• 23 Июня 2017
  • 9031
  • Дмитрий Карасюк

Где сокровища «Черного принца»?

Время от времени появляются сообщения о поднятых со дна моря сокровищах, затонувших вместе с кораблями много веков назад. Более 150 лет горячей точкой на картах кладоискателей всего мира остаются окрестности Балаклавской бухты, где во время Крымской войны затонул английский транспорт «Принс», груженый золотом и серебром.

Читать

К затяжной войне на Крымском полуострове англичане готовились основательно. Хотя высадка десанта состоялась только 14 сентября, еще в июле из Лондона к Черному морю вышел тяжело груженый транспорт «HMS Prince». Его просторные трюмы были набиты теплыми вещами. По сообщению «Illustrated London News» от 16 декабря 1854 года, среди грузов, принятых «Принцем», находились 36 700 пар шерстяных носков, 53 000 шерстяных рубах, 2500 постовых тулупов, 150 000 спальных мешков, 100 000 нательных шерстяных рубашек, 90 000 фланелевых кальсон, 40 000 меховых пальто и 120 000 пар сапог. До Крыма парусно-винтовой транспорт добрался только к ноябрю. Британские солдаты ждали его с нетерпением, и не только потому, что мерзли без фланелевых кальсон и шерстяных носков. «HMS Prince» вёз денежное довольствие для всего английского экспедиционного корпуса.

Транспорт благополучно доплыл до Балаклавы, а вот дальше дела пошли неважно. При попытке встать на рейд были утеряны два кормовых якоря. С трудом зацепились за дно последним оставшимся. Как выяснилось, ненадолго и ненадежно. 14 ноября 1854 года страшный ураган, пронесшийся над Крымским полуостровом, выбросил на скалы и потопил три десятка кораблей, в том числе «Принца». Из его экипажа в 150 человек выбрались на берег всего шестеро матросов. Не спаслись командир Бэйнтон и все офицеры. После гибели транспорта заметно увеличились потери от обморожений в английской армии, так и не получившей теплых вещей.

фото 1 Балаклавская бухта конец 19 века.jpg
Балаклавская бухта, конец 19 века

Сразу после гибели «Принца» последовал шквал публикаций в европейской прессе о его затонувшем грузе. Рубахи и одеяла журналистов не интересовали. Они писали только о «значительном количестве серебряной монеты и 200 000 фунтов стерлингов золотом для уплаты жалованья английским войскам в Крыму». Со временем суммы, в которые оценивался драгоценный груз росли — 200 тысяч, 500 тысяч франков, 1 миллион фунтов стерлингов, 60 миллионов франков, миллионы рублей золотом. Но во всех публикациях утверждалось, что золото и серебро были надежно упакованы в бочки, и находятся на дне в полной сохранности. В 1860-х газетчики переименовали транспорт в «Черного Принца». Мрачный эпитет был добавлен явно для большей романтичности.

Почти сразу после заключения мира начались попытки найти затонувший корабль. Его искали на дне Балаклавской бухты немцы, американцы, итальянцы и норвежцы. Поиски были безуспешны. Тогдашнее примитивное оборудование не позволяло опускаться хоть сколько-нибудь глубоко. В 1875-м во Франции для поисков «Принца» создали солидное акционерное общество, которое закупило наисовременнейшие на тот момент скафандры. Но и они позволяли водолазам находиться на дне всего несколько минут. Тем не менее дно бухты было обследовано, и нашлись останки примерно десяти затонувших судов. Все они были деревянными. Металлического корпуса «Принца» среди них не было.

фото 2 Крушение Черного принца (картина Ивана Айвазовского).jpg
Крушение «Черного принца», картина Ивана Айвазовского

Русские поисковики подключились только в 1896 году, но изобретатель Пластунов тоже остался ни с чем. Удачливей оказались итальянцы. За несколько экспедиций в начале XX века они нашли остатки двух металлических кораблей, но не смогли опознать в них «Принца». Золота тоже не нашли. В конце концов, русское правительство, уставшее от прожектов по поиску сокровищ, запретило водолазные работы на Балаклавском рейде — они мешали маневрам военного флота.

О золоте «Принца» вспомнили большевики уже после Гражданской войны. В 1922 году ныряльщик-любитель случайно обнаружил на небольшой глубине несколько золотых монет. Сокровищем заинтересовалось ГПУ. Нашли и допросили очевидцев разразившегося 70 лет назад урагана. Дряхлые старики бурю вспоминали с трудом, а о каком-то «Принце» и не слыхивали. Тем не менее все они на допросах показали, где затонул английский транспорт, правда, все эти места оказались на значительном удалении друг от друга.

Тем временем морской инженер Владимир Языков заинтересовал поисками золота «Принца» самого главу ГПУ Генриха Ягоду. При органах безопасности была учреждена экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН), во главе которой поставили Языкова. В сентябре 1923-го специально разработанный подводный аппарат стал обшаривать окрестности Балаклавской бухты. Годовые поиски ничего нового не дали. 17 октября 1924 года один из молодых ныряльщиков обнаружил на 17-метровой глубине остатки парового котла. Языков возликовал: по его концепции «Принц» был единственным кораблем на паровой тяге, затонувшим у берегов Крыма. Все силы ЭПРОНа бросили на место обнаружения котла, но ничего ценного не нашли.

фото 3 Генрих Ягода.jpg
Генрих Ягода

К этому времени стоимость поисков превысила 100 тысяч рублей. Ягода нервничал. Через полпредство в Лондоне сделали запрос в английское Адмиралтейство с просьбой уточнить данные о гибели «Принца», но тамошние лорды отказались, сославшись на давность событий. Рискованную для Языкова ситуацию спасли японцы. Корпорация «Синкай Когиоссио лимитед» считалась одним из лидеров подводных работ. Она предложила советскому правительству крайне выгодные условия: все расходы японцы брали на себя, в ходе поисков обучали эпроновцев водолазным секретам, 60% найденных сокровищ обещали отдать СССР, а потом еще и подарить ЭПРОНу часть использовавшегося оборудования. С июня по ноябрь 1927 года японские водолазы перебирали останки найденного парохода. Улов оказался невелик. Среди найденных лошадиных костей, пуль и лопаток для пирожных оказались всего пять золотых монет. Скорее всего они выпали из карманов утонувших офицеров. Чтобы сохранить самурайскую честь, потерпевшие фиаско японцы заявили, что найденный ими пароход был «Принцем», но англичане, восемь месяцев после катастрофы остававшиеся в Балаклаве, наверняка сами подняли золото еще в 1855 году.

Кладоискатели всего мира приуныли, но тут кто-то пытливый залез в британские архивы и выяснил, что версия Языкова изначально строилась на ошибочном предположении. «Принц» был далеко не единственным металлическим транспортом, погибшим у крымского побережья. Всего их там затонуло около десятка, среди них «HMS Jason» — брат-близнец «Принца», построенный на той же верфи. Так как никаких фрагментов с названием корабля ни ЭПРОН, ни японцы не нашли, так и не известно, останки какого именно транспорта они тщательно перебирали.

В 1928 году поиски золота «Черного Принца» свернули. ЭПРОН переключили на более перспективные работы по подъему кораблей, затонувших во время Первой Мировой и Гражданской войн. Кстати, экономический эффект от этих работ намного превзошел предполагаемую стоимость затонувших британских сокровищ. Владимир Языков был расстрелян в 1937 году. Среди прочих стандартных для того времени обвинений в его деле фигурировали связь с разоблаченным врагом народа Ягодой, а также сотрудничество с английской и японской разведками.

фото 4 Погружение ЭПРОНовцев.jpg
Погружение ЭПРОНовцев

В СССР появилась устраивающая всех и идеологически правильная версия: никакого золота на борту «Черного Принца» при его гибели 14 ноября 1854 года не было. Драгоценный груз сняли с транспорта еще в Константинополе, где находилась интендантская служба английского экспедиционного корпуса. Там коррумпированные военные чиновники золото и серебро списали на уже погибших под Севастополем британских солдат. А на самом деле разделили все 200 тысяч фунтов между собой. Единственным подтверждением этой версии был тот факт, что в поисках золота «Принца» у Балаклавы ныряли кто угодно, только не англичане. «Правильная» версия публиковалась на страницах научно-популярных журналов и даже вдалбливалась в головы юных слушателей радиопередачи «Клуб знаменитых капитанов».

Вновь о «Черном Принце» вспомнили только в 2010 году, когда появились сообщения, что группа археологов из Национальной академии наук Украины под руководством Сергея Воронова обнаружила «Черного Принца». Среди поднятых ими с найденного у балаклавских скал металлического корабля вещей оказались предметы из капитанского столового сервиза. На них стояло слово «Prince». Про золото ничего не сообщалось, зато подчеркивалось, что Воронов и его коллеги ищут зарубежных спонсоров для обследования большого участка дна в районе найденного корабля. Новой «золотой лихорадки» эта информация не вызвала, а спустя четыре года ситуация в Крыму и вокруг него сильно изменилась.

Тайну «Черного Принца» по-прежнему хранят волны Черного моря. Впрочем, есть ли в их глубине эта самая тайна, так никто достоверно и не знает.

распечатать Обсудить статью