• 3 Декабря 2017
  • 15426
  • Павел Жуков

Смертельные игры русских офицеров

В XIX веке среди заключенных Российской империи пользовалась популярностью экстремальная игра. Каторжники брали револьвер с одним патроном и, приставляя дуло к виску, нажимали на спусковой крючок. При этом охранники всячески способствовали распространению игры. Вместо запрета они делали ставки на узников. А одним из первых писателей в дореволюционной России, который поведал о русской рулетке, стал Александр Грин. В его рассказе «Зурбаганский стрелок» описана эта смертельно опасная игра.

Читать

Русская рулетка

Вообще, эта игру нельзя назвать именно российской. В нее играли во многих странах. Но самыми рьяными любителями пощекотать себе нервы были все-таки русские офицеры во время Первой мировой и Гражданской войн. Поэтому у смертельно опасной забавы такое название.

Играли в нее, по сути, лишь офицеры, поскольку именно у них было подходящее оружие — револьверы. В барабане оставляли один патрон, после чего шесть человек поочередно подносили дуло к виску и нажимали на спусковой крючок. И так до тех пор, пока кто-нибудь застрелит себя. Правда, иногда играли не до смертельного исхода, а на определенное количество попыток. Но это являлось редкостью. Еще реже мужчины подносили дуло к руке или же вообще палили в воздух.

Бытовала версия о том, что среди русских офицеров были и профессиональные игроки, знавшие некоторые трюки. Например, они использовали «особые» револьверы, у которых, когда курок не взведен, барабан вращается свободно. А значит, пуля под собственной тяжестью опускалась вниз. Соответственно, камера барабана, соосная со стволом, практически всегда оказывалась пустой. А чаще всего в качестве примера такого «особого» револьвера приводили наган. Но все это неправда. Дело в том, что даже у нагана барабан при невзведенном курке оказывался в боевом положении благодаря специальной пружине фиксатора. И вес патрона никак не мог повлиять на его местоположение.

1.jpg

Впервые термин «русская рулетка» появился в 1937 году. До этого развлечение называли «гусарская рулетка» или сопрано. Джордж Сурдез рассказывает об этой игре в американском журнале «Collier's Weekly»: «Фельдхеим… Ты когда-нибудь слышал о «русской рулетке»? Когда я сказал, что не слышал, то он поведал мне всё о ней. Когда он служил в русской армии в Румынии, примерно в 1917 году, когда вокруг всё разваливалось, русские офицеры считали, что теряют не только престиж, деньги, семью, страну, но и честь перед лицом Союзников. Некоторые из них, сидя где угодно — за столом, в кафе, у друзей, — неожиданно доставали револьвер, вынимали один патрон из барабана, крутили его, приставляли дуло к своей голове и нажимали спусковой крючок. Вероятность того, что выстрел будет, и мозги офицера разлетятся повсюду, составляла пять шансов из шести. Иногда так и случалось, иногда нет».

Описанный вариант, конечно, наиболее экстремальный из всех возможных. К нему, видимо, прибегали в исключительных случаях.

Кстати, вариацию этой смертельной игры описал и Михаил Лермонтов в романе «Герой нашего времени» в главе «Фаталист». Там спорщики использовали однозарядный пистолет с кремниевым замком. При этом они не знали, является ли оружие в боевой готовности или нет.

После поражения белых в Гражданской войне русская рулетка стала постепенно забываться. О ней вспоминали лишь офицеры в эмиграции. Да и то, использовали они муляж. Ностальгия — штука хорошая, а жить-то хочется.

2.jpg

«Кукушка»

Кроме «рулетки» играли русские офицеры и в еще одну опасную игру. Она называлась «кукушка». Душа военных даже в самое тяжелое и безысходное время требовала развлечения. Причем такого, которое бы показывало их наплевательское отношение к смерти. И тут «кукушка» была на первом месте.

Ночью группа офицеров с револьверами и патронами отправлялась в какое-нибудь просторное помещение. Там, в кромешной темноте, люди становились на определенные точки и готовили оружие. А «кукушка» оставалась посередине помещения.

Дмитрий Николаевич Логофет.jpeg
Дмитрий Николаевич Логофет

Вот так описывал это развлечение генерал Дмитрий Николаевич Логофет: «…один, по жребию, самую кукушку представлять должен… Рассядутся… И тихо, так тихо все станет, даже дыхания не слышно. А тут-то кукушка и крикнет: «Ку-ку»… Остальные на голос в кукушку и стреляют… Как хватят чуть не залпом… Тра-та-та, и защелкают пули по стенам… И опять снова тихо так, что сам слышишь, как сердце в груди колотится… А там опять: «Ку-ку». А в ответ: тра-та-та… Прямо-таки в азарт многие входили. Стреляешь, стреляешь… Прислушивается, и снова: «Ку-ку». Забываешь, что это свой же брат кукует, а только и думаешь: «Погоди, проклятая, вот уже следующий раз я тебя как следует срежу». Бывает, что по очереди кукуют, да с места на место перебегают… И как пойдут палить, так со стороны слушать — целое сражение… Весело так сделается».

Конечно, в большинстве случаев игра заканчивалась гибелью или «кукушки», или кого-то из стреляющих. Ведь от шальной пули никто не был застрахован. Любопытно, что Логофет видел в игре много плюсов: «…кажется — дикая игра, но она владеть собою приучала… Посмотришь, иной молодец во всем принимал участие: и в историях разных, и в кукушку играл, и на тигра ходил… И вырабатывался таким, что нервы как веревки. Первый человек потом на войне оказывался. Смейтесь себе, а я все же скажу, что и эта бесшабашная удаль послужила на пользу, воспитывая тот дух, которым отличались всегда туркестанские войска… Вот вы осуждаете кукушку… А ведь на ней самой воспиталось целое поколение туркестанских офицеров в сознании, что жизнь — копейка, и потому эти сорванцы потом и выказывали, когда нужно было, чудеса храбрости… Всему свое время…».

распечатать Обсудить статью