теснились полунагие и вечно голодные люди, не разделенные ни по полу, ни по возрасту, не занятые никаким трудом, часто закованные в кандалы и истерзанные пытками». Кстати, в Лондоне посещение тюрем было излюбленным развлечением аристократии. Джентльмены приходили вместе с дамами в условленные дни и наблюдали за тем, как наказывают девушек легкого поведения.

Больше всего Говарда поразила тюрьме в Вене. «Заключенный в одной из темных келий показался мне больным тюремной лихорадкой. В тяжелых железных кандалах он был прикован к стене. Его лицо имело болезненный и несчастный вид, слезы текли по его щекам. Он даже не был в состоянии говорить со мною. Я осмотрел его грудь и ноги, нет ли на них кровавых пятен, исследовал его пульс и убедился, что он болен не лихорадкой. Сосед его по заключению сообщил мне, что этот несчастный пытался звать к себе на помощь, но его никто не услышал», — рассказывал юрист. Итогом деятельности Говарда стала тюремная реформа. Кстати, британец дважды побывал в России. Сначала в Петербурге, затем на юге страны. В Херсоне он лечил больных чумой. Джон заразился от пациентов и скончался 20 января 1790 года.

Фото5.jpg

В «фаворитах» у английского юриста была тюрьма в Генте. Арестантам здесь запрещалось разговаривать друг с другом; Говард был убежден, что это благотворным образом влияет на процесс перевоспитания. Практику молчания использовали и в других тюрьмах, но терапевтический эффект наступал далеко не всегда. Заключенные сходили с ума, оставшись наедине с собой. Пережившие «молчание» рассказывали, что теряли контроль над собой и начинали беседовать с неодушевленными предметами в камере. Одиночное заключение широко применялось в Бельгии. Преступник всегда был один — в камере и на прогулке. В церкви надевал маску, чтобы не видеть остальных. Одиночество было сильнейшим психологическим инструментом. В Ирландии пошли по другому пути: тюремная система была направлена на социализацию заключенного. С начала XIX века арестанты посещали лекции, работали в мастерских и посещали библиотеки с богатыми коллекциями книг.

Фото6.jpg
Джон Говард

Вплоть до начала XX века во многих европейских странах распространенной была практика, когда в надсмотрщики брали почти всех желающих, вне зависимости от подготовки и психологического состояния. Подчиненные жаловались на издевательства. Лучше всего о взаимодействии охранников и заключенных рассказывает скандальный Стэнфордский эксперимент. Добровольцев разделили на две группы; каждый третий «охранник» проявил садистские наклонности. Особенно испытуемые зверствовали ночью, полагая, что их не видят камеры. Эксперимент пришлось прервать на шестой день, хотя он должен был продолжаться 2 недели. «Охранники» были разочарованы этим решением. В научном мире Стэнфордский проект восприняли неоднозначно. Многие назвали его неэтичным, хотя он вполне отражает тюремные реалии.

распечатать Обсудить статью