• 2 Сентября 2017
  • 12078
  • Надежда Чекасина

До Бирона: фаворит Анны Иоанновны

До 1700 года о судьбе Петра Михайловича Бестужева-Рюмина мало что известно, кроме того, что он был выходцем из старинного дворянского рода, восходящего к началу XV века. Он получил чин стольника и в 1701 году был воеводой в Симбирске. Петр I знал Бестужева как деятельного и ловкого человека, и в 1705 году отправил его в Вену на смену русского министра при венском дворе Петра Голицына. Однако спустя пару месяцев царь послал его в Берлин, но и эта командировка оказалась непродолжительной. Его отозвали обратно в Россию, где он служил генерал-кригсцалмейстером.

В 1712 году Петр, убедившись в дипломатических и хозяйственных способностях Бестужева, послал его гофмейстером к своей вдовствующей племяннице, герцогине курляндской Анне Иоанновне. Петр лично сосватал ее за герцога Фридриха-Вильгельма, чтобы взять под контроль земли, находившиеся в вассальной зависимости от Речи Посполитой. Племянница была не очень рада договорному браку, но ослушаться не могла. Однако юный герцог скончался от горячки всего через два месяца после венчания. Анна Иоанновна вернулась обратно в Петербург, и только в 1712 году Петр принял решение о ее дальнейшей судьбе. Племянницу отправляли обратно в Курляндию, а вместе с ней и Бестужева. Положение молодой вдовы оказалось весьма затруднительным: власть над землями перешла к дяде Фридриха, который пытался при помощи курляндского дворянства лишить Анну ежегодного дохода в 40 000 рублей, прописанного в брачном договоре. Бестужев должен был собрать положенные деньги и хлебные доходы. Петр дал ему в помощь русских драгун и двух комиссаров из курляндцев. Видя, что эти меры не действуют, в 1713 году царь повелел приостановить сбор доходов. А Бестужева отправили в Ригу, чтобы он присматривал там за политическими делами, а также пытался разыскать родственников императрицы Екатерины.

Анна.jpg
Гравюра Ж.-М. Бенигерота, 1710-е годы. Единственный известный портрет Анны Иоанновны, как герцогини Курляндской, до ее восшествия на российский престол

Но вопрос о курляндском наследстве все еще стоял остро. Бездетный дядюшка Фердинанда не желал признавать наследницей молодую вдову, тогда для усиления русского влияния Анну отправили на житье в Курляндию. В 1716 году в Митаву вернулся и Бестужев, снабженный инструкцией, как устроить двор и обеспечить доходы анны Иоанновны. Чтобы упрочить положение, Петр на следующий год договорился с польским королем выдать племянницу за герцога саксен-вейзенфельдского Иоганна. Заняться всеми подготовительными хлопотами по избранию жениха в герцоги курляндские поручили опять Бестужеву. Но непомерные требования польского короля к Иоганну немедленно свели на нет труды Бестужева. Свадьба расстроилась. Но уже в 1718 году возникла новая идея для брака — женихом выбрали маркграфа бранденбург-шведского Фридриха-Вильгельма, племянника прусского короля. В игру снова вступил Бестужев. Он должен был повлиять на курляндские чины, чтобы они склонили короля Августа к выбранной кандидатуре. Но из этой затеи опять ничего не вышло, как впрочем и из попытки выдать Анну за другого маркграфа — Карла. Это и неудивительно, поскольку Польша и Пруссия не хотели договариваться, они жаждали вывести Курляндию из-под русского влияния. Анна прибыла в Митаву в 1719 году, но вскоре была вынуждена отправиться в Ригу, пока не разрешится вопрос о ее правах и претензиях. Бестужев должен был создать для нее прочное положение в герцогстве, и тем самым навсегда связать Курляндию с Россией. По сути управление герцогством сосредоточилось в его руках.

В попытке утвердить за Анной Иоанновной права, принадлежавшие ее мужу, Бестужев предложил Петру выкупить на ее имя курляндские земли, бывшие в залоге у дворян. Россия заплатила из казны 87370 талеров, для возмещения которых земли отдали в аренду с 1722 года.

Видя растущее влияние Бестужева, Петр поручил ему с 1720 года вести управление только имениями Анны и не вмешиваться во внутренние дела и сборы Курляндского герцогства. Также Бестужев должен был о всех прочих делах доносить рижскому генерал-губернатору Репнину, который теперь осуществлял надзор за этими землями. Однако властное положение Бестужева при митавском дворе было обусловлено не только его дипломатическими талантами, но и личной глубокой симпатией Анны Иоанновны. Положение фаворита очень многих не устраивало, и в первую очередь родственников Анны. Мать, царица Прасковья, с которой у Анны и так были непростые отношения, неоднократно пыталась добиться высылки Бестужева из Митавы. Дядя Василий Салтыков тоже не раз ругал племянницу за отношения с Бестужевым и требовал заменить его кем-то другим. Но на стороне Анны Иоанновны была супруга Петра, императрица Екатерина Алексеевна, которая всегда ее защищала. Она отвечала недругам, что Бестужев отправлен в Курляндию по воле царя и заменить его нельзя.

Бестужев парализовал стремление семьи герцогини воспользоваться ею, чтобы набрать политические очки. В благодарность Анна Иоанновна заботилась о семье Бестужева и хлопотала за его сына и дочь перед императрицей. Она даже пыталась выпросить Бестужеву у Петра чин тайного советника, ссылаясь на то, что он служит без чина, и это вызывает у здешних дворян подозрение. Петр просьбу проигнорировал, но чин Бестужев все же получил от императрицы Екатерины в 1725 году.

Мориц.jpg
Несостоявшийся супруг герцогини Анны граф Мориц Саксонский

В 1726 году он стал участником так называемого «курляндского кризиса». Бестужев продвигал в герцоги Курляндские внебрачного сына польского короля Морица Саксонского, но на это же место претендовал и князь Александр Меншиков. Авантюра Морица с желанием жениться на Анне наделала немало шума. Такой брак нарушил было и без того хрупкий баланс в регионе. Вскоре кризис завершился изгнанием Морица из Курляндии, но и Меншиков не был избран герцогом. После этого Бестужев попал в опалу, и от преследования Меншикова его спасло только заступничество Анны Иоанновны. Его изгнали из Митавы, а в 1728 году арестовали и под стражей отправили в Петербург. Письмо Анны к Петру II обнаружило корыстолюбие графа: «Бестужев-Рюмин расхитил управляемое им имение и ввел ее в долги неуплатные».

После вступления на престол самой Анны Иоанновны Бестужева отправили губернатором в Нижний Новгород, но он выразил недовольство таким назначением. Слухи об этом дошли до императрицы, и едва бывший фаворит прибыл в губернию, его сослали в деревню. Не последнюю роль в такой немилости сыграл новый властный любовник императрицы Эрнст Бирон. Ссылка продолжалась до 1737 года. За верную службу сыновей ему разрешили жить на свободе в Москве или в деревнях, где пожелает. В 1742 году императрица Елизавета Петровна в день своей коронации пожаловала ему и его сыновьям графский титул. Вскоре после этого Бестужев скончался.