• 1 Января 2018
  • 8573
  • Екатерина Астафьева

Креативный продюсер Октябрьской революции

Александр Парвус не вошел в историю как вождь революции, но вполне мог бы. Доктор философии и журналист, он был признанным учителем Троцкого и дружил с Лениным, общался с Верой Засулич и Розой Люксембург. Он писал блестящие революционные статьи и к концу жизни стал очень богатым человеком. Как Парвус пытался уговорить Германию поддержать российскую революцию и почему его имя не вошло в список вождей мирового пролетариата – на diletant.media.

Читать

Доктор философии

Будущий марксист и социал-революционер Александр Парвус родился в 1867 году под Минском в еврейской семье. Звали его тогда Израилем Лазаревичем Гельфандом. Гимназию он окончил в Одессе, а затем уехал в Цюрих, где познакомился с самыми настоящими сливками революционного общества — Георгием Плехановым и Верой Засулич. В Базеле он получил степень доктора философии, а оттуда отправился в Германию. На родине Маркса Гельфанд вступил в социал-демократическую партию. Правда, из страны его вскоре выслали как «нежелательное лицо».

Скандальный журналист

Гельфанд решил посвятить себя журналистике и взял псевдоним, под которым он и стал известен — Александр Парвус. Он не только публиковался в газете II Интернационала, но и издавал собственное обозрение. В 1897 он стал редактором «Саксонской рабочей газеты», которая своей резкостью повергла в шок не только правых социал-демократов, но и левых. Из Саксонии Парвуса тоже выслали. На его место заступила Роза Люксембург.

Фото 3.jpg
Парвус, Троцкий и Дейч

В Мюнхене вокруг ссыльного Парвуса собрался настоящий кружок революционеров. В те времена он дружил с Потресовым, Мартовым и Лениным. Вместе с ними он стал публиковаться в «Искре», в которой с радостью принимали его статьи. Парвус был знаком и с Троцким. Тот восхищался фигурой марксиста и отмечал, что он непременно мечтал разбогатеть, чтобы организовать независимое издательство для революционных газет. В начале русско-японской войны в одной из своих статей из серии «Война и революция» заявил, что Россия неизбежно проиграет в войне, а впереди ее ждут великие потрясения. Слова его были пророческими.

Теоретик революции

Вместе с Троцким Парвус увлекался теорией «перманентной революции». Он считал, что в целом ряде последовательных революций власть постепенно будет переходить от абсолютизма к пролетариату. При этом, начавшись в одной стране, революция должна будет вызвать цепную реакцию и принять международные масштабы. Среди стран, которые могли бы «раздуть мировой пожар», называли и Россию. Именно Парвус, а вовсе не Троцкий заявил, что пролетариат должен будет создать свое собственное правительство: «Без царя, а правительство рабочее».

В 1905 Парвус по подложным документам приехал в Россию. С восторгом он начал призывать российских рабочих захватить власть. Вместе с Троцким он арендовал «Русскую газету», тираж которой уже месяц спустя достиг 500 тысяч экземпляров. Но вскоре правительство разгромило редакцию. Однако Парвус не унывал, писал книги и прокламации и жил на широкую ногу. Узнав о выходе новой сатирической пьесы, он купил сразу 50 билетов на ближайшее выступление. Когда Парвуса схватили и обыскали, жандармы долго не могли понять, зачем ему столько.

Финансовый консультант

Парвус написал знаменитый «Финансовый манифест», который окончательно вывел из себя правительство. Вскоре его сослали, но по пути в ссылку он сбежал и отправился в Германию. К этому моменту журналист был по-настоящему знаменит. В Германии дела на лад не пошли. Он долго время был литературным агентом Горького и даже устроил постановку «На дне» в Берлине. По договору, вырученные деньги делились на три части, одна из которых уходила самом Парвусу, другая — Горькому, а третья должна была отправиться в кассу РСДРП. Писатель пожаловался, что никакого гонорара он не получил. В 1908 году Парвуса осудил третейский суд, и его исключили из партии.

Фото 4.jpg
Александр Парвус и Роза Люксембург

Из Германии он бежал в Вену, а оттуда — в Константинополь, поближе в Младотурецкой революции. В Турции Парвусу наконец удалось рабогатеть. Он стал финансовым советником младотурков и продолжал писать вполне боевые статьи. Советский коммунист Радек писал: «Этот страстный тип эпохи Ренессанса не мог вместиться в рамках спокойной германской социал-демократии, в которой после падения волны русской революции революционные тенденции пошли на убыль. Ему нужно было или крупное дело, или… новые ощущения».

Двойной агент

Во время Первой мировой войны Парвус старался убедить немецкое правительство поддержать российских революционеров. Правда, Германии его план, изложенный в «Меморандуме д-ра Гельфанда», не понравился, и вместо запрошенных 5 миллионов он получил лишь миллион рублей. Немцы вообще относились к журналисту с подозрением: одни считали его российским агентом, а другие — турецким. В феврале 1915 года на страницах газеты «Наше слово», издаваемой в Париже, вышла статья Троцкого, посвященная Парвусу. В «Некрологе живому другу» он писал: «Парвуса больше нет. Теперь политический Фальстаф бродит по Балканам и порочит своего же покойного двойника». Ленин и Люксембург отказывались сотрудничать с ним, называя предателем. Сам же Парвус считал, что в Германии революция невозможна, а вот в России, в результате поражения в войне — вполне.

Бывший революционер

Перебравшись в Коппенгаген, Парвус организовал Институт по изучению причин и последствий мировой войны. Толку, впрочем, от него не было никакого — институт в самом деле занимался лишь исследовательской деятельностью. После Февральской революции Ленин насовсем отказался общаться с Парвусом и даже попросил запротоколировать отказ.

Фото 5.jpg
Ленин в Стокгольме

Отправиться в Россию журналист уже не мог, поскольку являлся немецким подданным, но много времени проводил в Стокгольме и старался принять деятельное участие в Революции. К тому времени в нем разочаровались уже обе стороны.

Мидас наоборот

После Октябрьской революции Парвус надеялся, что Ленин пригласит его заведовать российскими финансами, но приглашения так и не получил. Даже вернуться на территорию России ему запретили, решив, что он себя слишком скомпрометировал. В 1918 году он написал книгу «В борьбе за правду». В ней он постарался ответить на обвинения в многочисленных политических провокациях и в том, что он пытался устроить революцию «грязными руками». До самой смерти он продолжал тратить огромные деньги на издание политических газет, в которые сам уже ничего не писал. По словам Радека, он совершенно опустился и говорил о себе: «Я Мидас наоборот: золото, к которому я прикасаюсь, делается навозом». Умер Парвус в Берлине в 1924 году.

распечатать Обсудить статью